Впервые в истории Москвичка Елена Радионова стала двукратной чемпионкой мира среди юниоров

Чемпионаты мира среди юниоров, которые начали свою историю с 1976 года, редко являются источниками каких-либо сенсаций или рекордов, ведь они были призваны выявлять сильнейших спортсменов среди молодежи, которая только начинает делать свои первые шаги в мире спорта больших достижений. Но как бы там ни было, некоторые события все же становятся предметом обсуждения, тем более те, которые произошли впервые.

За 38 лет проведения юниорских чемпионатов мира титул двукратных, а то и трехкратных чемпионов в парном катании и в танцах на льду завоевывался неоднократно, чего нельзя сказать об одиночном мужском и женском катании. То ли одиночное катание является таким сложным видом, что два раза подняться на первую ступень пьедестала просто невозможно, то ли спортсмены-одиночники, выиграв титул, сразу же устремляются во взрослый мир, но факт остается фактом. И нам тем более приятно, что в этом году титул двукратной чемпионки мира был завоеван усилиями нашей московской фигуристки Еленой Радионовой. О том, каким был прошедший сезон и как все удалось, 15-летняя фигуристка рассказала журналу «МФ».

— Когда было легче выигрывать чемпионский титул? В первый раз или во второй?

— Безумно приятно вспоминать те соревнования! Наверное, когда первый раз выигрываешь — это легче, чем когда тебе надо защищать свой титул и во второй раз приходится доказывать уже свои претензии на чемпионство. Хотя во второй раз я волновалась не так сильно, как в первый. Тогда я была после короткой программы пятой и понимала, что мне надо в произвольной кататься просто идеально. А во второй раз у меня перед произвольной был небольшой запас по баллам и было спокойнее выступать. Но больше всего я волновалась, когда выступала на показательных выступлениях на Олимпиаде в Сочи! Мне было очень радостно, что меня пригласили туда, но я чувствовала очень большую ответственность. Мне хотелось всем понравиться, хотелось, чтобы меня запомнили. Я нервничала и радовалась одновременно.

— Спортсмены часто говорят, что настраивались на чистый прокат, а не на место или результат в баллах. Скажи, неужели это действительно помогает хорошо прокатать программу и совсем не думать о месте в турнирной таблице?

— Тяжело ответить на этот вопрос. На самом деле, если ты чисто катаешь все, что поставлено в программе, то оценки и место будут хорошими. Но перед прокатом мысли о местах не должны вытеснять все остальное, они, конечно, сидят в голове, но не должны доминировать. Вообще, каждый спортсмен готовится к прокатам по-разному, но для меня важен именно чистый прокат, потому что ты никогда не знаешь, как прокатают другие спортсмены, и влиять на это ты тоже не можешь. Ты можешь только показать свое безошибочное катание, а уже судьи тебя оценят.

— А если все катаются чисто, то за счет чего можно выиграть?

— Выиграть можно за счет всего, у каждого есть свои сильные стороны. Кто-то прыгает легко, кто-то хорошо вращается на большой скорости в красивых позициях, кто-то артистичен, кто-то катается очень реберно, кто-то лучше сделал презентацию программы. Здесь уже в силу вступают оценки по уровням за элементы, коэффициенты за прыжки во второй половине программы и, конечно, компоненты. Когда технически программы похожи и хорошо исполнены, то становится важным, какая у кого вторая оценка.

— Елена, я правильно понимаю, что ты нацелена совершенствовать свое катание больше по судейской оценке, ведь за технику бригада специалистов все элементы у тебя в программах оценивает четвертым уровнем?

— Я думаю, что каждая спортсменка должна стремиться иметь свое лицо, не похожее на других. Даже исполнение одних и тех же элементов у всех разное. Например, у меня бильман по технике совсем не такой, как у Юли Липницкой, но тоже красивый и не такой, как у большинства. (Улыбается.) И мне еще столько предстоит научиться делать, чтобы мое катание было по-настоящему женским, что мне есть куда расти. Что касается технической оценки, то, чтобы быть на уровне, вообще нельзя расслабляться, тем более что судьи постоянно меняют правила, усложняя их, так что постоянно приходится совершенствовать свою технику.

— То есть рано или поздно женское катание тоже пойдет по пути освоения суперэлементов? Ведь Мао Асада уже несколько лет включает в свои программы тройной Аксель.

— Может быть, но не обязательно. Женское одиночное катание и так стало очень сложным, а элементы ультра-си пока больше выбивают из колеи, чем служат хорошую службу. Можно положить силы и время на разучивание этих прыжков, но при этом потерять или начать срывать другие элементы.

— Сколько различных специалистов с тобой занимаются в сезоне?

— Постоянно — мой тренер — Инна Германовна Гончаренко, затем со мной занимается в сезоне Елена Станиславовна Масленникова, которая ставит мне программы, и Илья Авербух, тоже как постановщик. Еще с нашей группой работают хореографы, специалисты по ОФП, скольжением с нами занимается Сергей Вербило. Вообще все занятия у нас проходят в группе, что мне больше нравится, потому что в группе все друг за другом тянутся и просто веселее, но иногда со мной занимаются индивидуально.

— Что вы со своими тренерами приготовили к новому сезону?

— В новом сезоне, в котором я надеюсь показать хорошие результаты, я уже полностью буду кататься по мастерам. Новые программы поставлены, они мне очень нравятся, причем по характеру это совершенно разные программы. Короткую ставил Илья Авербух — на музыку фламенко, а произвольную под классическую музыку поставила Елена Станиславовна.

— Лена, ты ощущаешь, что фигуристки младше тебя по возрасту уже дышат в спину, что любая ошибка может обойтись очень дорого, потому что позади целая очередь на твое место? Ты ощущаешь это давление?

— Я об этом стараюсь не думать. Я знаю, что за мной идут другие девочки, держусь начеку, но не думаю об этом постоянно. Ведь и я иду за кем-то, тоже кого-то поджимаю, потому что это спорт, а в нем существует конкуренция. Более того, в спорте она должна обязательно присутствовать, потому что все стремятся только наверх. Это правила игры такие стремиться занять верхнюю ступень пьедестала, а если конкуренции не будет, то и спорта не будет. Поэтому я никогда не позволяю себе расслабиться.

— Выиграв второй раз чемпионский титул, ты не заболела звездной болезнью?

— Нет. Мне кажется вся эта звездная болезнь большой глупостью. Фу! Мне даже мысль такая в голову не приходила. Я вообще не звезда, потому что юниорские соревнования, какого бы уровня они ни были, — это всего лишь первая ступенька к взрослой работе. И чего зазнаваться, когда впереди еще столько надо сделать, когда самое важное только начинается.

— Какие качества ты больше всего ценишь в людях?

— Искренность и честность. Я считаю, что люди не должны осуждать других за спиной: если есть что сказать, то это надо говорить в глаза. Ни ложь, ни двуличие я не принимаю, и сама я так не поступаю. Я всегда искренна.

— Ты всегда говоришь людям правду? Даже когда знаешь, что эта правда может испортить отношения?

— Я стараюсь говорить правду, а если ее трудно сказать, то я лучше промолчу, но точно не буду плохо говорить за глаза.

— Успеваешь ли ты читать книги, смотреть фильмы, ходить в театры?

— Я читаю в основном школьную программу, а на отдыхе успеваю посмотреть какие-то фильмы, предпочтение отдаю мировой классике. Сейчас мои любимые фильмы — те, где снималась Одри Хепберн. Это «Римские каникулы», «Как украсть миллион» и другие. Еще нравится итальянская актриса Катрин Денев, которая сыграла в фильме «Шербурские зонтики». Они для меня — идеальные женщины, которые не только красиво одеваются, но и держат себя как леди. Я знаю, что британская принцесса Диана была воплощением этого стиля, как и принцесса Монако Грейс Келли. Я бы хотела быть похожей на них и стараюсь везде вести себя так, как это делали бы они: доброжелательно, достойно, элегантно.

— Тебе важно мнение других людей о тебе, важно, чтобы тебя хвалили? Или все равно?

— Нет, мне не безразлично, что обо мне думают, а мнения моей мамы и тренера для меня самые важные. Конечно, мне хочется, чтобы я нравилась, чтобы про меня говорили и думали хорошо. Но если обо мне кто-то говорит плохо, я не
очень расстраиваюсь: значит, я чем-то зацепила, раз про меня начали судачить.

— Елена, ты сейчас переживаешь так называемый переходный возраст. Ты каким-то образом ощущаешь перестройку своей личности?

— Нет. Я какая была, такая и есть. Я всегда была очень эмоциональная и никогда этого не скрывала. (Улыбается.) Я люблю общаться с людьми, люблю смеяться, шутить, переживать эмоции. Может быть, в последнее время у меня стала сильнее проявляться интуиция, мне иногда теперь даже сны снятся, хотя все равно очень редко.

— Ты человек настроения или человек задачи?

— Ну конечно, очень многое зависит от настроения, потому что если его нет, то все становится сложнее. Но работать надо при любом раскладе: с настроением или без него.

— Кто входит в круг твоих друзей? С кем ты общаешься?

— В основном это только фигуристы.

— Лена, есть какие-то мечты в жизни, которые не связаны с фигурным катанием? Скажем, полетать на воздушном шаре?

— Не знаю даже. Моя мечта, как у каждого спортсмена, — это стать чемпионкой мира и Олимпийских игр. Ведь мы идем к этому каждый день и все усилия — ради этого. А потом уже можно будет подумать про воздушный шар или еще что-нибудь. А сейчас — только спорт.

— Получается, что весь твой мир — это только мир фигурного катания. Все мечты, друзья, впечатления, усилия связаны со спортом. Ты не устаешь от этого?

— Наоборот, я думаю иногда, что если я вдруг выбьюсь из этого круга общения, то мне будет некомфортно. Я в этом мире как рыба в воде. У меня много друзей, но есть одна подруга, очень близкая, которая совсем недавно закончила кататься. Мы многое доверяем друг другу, весело проводим время, я могу поговорить с ней на любую тему. А вообще я с удовольствием общаюсь со всеми фигуристами на нашем катке и на соревнованиях.

— А вот по манере катания на кого ты хотела бы быть похожей?

— Жаль, что Одри Хепберн не каталась на коньках! Я не могу сказать, можно ли быть похожей на кого-то по желанию, но мне нравится катание Юны Ким, потому что она делает все очень изящно и легко, как будто совсем без напряжения. Я считаю ее катание идеальным. Также нравится, как Мао Асада владеет коньком, нравится Каролина Костнер — как она смотрится на льду. Я бы хотела кататься как они — непринужденно и красиво.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


3 × 2 =