Ненужная жертва Боль в коленях не должна быть привычной хотя бы потому, что есть врачи-ортопеды

Когда родители приводят своих детей в спортивные школы с мечтами о большом спорте, они должны понимать, что ежедневные физические нагрузки будут подвергать организм их ребенка серьезным испытаниям. Фигурное катание не является исключением. Наоборот, как только ребенок начинает серьезно заниматься этим видом спорта, он сразу попадает в зону риска получения травм опорно-двигательного аппарата.

Ортопедия-травматология — по-своему уникальный раздел медицины, потому что никто более не может похвастать таким фантастически быстрым получением результата, который называется полным выздоровлением. Например, к нам поступает человек, сломавший ногу, — мы ему делаем операцию, фиксируем надежно кости винтами и пластинами, и буквально назавтра он уже способен ходить. Такой скоростью восстановления пациента на больничной койке не может похвастаться ни одна медицинская специальность. Вспомните Евгения Плющенко, который после операции на позвоночнике уже на следующий день встал и мог ходить, что говорит об успешности самой операции. Его оперировали блестящие хирурги, я видел его снимки до и после и могу сказать, что все было сделано отлично.

Вообще, для разбирающихся в ортопедии и травматологии людей ясно, что Евгений Плющенко — абсолютно героический человек, сумевший достичь всех своих олимпийских титулов после перенесенных им операций. Дело в том, что любая металлическая конструкция имеет нулевую амортизацию, и если прыгать, имея такую в спине, то получается, что позвоночник амортизирует приземление на лед, а эта железка стоит внутри колом. Честно говоря, я не очень понимаю, как Евгений вообще продолжает занятия фигурным катанием, потому что как врач я не считаю, что запредельные нагрузки делают наш организм лучше.

Нагрузки сверх нормы

Самыми уязвимыми суставами у фигуристов являются прежде всего коленные и голеностопные суставы, но в силу того, что голеностопные суставы закреплены жестким ботинком, они менее подвержены травмам. Правда, фигуристы очень высокого уровня, как они сами мне об этом рассказывали, перестают шнуровать ботинок до конца, потому что иначе невозможно достичь той пластики движения, которую они хотят получить. В этом случае, когда голеностоп удерживается только мышцами и сухожилиями, он тоже может пострадать. Но самым травмируемым суставом является, безусловно, коленный сустав, на который приходится основная амортизационная нагрузка во время катания и прыжков. Также суставы страдают из-за регулярных падений спортсмена на лед. Обычно фигуристы падают сначала на колено, потом на тазобедренный сустав. Ни один человеческий сустав не любит удары молотком по себе, а падение на лед можно приравнять к удару молотком.

Однако что делать, если суставы болят не из-за травматического повреждения, а из-за тренировочной деятельности? Во-первых, надо понимать, что причины дискомфорта или боли в суставах могут быть разными, но, как правило, они кроются в ненормированных физических нагрузках. К нам на прием пришел фигурист 13 лет, который жаловался на боли в коленях. Как оказалось, они болят во время ежедневных дополнительных приседаний, выполняемых им в количестве 500 раз дома после тренировок под руководством папы. Ребенок делает 3,5 тысячи приседаний в неделю, помимо двух тренировок в день шесть раз в неделю, и у него болят колени. Было бы странно, если бы не болели.

Я знаю, что среди фигуристов существует одно «поверье», распространяемое почему-то детскими тренерами: раз болят колени, значит, ребенок просто начал расти. Хочу всех заверить, что такого диагноза в медицине нет. Когда ребенок начинает интенсивно расти, то боль не должна сопровождать этот рост ни в локтях, ни в тех же коленях. Причина все та же: ненормированные физические нагрузки.

Безусловно, все тренеры очень разные: есть грамотные, есть не очень. Но если к тренерской работе подключаются родители, то ребенку может стать совсем тяжело. Нагрузки, которые испытывают дети в фигурном катании, находятся на уровне мужских нагрузок. Как эту нагрузку должна переживать, например, девочка 12 лет, у которой организм женский и растущий? У нее только-только началась серьезнейшая гормональная перестройка, у нее еще пока мягкие кости и хрящи, а ей предлагается переносить нагрузки на кости и связки, которые не каждый мужчина выдержит.

Та же болезнь (или синдром) Шляттера, которая в последнее время распространена среди юных фигуристов, связана с мышечными перегрузками в период незакончившейся оссификации (окостенения) зон роста. Человек растет зонами роста, и кости в этих местах мягкие. Зоны роста есть и в области бугристости большой берцовой кости (бугорок спереди коленного сустава), но если нагрузки очень большие, то мышцы бедра нарастают и вытягивают наколенник наверх. Этот наколенник прикреплен связкой к бугристости большеберцовой кости, и при большом натяжении он начинает фактически отрывать кусок кости со своего ложа.

Я убежден, что когда родители и тренер нормальные, то коленки у здорового ребенка болеть не будут, а вот если делать каждый день ненормированное количество прыжков, толчков, приседаний, то сильно начнет страдать коленная чашечка. В ней находится очень мягкий хрящ, который несет на себе самую большую нагрузку при форсированном разгибании, то есть при прыжках, приземлениях, выталкивании ногами тяжестей на тренажерах. В этом случае появляются болезненные ощущения, которые могут свидетельствовать о медицинском диагнозе. Например, диагноз, который мы ставим достаточно часто, — «перегрузочная хондропатия надколенника», или «слабость хряща надко-ленника», вызванная перегрузками. В результате возникают рефлекторный отек и болевой синдром. Для нормализации надо прежде всего снизить интенсивность нагрузок, проделать некоторые медицинские манипуляции: физиотерапию и массажи, но в первую очередь надо провести работу с родителями, потому что перегрузки — самая частая причина болевого синдрома у детей.

Скрытые проблемы

Если ребенок пожаловался на боли в коленях, то алгоритм действий тренера и родителей должен быть следующий. Надо намазать колено обезболивающей и противовоспалительной мазью, которая снимет отечность и болевые ощущения, плюс сделать паузу на один-два дня, что даст определенную диагностическую ценность. Если боль и дискомфорт пройдут, то можно продолжить тренировки, если же нет — надо обратиться к врачам за диагнозом. Причины болей в коленях, да и в других суставах, бывают совершенно разные, и случаются такие ситуации, когда люди приходят к врачу после длительного периода терпения боли, а процесс зашел слишком далеко. В ортопедии существуют различные скрытые диагнозы, которые невозможно поставить только из анамнеза, то есть рассказа пациента и клинического осмотра. В частности, есть такой скрытый диагноз, который называется «синдром Кёнига», или «расслаивающий остеохондрит», или «отсекающий остеохондрит». Этот синдром заключается в том, что из-за постоянных перегрузок, приходящихся на одно и то же место, у сустава может возникнуть отслойка костно-хрящевого фрагмента. Костно-хрящевой фрагмент реально отделяется и начинает «самостоятельную жизнь» в суставе. Этот фрагмент продолжает расти вместе с организмом, но в какой-то момент он может выскочить и заблокировать коленный сустав, и тогда все становится очень серьезно. У нас в клинике лечился фигурист достаточно высокого уровня, с хорошими амбициями на включение в состав сборной России, у которого мы диагностировали рассекающий остеохондрит, причем в обоих коленных суставах. Особенностью течения его болезни было то, что этот остеохондрит был асимметричным, что обычно нехарактерно. Но поскольку наш пациент занимался фигурным катанием, а следовательно, делал толчок для прыжка одной ногой, а приземлялся на другую, то у него возник явный «диссонанс» — разная картина в суставах. К сожалению, при таком выраженном процессе мы были вынуждены остановить его занятия спортом минимум на полгода, потому что восстановление потребовало внимания и времени.

Вообще, тема обращения к врачам в детском и юношеском спорте достаточно трудная для родителей и самого спортсмена. Обычно к врачам не спешат обращаться, потому что опасаются какого-то диагноза, который может отлучить ребенка от спорта на время или даже навсегда, поэтому чаще всего пытаются перетерпеть боль, приспособиться к ней или лечиться самостоятельно, «консультируясь» с Интернетом. Кстати, не могу пройти мимо такого общепринятого способа лечения коленей от всех болезней, как закачивание сустава. Считается, что если коленный сустав болит, то его надо закачать, и тогда мышцы, как корсет, будут поддерживать хрящи и кости. На мой взгляд, все эти рекомендации относятся к тем временам, когда травматологи оперировали такими «терминами», как «захряснуть» и «замозолиться». Боюсь, что эти советы возникли еще в домедицинские времена, когда существовало только три диагноза: «лихоманка» — любая болезнь с высокой температурой, «почечуй» — любое гнойное воспаление, а все остальное квалифицировалось как «воспаление нутра». Но с тех пор медицина шагнула далеко вперед, так что боли в колене уже трансформировались примерно в 50-60 диагнозов с разной тактикой лечения. Закачивать колени, конечно, можно, но это все равно что перекрашивать автомобиль, у которого стучит мотор. Можно, но смысла нет.

Поэтому хочу сказать еще раз: бояться врачей не надо, чем раньше вы придете к специалисту, тем лучше, потому что должен быть конкретный диагноз. Без диагноза вылечиться нельзя.

К кому пойти лечиться

Итак, вы решили обратиться к врачу, чтобы выслушать от него точный диагноз и получить оптимальное лечение.

В стандартный протокол исследований для установления диагноза должны входить рентген и магнитно-резонансная томография (МРТ). Многие думают, что в наш век технологий рентген — уже лишняя лучевая нагрузка на организм. Однако рентген и МРТ кардинально различаются между собой, как общий, беглый взгляд отличается от взгляда в микроскоп. Следовательно, при исследовании сначала надо бросить общий взгляд на суставы или кости с помощью рентгена, а затем с помощью МРТ рассмотреть детально все мельчайшие подробности в трех плоскостях и нескольких режимах. Существует также исследование с помощью компьютерной томографии (КТ), которая делается только для костных структур, в то время как МРТ изучает мягкотканные структуры. Бывает, что есть показания как для одной, так и для другой методики.

Существует еще ультразвуковое исследование (УЗИ), но оно бывает нужно крайне редко — только в тех случаях, когда требуется увидеть поверхностные мягкие ткани. Но и в этом случае МРТ представляет собой более объективную диагностику, поскольку УЗИ является очень субъективным исследованием. Если результаты МРТ и рентгена хирург может посмотреть сам, то результаты УЗИ хирургу рассказывает специалист, который проводил исследование. Это похоже на ныряльщика, который вынырнул из воды и рассказал о том, что видел на глубине. Безусловно, есть люди, которые потрясающе владеют техникой ультразвуковой диагностики, способные на языке ортопедов-травматологов все описать, но они не повсеместны.

После того как диагноз будет поставлен, врач вместе с вами определит, каким методом нужно лечить эту болезнь, в зависимости от того, какие цели вы хотите поставить. Выбрать доктора — это сложная задача для всех: и тренера, и пациента, и родителя, потому что она всегда будет основана на субъективных ощущениях, на своем опыте, на доверии к рекламным буклетам клиник (каждая из которых сообщает, что они самые лучшие), на доверии к отзывам и рекомендациям знакомых. Мой совет: во-первых, надо идти только к специалисту, то есть к врачу, который занимается спортивными травмами, который понимает биомеханику пациента, особенности вида спорта, особенности нагрузок, а следовательно, и механику этой травмы. Обычно спортсмены на первичный прием приходят в физкультурно-спортивный диспансер, полагая, что там работают опытные люди, специализирующиеся на спортивной медицине. Но медицина — это постоянно развивающаяся область знаний, требующая постоянного обучения. Можно ли считать врача поликлиники опытным специалистом, если он 25 лет проработал в одном месте и за все это время не прочел ни одной научной статьи, не побывал ни на одной научной конференции и не знает европейских языков?

Во-вторых, идти на прием нужно к тем специалистам, кто узко специализируется в какой-то области. Есть хирурги, которые специализируются только на локтевом суставе, и если возникла проблема с локтем, то надо идти, скорее, к такому хирургу, чем к тому, кто делает все понемногу. Мой совет сегодня многократно подтвержден международной практикой.

На выжженном поле

Я помню из своего детства, что мы почти все катались на коньках во дворах, и это было повсеместно. Катание по льду дает приятную нагрузку на организм, свежий морозный воздух укрепляет иммунитет, а все это вместе — приятное времяпрепровождение. В этой массе катающихся детей появлялись талантливые спортсмены, которые становились чемпионами.

Сегодня я иногда с беспокойством думаю о российском спорте, потому что мне трудно понять, каким образом он до сих пор существует и как наши спортсмены умудряются выигрывать какие-то турниры. Я регулярно бываю в разных странах, недавно был в Португалии. Это маленькая и не слишком богатая страна, но там все дворы оборудованы под футбольные площадки, на которых с утра до вечера мальчишки и девчонки играют в футбол. Я бывал в разных городах и видел, что на всех школьных переменах дети выходят играть. Безусловно, из этих детей кто-то вырастет в суперзвезду, это очевидно. А в нашей стране, где занятия спортом связаны исключительно с героизмом родителей, ждать чемпионов гораздо сложнее. На выжженном поле хлеб расти не будет, но многие спортивные чиновники почему-то считают, что в ситуации, когда в стране нет доступных ледовых площадок, нет в достаточном количестве квалифицированных тренеров на различных уровнях, нет профессионального медицинского обеспечения, олимпийские чемпионы будут «произрастать» сами по себе. Боюсь, что не будут. И мне жаль видеть, когда талантливые ребята, отдающие занятиям спорту время и силы, вынуждены еще отдавать и здоровье, иногда безвозвратно. И тем более обидно, когда из-за какой-то тренерской невнимательности или низкой врачебной квалификации талантливый спортсмен в результате травмы вынужден сойти с дистанции.

 Андрей Королев: «Если человек не занимается спортом, то у меня это вызывает подозрение»

— Андрей Вадимович, почему вы для себя избрали именно спортивную медицину? Мало того что круг пациентов очень ограничен, но ведь к тому же это очень специфические больные, готовые идти на тренировку прямо из операционной палаты и бить рекорды.

— Вы отчасти правы, но я лично считаю, что занятия спортом должны являться неотъемлемой частью жизни современного нормального интеллигентного человека. Если человек не занимается каким-то спортом, то у меня лично это вызывает подозрение. По медицинской классификации к профессионалам относят тех, кто занимается одним каким-то видом не реже четырех раз в неделю. Я, например, не принимаю к себе на работу сотрудников, если они не занимаются каким-либо спортом. Горные лыжи, теннис, плавание, пусть даже фитнес — человек будет находиться в тонусе, и не только его ноги и руки, но и мозги. В нашей клинике, где мы занимаемся спортивной травматологией, вообще важно, чтобы врачи могли понимать своих пациентов, не отставать от них. Наши пациенты часто рассказывают смешные истории о том, как в каком-нибудь городском травмпункте врач, услышав, что травма получена во время катания на горных лыжах, советует больше никогда в жизни не кататься на них. Так вот, врачи должны быть на одной волне со своими пациентами.

— Как вы пришли в спортивную медицину?

— Если честно, то случайно. Я изначально занимался легочной хирургией, и моя первая диссертация была сделана под руководством выдающегося хирурга — академика Михаила Израилевича Перельмана, того самого, который в 1975 году сделал уникальную операцию будущему олимпийскому чемпиону в танцах на льду Александру Горшкову. Затем я три года стажировался в Мюнхене у Леонарда Швайберера в клинике при старейшем университете Баварии Ludwig-Maximilians-Universität. Я приехал учиться на сосудистого хирурга, и когда мой гениальный учитель профессор Швайберер предложил мне заниматься травматологией и ортопедией, то очень скептически к этому отнесся. Но потом увидел, что российская легочная хирургия находилась на сопоставимых с Западом высотах, а вот травматология очень сильно отставала. Она и сегодня не является на сто процентов европейской, но есть отдельные клиники, где пациента вылечат абсолютно по европейским стандартам.

В большинстве же мест, к сожалению, травматология находится просто на задворках, поэтому, вернувшись в Россию, я решил специализироваться на травматологии, причем на спортивной.

Интересно то, что сам профессор Швайберер, являясь бывшим членом сборной ФРГ по горным лыжам, не брал к себе в клинику сотрудников, если они не катались на горных лыжах. Это была клиника с очень сильным составом врачей, которые сейчас практически все заведуют клиниками в Германии и в других странах.

Третий мой учитель — доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой травматологии и ортопедии медицинского факультета РУДН Загородний Николай Васильевич, мой большой друг и товарищ.

И конечно, влияние на меня оказала моя семья: моя бабушка была хирургом ортопедом-травматологом, моя мама тоже всю жизнь проработала хирургом. Маме, кстати, недавно исполнилось 80 лет, и она нам сообщила, что, наверное, с этого года уже не будет кататься на горных лыжах. И конечно, мой дед — Сергей Павлович Королев, которого я помню, хотя был ребенком, и очень чту.

Досье

Андрей Вадимович Королев

Доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии и ортопедии РУДН. Главный врач и медицинский директор ECSTO (Европейская клиника спортивной травматологии и ортопедии).

Образование: Окончил лечебный факультет 1-го Московского медицинского института им. И.М.Сеченова (1985), ординатуру (1987) и аспирантуру (1990) по торакальной хирургии на кафедре фтизиопульмонологии ММА им. Сеченова под руководством академика РАМН, профессора М.И.Перельмана. Защитил кандидатскую диссертацию (1990) на тему «Пересадка трахеи».

Опыт работы: С 1990 по 1992 год работал старшим научным сотрудником Научного центра хирургии РАМН. В 1992-1995 годах проходил стажировку по хирургии и ортопедии-травматологии в клинике «Инненштадт» мюнхенского Университета Людвига-Максимилиана. С 1995 по 2001 год работал на кафедре травматологии и ортопедии РМАПО. С 2001 года по настоящее время работает на кафедре травматологии и ортопедии РУДН.

Карьера: Член международного общества артроскопии, хирургии коленного сустава и ортопедической спортивной медицины, член Комитета по артроскопии (ISAKOS). Член Европейского общества спортивной травматологии, хирургии коленного сустава и артроскопии, член Комитета по спортивной медицине (ESSKA). Член Российского артроскопического общества (РАО). Член Американской академии хирургов-ортопедов (AAOS). Член Французского общества артроскопии (SFA). Член Польского общества спортивной травматологии (PTTS). Главный консультант по ортопедии и травматологии многих ведущих профессиональных спортивных клубов России. В настоящее время — главный врач и медицинский директор Европейской клиники спортивной травматологии и ортопедии, профессор кафедры травматологии и ортопедии РУДН.

Профессор Андрей Королев является одним из наиболее авторитетных спортивных травматологов и хирургов- ортопедов в России и консультирует в области ортопедии и травматологии многие профессиональные спортивные клубы России и других стран (БК ЦСКА, БК «Спартак», БК «Химки», БК «Динамо-Москва», ХК «Динамо-Москва», ФК ЦСКА, ФК «Зенит»), сборную России по футболу и хоккею, участников теннисного турнира Кубок Кремля и др.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


4 − = 3