Поле боя Надежда Пахамович: вторая половина программы стала местом борьбы за повышение оценки у одиночников

В 2010 году журнал «Московский фигурист» №2 (17) за 2010 год опубликовал статью Надежды Пахамович «Коэффициент выносливости», которая родилась на основе дипломной работы автора и была посвящена исследованию координационной сложности второй половины произвольных программ сильнейших фигуристов-одиночников. Гипотеза, высказанная автором, что выполнение сложных элементов во второй половине произвольной программы позволит фигуристам повысить общую техническую оценку, а следовательно, и выиграть, подтвердилась на основе проведенных исследований. Спустя пять лет мы еще раз решили обратиться к этой теме и посмотреть, что изменилось и какова тенденция развития одиночного фигурного катания в данном аспекте.

Если сильно не углубляться в физиологию и биохимию процессов, происходящих в организме фигуриста во время исполнения произвольной программы, можно сказать, что исполнение произвольной программы относится к субмаксимальной мощности нагрузки и при этом сопряжено с выполнением сложнокоординационных элементов. Все это предъявляет высокие требования к центральной нервной системе (ЦНС) спортсмена. Ее роль очень велика, так как она управляет движениями, которые должны осуществляться с очень высокими скоростью и точностью в условиях недостаточного кислородного снабжения самих нервных центров. В силу того, что все движения в фигурном катании носят ациклический характер, это приводит к ускорению процесса утомления. Поэтому прыжковые элементы, исполненные спортсменами во второй половине программы, имеют повышенный коэффициент сложности. Следовательно, если фигурист может выполнять прыжки во второй половине программы, да еще и с положительным GOE, — это его шанс повысить общую стоимость своей программы. А с некоторых пор это относится и к короткой программе.

Однако рассмотрим только произвольные программы сильнейших фигуристов на самых крупных турнирах прошедшего периода. Итак, в чем же суть исследования? В основном это анализ судейских протоколов и обработка данных. Основные показатели: 1) базовая стоимость прыжковых элементов, выполненных во второй половине произвольной программы (далее — ПП); 2) стоимость прыжковых элементов, выполненных во второй половине ПП, с учетом GOE; 3) процент реализации прыжковых элементов во второй половине ПП.

Наша задача в данной статье — проследить динамику изменения общей картины за период с 2010 по 2015 год. Поэтому мы с вами будем рассматривать уже сводные таблицы средних величин основных исследуемых показателей, разделив при этом участников соревнований на сильнейшую и слабейшую группы согласно занятым местам в произвольной программе. Наш выбор пал на следующие турниры: 1) Олимпийские игры 2010 года; 2) чемпионат мира 2011 года; 3) Олимпийские игры 2014 года; 4) чемпионат мира 2015 года.

Таблица 1

Итак, в табл. 1 представлена динамика изменения средних величин интересующих нас показателей в мужском одиночном катании. Обратим особое внимание на сильнейшую группу участников, на которую, собственно, нам и стоит равняться. Первое, что бросается в глаза, — это значительный прирост стоимости прыжковых элементов во второй половине ПП. Прирост базовой стоимости составил 6,3 балла, а средняя стоимость прыжков с учетом качества их исполнения повысилась на 7,87 балла. На основании чего можно сделать вывод, что идет погоня не только за количеством, но и за качеством исполнения элементов, что отражается в закономерном росте показателя надежности исполнения: процент реализации вырос почти на 4%. И раз уж мы обратились к цифрам, базовая стоимость прыжков во второй половине ПП у сильнейшей группы возросла на 6,3 балла, что равносильно тому, если бы спортсменам разрешили исполнить на один, а то и на два прыжка больше (базовая стоимость тройного лутца в первой половине программы составляет 6 баллов).

При более детальном анализе данной таблицы (показатели 1-й группы) мы видим, что результаты на чемпионатах мира значительно выше показателей на Олимпийских играх, причем практически в равных пропорциях, что в общем-то вполне закономерно: Олимпийские игры — соревнования более высокого ранга, требуют несколько иного тактико-стратегического подхода и, наконец,  предъявляют более высокие требования к психологической подготовленности спортсменов. А также особое внимание следует обратить на равномерный прирост показателей в рамках турниров, одинаковых по своему масштабу.

Таблица 2

Теперь обратим наш взор на женское одиночное катание. Результаты анализа представлены в табл. 2. Изучив приведенную таблицу, можно сказать, что однозначно прослеживается положительная динамика роста показателей (за исключением надежности исполнения — процента реализации). Хотя этот скачок не столь очевидный, однозначный и стабильный, как прирост показателей у мужчин сильнейшей группы. Объяснением этому могло послужить несколько факторов. Первый — это состав участников анализируемых соревнований. Естественно, все данные, полученные в ходе подобных исследований, имеют определенную погрешность в силу отсутствия одной конкретной группы испытуемых. Но даже при этом, можно сказать, состав участников достаточно однородный для того, чтобы на основании полученных данных делать определенные выводы. Так, например, состав участников Олимпийских игр 2010 и 2014 годов у мужчин совпадает на 33,3%, а у женщин на 21% (при анализе участников чемпионатов мира эти цифры, естественно, гораздо выше). Этого вполне достаточно для того, чтобы проследить основные тенденции развития показателей. Но эти цифры также могут объяснить скачки в показателях в женском одиночном катании. Вспомните только, какие видоизменения претерпела наша женская сборная в эти годы.

Таблица 3

Посмотрим, позволит ли исполнение спортсменами прыжков во второй половине программы в будущем не только повысить общую техническую стоимость, но и стать едва ли не основным способом повышения оценки за технику? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, рассмотрим динамику изменения среднего показателя общей технической стоимости произвольных программ на тех же соревнованиях за период с 2010 по 2015 год у мужчин и женщин (табл 3, 4). При первичном анализе прослеживается прогнозируемый рост показателей. По-другому и быть не могло, так как, будь все иначе, это означало бы деградацию вида спорта. Но при более детальном рассмотрении и сравнении полученных данных с показателями, представленными в табл. 1 и 2, мы можем увидеть поразительную пропорциональность этих изменений (сравнение производим с показателем средней стоимости прыжковых элементов во второй половине ПП с учетом GOE), особенно если проводить сравнение результатов ОИ отдельно, а ЧМ отдельно. Естественно, утверждать, что общая техническая стоимость произвольных программ повысилась только благодаря исполнению прыжков во второй половине программы, было бы глупо с моей стороны. Конечно же этому способствовало и много других факторов, таких как повышение базовой стоимости некоторых элементов, например. Тем не менее цифры говорят сами за себя: нельзя сбрасывать со счетов этот способ набора баллов за техническую составляющую программ.

Таблица 5

Что касается российских фигуристов, ниже представлена табл. 5, в которой сравниваются результаты наших спортсменов со средним значением исследуемых показателей на четырех анализируемых турнирах. Для того чтобы проанализировать положение вещей, для удобства около результатов каждого спортсмена в скобочках ставится среднее значение соответствующего показателя на данных соревнованиях. Показатели наших спортсменов выделены зеленым, если показанный результат выше среднего значения (44,5%), и красным, если ниже (55,5%). Мы видим, что цветовая окраска таблицы не столь радужная, как нам хотелось бы, но и утверждать, что все плохо, тоже, безусловно, нельзя. Просто есть над чем подумать и над чем работать.

Таким образом, мы видим, что качественное исполнение прыжков во второй половине программы — это действенный способ повысить общую сумму баллов за технику. К тому же можно предположить, что превосходно выполненные прыжки в конце программы могут повлиять на оценку за компоненты программы. Согласитесь, тройной выброс на последних секундах программы в исполнении немецкой пары Савченко — Шелковы — очень впечатляющее зрелище, что не могло не повлиять на общее впечатление от программы у судей. Но для того, чтобы спортсмен мог демонстрировать такие сложнокоординационные элементы на фоне сильного утомления, которое накапливается к концу программы, должна быть соответствующая физическая подготовленность: высокий уровень специальной и общей выносливости, высокие функциональные показатели, стабильность, а также предельная психологическая готовность.

Досье

Надежда Пахамович

Родилась в Минске, Белоруссия.

Кандидат в мастера спорта по фигурному катанию Образование: РГУФКСиТ (ГЦОЛИФК), кафедра теории и методики фигурного катания на коньках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ 8 = 10