Любовь длинною в жизнь Воспоминания о Самсоне Глязере

Своим учителем и наставником Людмила Кубашевская считает Самсона Глязера, человека, изменившего ее судьбу и судьбу целого поколения фигуристов.
На каток меня привел брат. Он уже катался на фигурных коньках и считал, что мне тоже стоит попробовать. Когда я пришла на каток Детского парка Дзержинского района, что в Марьиной Роще, мне было 12 лет. Руководил секцией фигурного катания смешной лысый толстый человек с редким именем Самсон Вольфович Глязер.

Тогда я еще не знала, что пришла заниматься к человеку, который уже оставил яркий след в развитии фигурного катания в Москве. К человеку, который повлиял на всю мою дальнейшую судьбу и на судьбу таких же мальчишек и девчонок из полуголодного послевоенного детства, которое, к счастью для нас, прошло на льду рядом с ним.

Притяжение льда

Самсон Глязер родился 11 мая 1908 года в Москве. Кататься на фигурных коньках начал в 10 лет на катке Общества физического воспитания на Девичьем поле, потом на Чистых прудах. В 16 лет стал кататься на легендарном московском катке «Петровка, 26», где при Московском речном яхт-клубе Райкомвода была открыта первая в СССР бесплатная школа фигурного катания на коньках. Там Самсон увлекся танцами на льду, которые, к сожалению, официально как самостоятельный вид спорта в СССР тогда признаны не были.
В 19 лет он уже сам организовал школу фигурного катания и танцев на льду на катке по адресу: улица Мясницкая, дом 47. Являясь руководителем школы и одним из ее тренеров, Глязер при этом сам активно катался и выступал. Со своей партнершей Ларисой Новожиловой он в 1930 году стал чемпионом Москвы в парном фигурном катании на коньках.

А в 1931 году Самсон организовал первую в Советском Союзе школу танцев на коньках при Центральном парке культуры и отдыха им. Горького (ЦПКиО) и принимал в нее всех желающих, независимо от возраста и здоровья. Это было место, где одновременно тысячи людей в зимнее время могли кататься по красивым аллеям среди заснеженных кустов и деревьев под танцевальную музыку.

Главной особенностью школы Самсона Глязера была доступность. Любой посетитель парка на обычных, а не только на фигурных коньках, после нескольких уроков мог свободно включиться в общую массу танцующих. Самсон всегда вокруг себя объединял людей, он был как магнит. Он легко знакомился с людьми и сразу же предлагал попробовать кататься с ними. Ему был не важен возраст, его радовало то, что люди укрепляли здоровье, получали удовольствие от движения, радовались, смеялись, словом, продлевали себе жизнь. Самсон всю жизнь бился за то, чтобы фигурное катание из спорта одиночек стало одним из популярных и массовых видов спорта. Трудно представить, но Самсон Глязер проработал в парке Горького 52 сезона до 1983 года, то есть практически до конца жизни.

Искусственный холод в теплых руках

Когда сейчас я оглядываюсь назад, то часто задаю себе вопрос: как могло случиться, что один человек, вооруженный лишь собственным воодушевлением, вступил в борьбу за общую мечту и победил, показав миру, на сколь многое способен каждый человек.

Началось с того, что 12 августа 1945 года на Красной площади состоялся Всесоюзный парад физкультурников, который принимали Сталин, Молотов, Ворошилов и другие руководители страны. На этом параде зрители впервые увидели необычный каток, который был оборудован на прицепе автомобиля. Как сообщала газета «Правда» «…на катке с настоящим льдом… демонстрируют фигурное катанье известные конькобежцы Т. Гранаткина и С. Глязер…». «Каток на колесах» размером 7 на 3,6 метра сразу стал столичной достопримечательностью, на нем фигуристы выступали всю осень: в ЦПКиО, на площадях Свердлова, Пушкина и в других многолюдных местах.

Идея с искусственным льдом не давала покоя Самсону Вольфовичу. Он увлек этой затеей инженера Института холодильной промышленности (ГИПРОХОЛОД) С.Л.Гимпелевича, который катался у него в ЦПКиО. Инженер сделал бесплатно проект «летнего» катка, и Глязер с этим проектом стал везде ходить, просить денег. Где и у кого только не был, объяснял, уговаривал, можно сказать, собирал с миру по нитке. Поддержали его проект в неожиданном месте — в Московском метрополитене им. Ленина — дали денег на детей и спорт. Он всегда так радовался, когда что-нибудь получалось!

Директор Детского парка Дзержинского района Л.Г.Черкасский выделил площадку под строительство в конце парка, на территории бывшего Лазаревского кладбища. И вот в июне 1949 году в парк пришли фигуристы, но не с коньками, а с лопатами, ломами, носилками. Все — и тренеры, и дети, и родители — трудились в субботние и воскресные дни: рыли котлован под фундамент будущего катка, прокладывали траншеи, расчищали территорию. Построили каточек 10 на 12 метров по самой дешевой технологии заморозки и сарай для раздевалок. После долгой отладки каток начал работать с полной нагрузкой в 1951 году. Фигуристы получили возможность тренироваться в летнее время с 7 утра до глубокой ночи, а ночью до 6 утра проводила свои тренировки армейская команда по хоккею с шайбой, причем играющий тренер Анатолий Тарасов не покидал лед всю ночь.

Потом в 50-егоды в Москве были еще сооружены катки: на Стадионе Юных Пионеров (1953 год); в Сокольниках (1956 год); в Лужниках (1957 год); в ЦСКА(1959-1961 гг.).Но именно этот каток в Марьиной Роще стал первым в СССР катком с искусственным льдом.

На этом катке впервые успешно использовались методы массового обучения юных фигуристов, а ведь их было около 400 человек. Именно здесь появились первые учебные группы на самоокупаемости. Развитие таких групп резко подняло массовость фигурного катания в Москве. Правда, когда стало кататься много детей, кто-то написал на Самсона в «органы», что он — подпольный миллионер. Но потом обнаружили, что денег у него нет…

В 1954-мна этом летнем катке детского парка Дзержинского района Глязер придумал создать первый в стране «Театр на льду». Он договорился с цирком, и они нам помогли и в финансовом плане, и в организационном. К нашему каточку пристроили открытый театр, где на скамьях сидели зрители. Открывался занавес, и мы начинали выступать. С нами работал известный конферансье Борис Брунов. Лариса Новожилова, которая закончила хореографическое училище, поставила танцы. Здесь же в Марьиной Роще по ее приглашению вдохновенно работал Иван Стецкий — бывший артист Большого театра, человек исключительного трудолюбия, фактически первый в стране хореограф, который всю свою выдумку и талант отдал фигурному катанию. Многие из участников выступлений в этом самодеятельном театре стали впоследствии солистами профессиональных балетов и цирков на льду.

Делиться своим миром

Мои детские воспоминания о катке в Марьиной Роще неразрывно связаны с тяжелым послевоенным временем. Дети начинали заниматься фигурным катанием поздно, как правило, в 9-12 лет,то есть тогда, когда они могли самостоятельно добираться до катка, поскольку в семье и родители, и бабушки, и дедушки — все работали. Самсон каждому ребенку очень радовался. У него был принцип такой — все, кто пришел, должны кататься. После перенесенной дифтерии у меня было осложнение — порок сердца, и врачи не давали разрешение заниматься спортом. Вплоть до выступлений по мастерам, на чемпионате СССР я не могла взять нормальную справку. Так и в институт с фиктивной справочкой поступала. Мой порок сердца потом компенсировался и никогда меня не беспокоил. Ира Роднина, к слову сказать, тоже пришла на каток с затемнением в легких. Самсон принимал всех, верил в лед, как в чудо, что всем поможет.

Мы, послевоенные дети, всегда были голодными — карточная продовольственная система. Самсон перед тренировкой нам свою буханку хлеба принесет, на всех поделит, мы съедим. В основном все были сироты, без отцов. Он нам елки новогодние устраивал, вкусненькое что-нибудь приносил, дарил подарки. Он любил повторять: «Праздника не будет, если его себе не устроить!» И устраивал праздники, елки, чаепития, дни рождения.

Через некоторое время, когда мы подросли, Самсон нам сказал: «Девочки, вам надо потихонечку начинать тренировать». Мы втроем — я, Зина Подгорнова и Алла Мурашова — набрали детей. Мне было 17 лет, я училась в 10-мклассе. Мы, являясь спортсменами старшей группы, начали тренировать ребят младшей группы. Когда мы школу закончили, он сам за руку в институт отвел. Я была на 3-мкурсе, Самсон мне говорит: «Мила, надо начинать в институте работать». Он сам и Лариса Новожилова в 1955 году стали выпускниками первого набора школы тренеров ГЦОЛИФКа. Впоследствии Глязер работал в институте, занимался со студентами специализацией. Таким образом, он нашу судьбу устраивал и кадры для фигурного катания растил.

Он по крупицам собирал все то, что могло нам пригодиться в будущем. Когда вышел фильм «Серенада солнечной долины» с фигуристкой Сони Хени в главной роли, то в СССР этот фильм сначала был запрещен к массовому показу из-за «пропаганды буржуазной морали». Глязер добился разрешения показать нам, «тренерам и фигуристам Москвы», фрагменты из фильма только с фигурным катанием. Мы ходили в Дом журналиста на Арбате на «закрытый» киносеанс, на котором несколько раз продряд нам крутили фрагменты, а мы с Самсоном обсуждали, разбирали элементы. Или он приглашал нас всех домой (человек10-12)смотреть по телевизору (телевизор был редкостью) «Лебединое озеро», как образец классической хореографии. Он мог после тренировки пригласить всех к себе домой в гости послушать пластинку со стихами Михаила Светлова. Он щедро делился с людьми своим миром.

Со своей партнершей Ларисой Новожиловой он прокатался всю свою спортивную жизнь. Она была единственной его партнершей на льду, помощницей во всех делах, единомышленником в начинаниях. В 1954 году мы отмечали25-летнийюбилей их совместного катания на коньках. Глязер к тому моменту уже совсем без волос был и перед своими выступлениями голову углем чернил, чтобы издалека казаться молодым, «А то что это за кавалер — лысый!» — шутил над собой Самсон.

Работал Самсон Глязер до последней возможности, до своей тяжелой болезни. Диабет, почки. Уже лежа в больнице, попросил меня купить2-3коробки конфет и елочку (дело было перед Новым годом). Я все ему принесла, он говорит: «Мила, это надо поставить на стол в палате, чтобы врачи, медсестры, нянечки угощались». Он этим жил всегда. Когда я приехала к нему в последний раз, он уже был без сознания, в коме. Я тогда не знала, что когда человек в коме, то с ним надо разговаривать, он бы меня услышал. Он умер 25 января, как и мой отец.

Я каждое утро, когда молюсь, поминаю его вместе со своими родителями. Это был необыкновенный человек. Он всю жизнь любил людей, каждый день отдавал себя им, ничего не требуя взамен, кроме радости. Я сейчас стараюсь жить и делать что-то, как делал бы он. Сейчас, когда я стала старше, я понимаю, это были светлые дни.

Не только на льду

Трудно представить, что к биографии Самсона Вольфовича Глязера можно еще что-либо добавить. Но, тем не менее, есть еще детали его жизни, которые здесь не прозвучали. Дело в том, что Самсон Глязер был не только выдающимся спортсменом, тренером, судьей, спортивным организатором, но он еще был историком, литератором, автором 60 книг и тысяч статей об играх. Собранная им библиография игр занимает 9 томов с указанием литературы на 4 языках. В его коллекции собраны и описаны 15 тысяч игр.

Поступив на исторический факультет МГУ, успешно окончив три курса, Глязеру пришлось уйти, так как надо было зарабатывать на жизнь.

В 1934 году С.Глязер придумал игру-викторину, которая стала необычайно популярна в СССР среди детей и подростков. Она называлась «Культснайпинг» (или «Отвечай метко»). Издательство «Молодая гвардия» выпустила «Культснайпинг» отдельной книгой. В 1935-1936годах появились новые его познавательные игры: «Города и годы» и «Великие люди», «Глобус», «Путешествие по СССР».

Почти одновременно Самсон Глязер выпустил несколько исторических книг для детей — «Великий русский полководец А.В.Суворов», «Ледовое побоище», «Элементарный курс истории СССР с краткими сведениями по всеобщей истории». В 1937 году был объявлен конкурс на учебник истории для школ Советского Союза. Лучшим оказался упомянутый выше «Элементарный курс истории…» Самсона Глязера и его жены Ольги Жемчужиной.

Когда началась Великая Отечественная война, Глязера направили в Рязанское пехотное училище, историю которого и героические подвиги курсантов на фронтах войны Глязер в соавторстве с А.Гришиным описал в книге «Наше училище» (1943 г.). В 1944 году каток ЦПКиО возобновил свою работу. Занятия проводил лейтенант Красной Армии С.Глязер, который служил в Рязанском пехотном училище и по выходным дням приезжал в Москву.

В 1951 году он выпустил еще одну книгу — «Познавательные игры (занимательная наука)». Опубликовал «Азбуку начинающего фигуриста» (1969 г.), популярную и поныне. В 1975 году вышла новая книга мастера — «Ларчик с играми».

В отличие от общественной жизни, его личная жизнь была полна поистине драматических событий. Первая жена ушла от него, оставив годовалого сына Льва, который в будущем станет известнейшим советским экономистом. Другая жена, Ольга Жемчужина, по трагической ошибке будет репрессирована в 1937 году и сослана в лагерь. Самсон навещал жену в лагере, привозил передачи. Однако когда началась война, и его призвали в армию, следы Ольги затерялись… Третьей спутницей его жизни было суждено стать Лие Соломянской — первой жене Аркадия Гайдара. Они познакомятся также благодаря любви к литературе. Самсон Вольфович стал «приемным» отцом Тимуру Гайдару.

Человек неуемного жизнелюбия, Самсон Глязер до конца дней оставался верен пропаганде знаний и спорта. Он умер после тяжелой и продолжительной болезни в январе 1984 года в возрасте 76 лет.

Основные спортивные результаты

Победитель первенства Москвы (1930 г.).
Бронзовый призер первенства СССР (1949 г., Горький).
Победитель зимней Спартакиады народов РСФСР (1948 г., Москва).
Бронзовый призер первенства РСФСР (1949 г., Горький).

Ученики Самсона Глязера

Из «волшебного котла» в Марьиной Роще, где работал Самсон Глязер, вышли многие известные фигуристы и тренеры, такие как Людмила Кубашевская, Зинаида Подгорнова, Алла Мурашова, Антонина Карцева, Тамара Широкова, Юрий Невский, Кирилл Гуляев, Елена Слепова, Валерий Мешков, Елена Котова, Татьяна Московская, Зоя Силанова, Лев Корчагин, Юрий Невский, Кирилл Гуляев, Людмила Белоусова, Ирина Роднина, Татьяна Катковская, Татьяна Капусткина, Лариса Ловцева, Ольга Шепелева, Борис Шевченко и многие другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 5 = 1