Убедительная заявка на будущее Москвичи Лина Федорова -- Максим Мирошкин стали бронзовыми призерами юниорского чемпионата мира

Как приходят в парное катание

Москвичка Лина Федорова начала заниматься фигурным катанием на юге столицы в ДЮСШ № 5, которая с 2001 года называется «Пингвины», у Анны Патрикеевой. В четыре года ее на каток отвела бабушка, и впечатление ото льда у маленькой Лины было настолько восторженное, что, вернувшись домой с первой тренировки, девочка сказала маме: «Я хочу заниматься фигурным катанием». Возможно, причиной такого осмысленного решения был тот факт, что в отличие от других детей, которые постоянно падали или сидели под бортиком, грызя лед, будущая парница, держась рукой за борт, поставила себе цель, не падая, прошагать целый круг.

Надо сразу сказать, что в ДЮСШ №5 никогда не было полноценного отделения фигурного катания, потому что школа специализируется на хоккее, разрешив фигуристам заниматься только в абонементных спортивно-оздоровительных группах. Однако отсутствие официального статуса не мешает воспитанникам школы показывать неплохие результаты: на этом катке начинали свою карьеру Вероника Кропотина и Аделина Сотникова, а детский балет «Пингвины», не раз занимавший призовые места на первенстве столицы по массовым танцам на льду и на фестивале в Лужниках, в 2011 году выиграл золото Кубка Наций в Бостоне. Как бы там ни было, но тренеры по фигурному катанию постоянно заняты решением вопроса, где бы им найти дополнительный лед. И когда «рядом» на улице Новорогожской открылся каток «Вдохновение», то фигуристы из Бирюлева вместе со своими тренерами стали ездить туда за дополнительным ледовым временем. Так и сложилось, что Нина Мозер практически случайно увидела на льду Лину Федорову и в тот же день предложила Анне Патрикеевой передать необыкновенно фактурную девочку в парное катание. «Я хочу сказать, что мне очень повезло с первым тренером, — рассказывает Лина. — Анна Евгеньевна — очень профессиональный тренер и просто замечательный человек. Я помню, как мне было тяжело с ней расставаться, но она убедила меня и моих родителей, что мне выпал шанс попасть в большой спорт».

Максим Мирошкин родился в Екатеринбурге, где достаточно сильны традиции подготовки фигуристов, и его на каток т0же привела бабушка, когда ему было три с половиной года. Прокатавшись первое время в группе Елены Шестаковой, Максим был вынужден перейти заниматься хоккеем, потому что лед во дворце спорта «Локомотив» закрыли. Может быть, судьба Максима с этого момента была бы связана с этим видом спорта, да только его тренер через год принял решение уехать работать в Канаду, и группу передали другому специалисту. Максима так огорчил отъезд его тренера, что он решил больше не заниматься хоккеем и вернуться на лед родного «Локомотива», обратно к тренеру Шестаковой — благо фигуристам лед дали опять. Когда юному спортсмену исполнилось 8 лет, то Елена Шестакова его передала в группу Павла Ковтуна. «Павел Алексеевич Ковтун — это папа Максима Ковтуна, и самого Макса я знаю с детства. А Павел Алексеевич когда-то учился в одном классе с Павлом Александровичем Киташевым, который уже тогда работал в Москве в группе Нины Михайловны Мозер, — объясняет непростую коллизию обстоятельств Максим. — И вот они как-то раз встретились на Спартакиаде в Новосибирске и договорились меня показать ему». Словом, Павел Киташев специально приехал в Екатеринбург на просмотр, а затем предложил кататься в парном катании и переехать в Москву. «Мама была очень против, чтобы я уезжал, — вспоминает он, — но я уже и сам понимал, что шансов и перспектив у меня в одиночном катании нет».

Московская жизнь у Максима началась 19 августа 2007 года (видимо это событие так впечатлило 13-летнего парня, что Максим дату своей встречи со столицей запомнил навсегда). «На первой тренировке Нина Михайловна вообще не особо на меня смотрела, — признается он, — а потом я начал делать вращения и сделал бильман. Она отвлеклась от других и стала на меня смотреть. Потом сказала: «Это было хорошо, продолжай».

Примерно два с половиной года новоиспеченный парник Мирошкин катался один. То есть не совсем один: в промежутках между разучиванием на льду шагов и поворотов со стульями, а также освоения выбросов и подкруток с конусами Максим пробовался с различными партнершами, но своей половинки так и не обрел. Затем вернулся в Москву после своей работы в шоу Владислав Жовнирский, который заметил старательного подростка, в одиночку осваивающего парное катание, и начал ему что-то подсказывать, объяснять. В этот же 2009 год в группу пришла на просмотр Лина Федорова, которую сразу же подвели к Максиму со словами: «Попробуйте».

 Если делать, то хорошо!

Надо ли говорить, что Лина и Максим, встав в первый же день вместе, подошли друг другу настолько, что у тренеров не осталось сомнений: это пара. В первый же день Максим поднял ее в элемент «самолетик», а когда начал спускать с поддержки через кувырок, то его руки соскользнули и он чуть не уронил девочку, но все же сумел поставить. «Я помню, она на меня тогда так посмотрела! Мол, это еще что? Если взялся делать, то уж делай хорошо! — улыбается Максим. — Но я видел, что она испугалась не сильно и что ей все понравилось». «Мы на второй же тренировке попытались сделать выброс кауфманн в полтора оборота (выброс через Аксель), — подхватывает Лина, — правда он у нас не очень получился, потому что в принципе это сложный элемент. Его сейчас мало кто в мире делает, только, пожалуй Савченко — Шолковы исполняют, причем в три с половиной оборота. Там хваты сложные», — со знанием дела добавляет она.

Становление молодой пары проходило некоторое время под присмотром Нины Мозер, после чего она передала их в руки своему же воспитаннику, а теперь молодому тренеру Владиславу Жовнирскому, который к этому времени уже решил закончить кататься в шоу. Так что Федорова и Мирошкин — его первая и пока единственная пара, с которой Владислав начал работать с нескрываемым энтузиазмом.

Рассказывая о своем тренере, ребята в один голос называют одним из главных его качеств умение спокойно вести каждую тренировку и тщательно разбирать каждый элемент. «Он самый замечательный тренер, потому что никогда не кричит на нас, — начинает свой рассказ Лина, но потом признается: — Ну если у нас что-то не получается, он может, конечно, крикнуть на нас после десятого раза нашего тупизма. И все успехи или проблемы мы делим на троих, у нас нет такого, что кто-то конкретно в чем-то виноват: если кто-то из нас ошибся, то, значит, мы все ошиблись». На стартах их триумвират всегда выглядит как дружная команда, в которой каждый занят важным делом, без отвлечений на посторонних. «Владислав Владимирович замечательный психолог: перед выходом на старт он говорит всегда нам такие вещи, которые подбадривают. А еще он умеет снять с нас напряжение перед стартом, — рассказывает Максим. — Помню, в Старом Осколе на «Олимпийских надеждах» мы перед произвольной программой волновались как-то уж очень сильно. Тренер подходит и говорит нам: «А что вы сегодня на ужин есть будете и куда вечером пойдете?» Я даже оторопел: начал думать про ужин и вообще перестал волноваться».

На вопрос: ругаетесь ли вы между собой, Лина и Максим честно отвечают, что в их паре случается и такое, однако все эти перепалки на корню пресекает их тренер: «Мы как только начинаем спорить, он нам тут же говорит: «Молодцы, молодцы! Хорошо работаете! Продолжайте, посмотрим, к чему это приведет». Правда, темперамент молодых бойцов не всегда удается усмирить: перед чемпионатом России ребята умудрились так поссориться, что произвольную программу они откатали без четырех прыжковых элементов. «Сидим мы в kiss&cry такие невеселые, а тренер нам говорит: «Не переживайте. Зато поругались», — смеется Лина. — Нам было стыдно». Этот эпизод очень ярко иллюстрирует ту мудрость, что из правил случаются исключения, потому что, как правило, Максим и Лина не соперничают внутри своей пары. Наоборот, на каждом старте можно увидеть, как они морально поддерживают друг друга, выходя рука об руку бьются за прокат, и как затем, выходя со льда, вместе переживают всю гамму чувств после исполнения программы.

Если у тебя ничего не болит, значит, ты…

Это сейчас в Москве наблюдается своеобразный бум парного катания, а еще лет 10 назад казалось, что московские фигуристы вообще игнорируют парное катание, считая его слишком травмоопасным. Надо сказать, что в этом есть доля правды, которая состоит в том, что в основном травмы происходят в самом начале пути, еще до того, как будут выучены все основные элементы: тодесы, подкрутки, выбросы, поддержки. Причем непосвященные в тонкости новички в основном боятся поддержек, но потом понимают, что они ничто по сравнению с выбросами и подкрутками. Лина Федорова, несмотря на рост Дюймовочки, совсем не из пугливых фигуристок и каждый парный элемент учила без страха, но с желанием. И все же ей не удалось избежать неприятной во всех отношениях травмы пятки как раз той ноги, на которой исполняется выезд. «Мы в прошлом году не смогли принять участие в Первенстве России, потому что у Лины была травмирована пятка и она просто каталась через боль, — рассказывает Максим. — Мы пытались что-то ей в ботинок подкладывать, какие-то стельки вставляли, но ничего не помогало. Я помню, как на соревнованиях мы делаем выброс, Лина его выезжает, а у нее по щеке слезы текут. Я ее спрашиваю: «Ты чего?» А она говорит: «Просто ужас какая боль в пятке. Боль даже в голову отдает». Извечная шутка фигуристов, да и, наверное, вообще всех спортсменов: «Если ты утром проснулся, а у тебя ничего не болит, значит, ты умер» — служит слабым утешением, когда твой организм дает слабину на уровне всех костей и суставов. Но жаловаться или ныть в этом обществе не принято, потому что кому пожалуешься, если у всех есть такие проблемы. «Помню, как на чемпионате России Лина делает выброс тройной сальхов, который у нас стоял девятым элементом и выезжает с него! И когда она его сделала, то я не смог сдержать эмоций и закричал: «Ура!» Ребята, которые сидели на трибунах, меня потом спрашивают: «Ты чего кричишь во время проката?» А я так радовался за нее, что она при такой травме и боли сумела сделать выброс, — восхищается своей партнершей Максим. — Пятка у нее до сих пор иногда простреливает, но уже стало полегче».

Золото финала, бронза чемпионата

Стартовать только что созданная пара начала практически сразу. По их воспоминаниям, одним из самых запоминающихся стартов были соревнования в Австрии, куда они приехали в статусе новисов, но так получилось, что все пары снялись и они единственные вышли на лед перед судьями, откатали программы и «выиграли» свое первое золото.

В прошлом сезоне на I юношеских Олимписких играх в Инсбруке они стали вторыми, проиграв китайцам Ю – Джин, но обидно было совсем не это, а то, что судьи засчитали им лишний оборот на поддержке, хотя они сделали все как на тренировке и как на турнире в Германии, где судьи засчитали поддержку как надо. «Если бы не этот момент, то мы бы выиграли юношескую Олимпиаду», — сокрушается Лина.

Сезон 2012/2013 начался для воспитанников Влада Жовнирского с убедительных побед на юниорских этапах Гран-при ИСУ, что вывело их в лидеры финала, который проходил на олимпийском стадионе в Сочи. То ли Сочи так благотворно подействовали на российских юниоров, то ли накопленные за эти годы на разбег силы наконец дали результат, но весь юниорский пьедестал в парном катании был за российскими парами, а чемпионский титул Лина и Максим не уступили никому. Когда табло высветило результаты и стало понятно, что золото поедет на каток «Вдохновение», то вышедшие в микст-зону победители практически не могли говорить ни о чем, кроме как о победе всех трех российских пар. Особенную радость у Лины и Максима вызывала бронзовая медаль Марии Выгаловой и Егора Закроева, которую те сумели завоевать в непростой борьбе с канадцами Пурди — Маринаро. «Мы сдружились с ребятами, — признается Лина, — потому что на всех Гран-при были вместе, в одних номерах жили, а потом даже просили, чтобы нас вместе селили. И мы действительно очень радовались, что они канадцев сделали».

Выиграв юниорское Первенство России, пара Федорова — Мирошкин начали готовится к чемпионату мира среди юниоров, который проходил в Милане. Правда, на сам чемпионат их пара отправилась с приключениями, которых лучше бы не было. Меньше чем за сутки до вылета на чемпионат мира Максим узнал, что ему забыли оформить Шенгенскую визу, но надо сказать, что оформить её он смог за шесть часов, и уже в аэропорт прибыли со всеми документами. Затем Влад Жовнирский не смог взять с собой в поездку свою собаку по кличке Йорик, которую он всегда брал на все турниры, а здесь не получилось. И все это каким-то роковым образом вылилось в неожиданное для российских знатоков юниорского парного катания в 7-е место в короткой программе нашей пары Федорова — Мирошкин. «Мы очень переживали, что упали на выбросе, — качает головой Максим. — Но потом мы решили: с такими трудностями сюда летели — и все зря, что ли?» На произвольную программу ребята выходили в непривычной для себя предпоследней разминке, но с решимостью прокатать программу хорошо, чтобы самим понравилось. Так и случилось: их результат в произвольной программе никто превысить так и не смог, и они стали лучшими среди приехавших российских пар. Вот только было жаль, что до серебряной медали им не хватило 0, 13 балла, а в тот день победу праздновали американцы Денни — Фрайзер и канадцы Пурди — Маринаро. Правда, после награждения, поздравив своих воспитанников с бронзой, Владислав Жовнирский все же сказал: «Да, надо было Йорика с собой взять».

Фирменный элемент

Мировое парное катание переживает в наши дни стремительный подъем, если не сказать прорыв. Смотрите сами: сложнейшие поддержки, многооборотные подкрутки и выбросы, разнообразие тройных прыжков, исполняемых параллельно. Еще недавно достаточно было уметь делать двойной Аксель, чтобы тебя приняли в группу парного катания, а сегодня и юниоры, и взрослые включают в свои программы тройные лутцы, которые не каждый одиночник прыгает. Видимо в парном катании настали такие времена, когда надо иметь в прыжковом арсенале все виды тройных прыжков, не меньше. Максим и Лина не стоят в стороне от новых тенденций: сегодня пара вовсю разучивает тройной тулуп и тройной сальхов, но, по мнению ребят, вставлять в программу можно только то, что получается стабильно. Их ассортимент прыжков на выбросе в этом сезоне пополнится предписанным тулупом, прибавившись к уже освоенным сальхову и риттбергеру. Они даже попробовали на тренировке выполнить четверную подкрутку, которая, по заверению Максима, даже неплохо у них получилась, потому что Лина очень здорово крутит в воздухе, но… «Как-то раз я не очень поймал Лину, — смущается Максим, — и она своей головой ударилась о мое плечо так, что чуть брекеты не выпали, и Владислав Владимирович сказал: «Давайте без экспериментов».

Но кататься без экспериментов очень трудно, во-первых, потому что молодость любит дерзать, а во-вторых, ребята катаются поистине в звездной группе, рядом с такими профессионалами как Татьяна Волосожар и Максим Траньков, которые заставляют тянуться за ними всех, кто с ними на льду. «Их катание очень вдохновляет нас, — не скрывает эмоций Лина. — Видели бы вы как они выкладываются на тренировках! Если у них что-то не заладилось, то пойдут на элемент с еще большим воодушевлением! У них каждое движение в программе несет на себе смысл, так что не заметно где элемент, а где связка, потому что все это единый образ. Нам с Максом до них очень далеко, потому что мы пока катаемся так: заход на элемент — элемент — выход. Нам тренер их всегда в пример ставит».

Возможно, поэтому группе Нины Мозер присущ такой дух творчества, что каждый старается не копировать, а придумывать новое, и даже если иногда Лине с Максимом хочется пойти по старому пути, то тренер им говорит, что этот путь не для них. И действительно, пара запоминается рядом оригинальных элементов: например, чего стоит их фирменный элемент — параллельное вращение в бильмане — или заход на подкрутку с низкого параллельного кораблика. Кстати, этот заход ребята придумали случайно: Лина пыталась научиться делать кораблик и все время падала с него. Тогда Максим предложил подстраховать ее, сев в тот же кораблик сзади. Нина Мозер увидела их попытки и сказала: «Вот вам и новый заход на подкрутку».

Особые теплые чувства у ребят вызывает их хореограф, заслуженный тренер России Алла Капранова, которая как основной хореограф ведет у них класс и отрабатывает на льду программы. «Что мне нравится в Алле Викторовне, — с энтузиазмом говорит Максим, — это то, что несмотря на свой возраст, она всех нас перетанцует! От нее исходит такая энергия, что всех захлестывает. Она в зал входит и так нам улыбается, что какое плохое настроение у нас ни было бы, оно тут же меняется на самое лучшее. И в своей работе с нами, она не навязывает нам что-то свое, а отталкивается от нас, наших желаний и возможностей».

Что касается самих программ, то, наверное, многие помнят их произвольную программу, затем ставшую показательным номером, про девочку с собачкой, которых для них придумал постановщик Саркис Таванян. В этом году их программы будут такими же характерными, веселыми и заводными, потому что, как считает Влад Жовнирский, ребятам еще слишком рано катать лирические или романтические программы. «Мы второй сезон мечтаем о Чаплине, — признается Максим, — но наш тренер нам говорит, что образ, созданный Бережной и Сихарулидзе, был очень яркий, и если уж браться за эту тему, то сделать надо лучше или по крайней мере соответствовать».

 Желанная сложность бытия

Лина Федорова по знаку Зодиака принадлежит к Стрельцам, которых все гороскопы мира трактуют как очень целеустремленных людей, которые если уж выбрали себе цель, то никогда от нее не откажутся. («Ага, вот в чем дело! — комментирует Мирошкин открывшуюся для него новую зодиакальную информацию, — то-то на ОФП я призываю ее отнестись к заданию без фанатизма, а она мне: «Ни за что!»).

Максим Мирошкин, напротив, принадлежит к племени Близнецов, которым покровительствует бог общения Меркурий, известный тем, что у него были на ногах крылатые сандалии, позволяющие ему легко перемещаться с места на место или быть одновременно в двух местах сразу. Поэтому нисколько не удивительно, что у Макса есть желание попробовать себя на театральной сцене или в кинематографе, о чем он стал задумываться после съемок в сериале «Жаркий лед» .

Ну а если серьезно, то каждый из ребят очень много отдает сил и времени фигурному катанию, выкраивая для остальной жизни часы или даже минуты, чтобы успеть сделать что-то еще, например получить образование. Лина Федорова пойдет учится в 9 класс, а Максим продолжит свое обучение в МГПУ по специальности «социальный педагог», однако со временем думает получить второе, уже юридическое, высшее образование. Почему Максим не выбрал физкультурный вуз и родную кафедру фигурного катания? Он на этот вопрос, смущаясь, сказал: «Тренер — это призвание, а я не чувствую, что это мое. И если честно, то я боюсь испортить большой талант, не могу взять на себя такую ответственность и начать учить тому, чем я сам, возможно, не в совершенстве владею».

Лина Федорова, скромно потупив прекрасные черные глаза, говорит, что в будущем хотела бы поступить в институт теле- и радио вещания и стать телеведущей (еще бы, с такими-то ресницами!), чтобы вести программу «Новости» на Первом канале. «Она мне тут говорит: «Представляешь, Макс, ты приходишь вечером домой с работы, садишься на диван, включаешь телевизор — а там я!», — и оба смеются.

Лина живет с родителями и младшей сестренкой Ланой, которой исполнилось шесть лет. Лана тоже хотела заниматься фигурным катанием под впечатлениям от побед своей старшей сестры, но мама категорически была против, сказав дочери, что вторая головная боль ей нужна. Так что теперь младшая сестра успешно занимается в музыкальной школе, играет на фортепиано и поет в хоре. Лина, оказывается, тоже брала уроки игры на фортепиано, но сейчас на это, по ее признанию, ни времени, ни сил уже нет, но любовь к музыке осталась, и Лина с увлечением коллекционирует диски. Еще дома Лину ждет маленькая собачка Молли из породы йоркширских терьеров, которая очень помогает отвлечься от забот и расслабиться.

Максима тоже дома ждет собака, которую зовут Ежик, а также хорек по имени Шапка, получивший свое имя за то, что очень любил грызть нужные вещи, а Максим ругался на него и говорил: «Будешь себя так вести, я из тебя шапку сделаю!» Вот имя и прижилось.

Прожив уже четыре полных года в Москве, Максим Мирошкин вполне ощущает себя жителем столицы, но все равно продолжает скучать по родному городу, потому что в нем осталась вся семья, с которой он видится, к сожалению, не так часто.

Все эти сложности бытия стали для юных спортсменов привычным делом, образом жизни, когда другого распорядка вещей не только не знаешь, но и не хочешь знать. Ведь, выйдя в такой далекий путь, назад оглядываться уже не станешь, а будешь смотреть только вперед, надеясь на свою звезду и удачу.

Досье:

Лина Федорова (20 декабря 1997, Москва)

Максим Мирошкин (22 мая 1994, Екатеринбург)

Разряд: КМС по спортивным парам на льду

Тренеры: Владислав Жовнирский, Анна Патрикеева (Лина Федорова), Павел Ковтун, Елена Шестакова (Максим Мирошкин).

Хореограф: Алла Капранова

Результаты: Призеры I юношеских зимних Олимпийских игр 2012 года (2 место); чемпионы финала юниорской серии Гран-при ИСУ-2012; призеры чемпионата мира среди юниоров-2013 года (3 место); чемпионы Первенства России-2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ 2 = 9