Назад дороги нет Ольга Маркова: «Мир мужского фигурного катания изменился не столько по прыжкам, сколько по стилю катания»

Так сложилось, что на Олимпиаде в Сочи согласно нашим последним достижениям в мужском одиночном катании у российских фигуристов на участие в этом виде было одно-единственное место, которое мы тоже толком использовать не смогли. В результате мужское одиночное катание оказалось тем единственном видом фигурного катания, в котором Россия осталась без медали. Этот факт воспринимается особенно обидно еще и потому, что мировая элита мужского одиночного катания на Играх не показала себя во всем блеске своего оружия, и сложись все обстоятельства иначе, возможно, у нашей страны была бы в коллекции медаль, но сослагательного наклонения, как известно, история не терпит. Поделиться своим мнением о результатах мужского олимпийского турнира и о перспективах российского фигурного катания мы попросили Ольгу Маркову, которая в Сочи работала техническим специалистом ИСУ в мужском одиночном катании.

— Ольга, что случилось с мужчинами на Олимпиаде в Сочи, что они почти все прокатали произвольные программы ниже своих возможностей?

— Не знаю. Может быть, в день произвольной программы были какие-то магнитные бури на солнце или проблемы с акклиматизацией. Но прокаты мужчин в тот день действительно были просто аховые, совсем без блеска. Когда вид закончился, то к нашей технической бригаде подходили рефери, представители техкома ИСУ и судьи с одним и тем же вопросом: «Вы живы?» Потому что каждый спортсмен, от первого и до последнего, исполнил произвольную программу с ошибками, тем самым добавляя в работу нашей технической бригады много дополнительных просмотров элементов для четкости определения уровня вращений и оборотности прыжков. И насколько отличались короткая программа и все тренировки от того, что мы потом увидели.

Практически все «ломались» после пятого элемента, просто еле-еле начинали передвигать ногами, совершать нелепые ошибки. С чем это было связано, я до сих пор не знаю. Более-менее уверенно откатал только Денис Тен, который не показал своим катанием ничего экстраординарного, просто чисто откатался. Другими словами, откатайся все остальные спортсмены на своем уровне, и Тен был бы на 5 — 7-м месте, но никак не третий. Вообще-то лидеры как-то изначально не очень выразительно катались уже с командных соревнований. Может быть, они испугались Плющенко.

— Казалось бы, Женю можно было уже не бояться…

— Но это мы так с вами можем думать, а вот что происходит у спортсменов в душе и голове, не знаю. Думаю, что Плющенко до сих пор производит на соперников впечатление, если уже в короткой программе на командных соревнованиях и Чан, и Эббот дрогнули, сделав ошибки, а Женя — нет. Не все так просто, особенно когда это Олимпийские игры, к которым каждый спортсмен шел долгих четыре года.

Евгений достойно откатался на командных соревнованиях. В произвольной программе, видя, что основные соперники не будут продолжать соревноваться и конкурентов ему нет, решил не рисковать и отказаться от второго четверного прыжка, что, возможно, было правильным, потому что и так его техническая оценка была лучшей. Что касается двойных прыжков в конце программы, то, конечно, у него стояли в плане тройные, которые он не исполнил, так как заметно устал.

— У многих был вопрос после произвольной программы в командных соревнованиях: как получилось, что Кевин Рейнолдс проиграл техникой Евгению Плющенко, хотя сделал три четверных прыжка в программе?

— Канадец Рейнолдс обладает уникальной врожденной реактивностью и круткой, которая позволяет ему совершать четверные прыжки. Специфическая техника, основанная только на его природных качествах, хотя видно, как тренер его направляет, совершенствует. Кто-то на одном усилии сделает прыжок в пол-оборота, а кто-то на этом же усилии сделает два оборота, потому что так заложено природой. Кевин умудряется выполнить четверные прыжки практически не отрываясь ото льда, настолько его талант уникален, но это односторонняя уникальность. Кроме прыжков, в фигурном катании есть и другие элементы, которые канадцу даются нелегко: он очень средне скользит и вращается, поэтому его техническая оценка за остальные элементы невысока. Как зритель я бы не пришла смотреть на него, несмотря на четверные прыжки, а вот на американца Джейсона Брауна пришла бы, и мне было бы неважно, есть ли у него четверной прыжок или нет, потому что он яркий, разнообразный, стильный, катучий, музыкальный. Он способен к концу программы так прибавить по скорости, амплитуде и эмоциям, что дух захватывает. А оценка в итоге складывается из всех элементов и компонентов: кто-то прыгал, кто-то катал, а кто-то делал и то и другое.

— После Ванкувера в прессе и мире фигурного катания долго шла дискуссия на тему, что Эван Лайсачек стал олимпийским чемпионом без четверного прыжка. Спустя четыре года в Сочи мы видим исполнение мужчинами двух или даже трех четверных прыжков в произвольной программе, а также каскады с тройным Акселем во второй половине программы. Это уже тенденция?

— Безусловно. Мир фигурного катания уже изменился, причем не только по прыжкам, но вообще по стилю катания. Если сейчас начать сравнивать катание двух французов — Бриана Жубера и Флорана Амодио, то их стиль различается между собой, как день и ночь. И не потому, что одному 30 лет, а другому 24, а потому, что современное мужское одиночное катание стало более пластичным, более хореографичным, более балетным. В мужское фигурное катание пришло изящество, которое не надо путать с жеманством.

Алексей Урманов, Элвис Стойко, Алексей Ягудин, Бриан Жубер, Евгений Плющенко — это другие образы, другое поколение. А вот Патрик Чан, Юдзуру Ханю, Хань Янь — это новое поколение, которое отличает умение выполнять сложнейшие прыжки в сочетании с легкостью скольжения и сложнейшей хореографией. Юдзуру Ханю очень легкий, прямо воздушный, свободный от природы. Китайский фигурист Хань Янь просто невероятный своими летящими прыжками, у нас таких нет. Патрик Чан лично для меня — это фантастичный фигурист, сочетающий в себе и мужественность, и силу прыжков, и легкость катания! Когда я вернулась в Москву после Игр, то решила попробовать на льду повторить шаги, которые он делал в короткой программе. Я их сделала, но я не уверена, что они у меня получились с той же легкостью, какую показывает он в программе, заходя на прыжок. Я понимаю, что зрители, когда на него смотрят, не понимают вообще, что он там делает на льду ногами, сложно это или нет, потому что человек не из фигурного мира не способен это оценить. Но поверьте мне, его шаги состоят из очень сложных связок и поворотов, просто он их делает очень легко!

Другие фигуристы тоже какие-то шаги делают, но, знаете, можно письмо написать каракулями, когда одна буква похожа на другую, а можно каллиграфией. Так вот Патрик Чан — это каллиграфия скольжения на льду. Кроме того, что у него талант от Бога, он еще и обучен очень хорошо, потому что канадская школа никогда не пренебрегала скольжением, в отличие от нас. У нас же несколько поколений выросло без понимания скольжения и без обучения ему как основе фигурного катания.

— Московская Федерация вот уже четыре года проводит тестирование по скольжению своих юных спортсменов…

— И это приносит результат! Сейчас все стало гораздо лучше, потому что многие тренеры оказались вынужденными изучать, что такое крюк или скобка. Уже дети, начиная примерно с 2000 года рождения, более-менее прилично владеют коньком, так как от тренеров стали требовать грамотность исполнения тестов. И в тех группах, в которых каждый специалист — тренер, хореограф, тренер по скольжению — делает свое дело, результат налицо. Хотя надо понимать, что не каждому дан природой талант кататься с легкостью и красотой.

— Наверное, сложно найти талант среди мальчиков, учитывая, что у нас в стране по традиции фигурное катание не считается мужским видом спорта?

— Подобная ситуация одинакова во всем мире. Фигурное катание — это не хоккей, поэтому очередей из мальчиков к нам не стоит. К тому же у нас в стране занятия по фигурному катанию проводятся в группе, а не индивидуально, хотя я могу со всей уверенностью сказать, что талантливый ребенок и на групповых занятиях все равно возьмет больше, чем тот, кому это не дано. В бытность моей работы тренером случалось, что родители обижались на меня, когда я говорила, что у их ребенка нет способностей к фигурному катанию. А наличие способностей в нашем виде спорта — это полдела. Кто-то сразу может поднять ногу на 180 градусов, а кто-то может только на 45, и сколько усилий надо будет положить с обеих сторон, чтобы научить поднимать ногу на 180 градусов. Я не говорю уже про координацию, реактивность мышц, ловкость, прыгучесть и все остальное.

— На ваш взгляд, какая страна сегодня лидирует в мужском катании?

— Лидируют американская, канадская, японская и российская школы фигурного катания, но талантливый самородок может появиться в любой стране, как Стефан Ламбьель в Швейцарии, Хавьер Фернандес в Испании, Денис Тен в Казахстане и так далее, независимо от наличия в ней крепкой отечественной школы. Талант, как я уже говорила, пробьет себе дорогу.

Каждый из гениальных спортсменов поднял планку для всех очень высоко. Так, Стефан Ламбьель изменил наше представление о вращениях, и теперь назад дороги не будет. Патрик Чан показал, что может делать коньком не танцор, а одиночник, при этом совершающий четверные прыжки.

Я думаю, надо признать, что мужское фигурное катание — и эта тенденция уже хорошо проявилась — пойдет по самому сложному варианту: элементы ультра-си и впечатляющее скольжение с качественной хореографией, что обязательно должно базироваться на высокой функциональной подготовке спортсмена, иначе он будет не способен насытить свои программы сложнейшими движениями, которые должны быть исполнены с артистизмом и практически балетной грацией. Тренеры, работающие с мальчиками, должны понимать, что времена «летающих табуреток» прошли, что теперь для завоевания мирового пьедестала их ученики должны быть универсалами, как Чан, Ханю, Янь.

— В этой связи в каком состоянии находится российское мужское одиночное катание сейчас?

— Сергей Воронов, Константин Меньшов представляют нашу страну не первый год. Нашим ребятам не хватает легкости и катучести. На разминке американцы и японцы толкнулись коньками и поехали, наши толкнулись — и такое ощущение, что остались на месте. Природные ли это особенности или это особенности нашего обучения — я не могу сказать, но эту разницу видно глазами. У Кости Меньшова очень хорошие дорожки шагов, сам он легкий, но он не катит.

Если говорить о молодых, то сейчас у нас есть перспективные одиночники, которые способны вклиниться в мировую элиту в будущем. К этим перспективным я отношу в первую очередь Максима Ковтуна, который за этот сезон просто совершил прорыв в своей технической базе. Вспомните, в прошлом году у него был в программе только тройной Аксель и один четверной тулуп соло. В этом сезоне уже на этапах Гран-при, спустя всего полгода, он показал в произвольной программе, кроме тройного Акселя, три четверных прыжка — четверной тулуп, четверной сальхов и четверной тулуп в каскаде. Другими словами, он со своими тренерами за полгода сделал объем работы, равный примерно двум годам работы. Если бы не Сочи, то он мог бы добавлять по одному четверному прыжку в год и спокойно, не торопясь его вкатывать. А ему пришлось в условиях форсированной подготовки делать весь этот объем работы, и он это сделал. И мне за него по-человечески обидно, что он не смог свой колоссальный труд показать в Сочи.

— Не получится ли опять так, что только Максим Ковтун у нас «один в поле воин»?

— Надеюсь, что нет, потому что подрастают хорошие фигуристы, которых, надеюсь, нам удастся вырастить и сохранить для российского фигурного катания. Это очень важно — не растерять тех, кто потенциально может пополнить элиту мирового фигурного катания. Я сейчас вспоминаю наших ребят — Артема Григорьева, Александра Успенского, Ивана Бариева, Даниила Глейхенгауза, Артема Бородулина — целое поколение перспективных и талантливых ребят, которых мы растеряли в итоге. И все это потерянное поколение в результате свалилось на плечи Максима Ковтуна.

В настоящее время мне очень нравится, как прогрессируют от сезона к сезону Адьян Питкеев, Александр Петров, Александр Самарин, Влад Самойлов и Михаил Коляда, который по красоте прыжка мне нравится больше всех, жаль только, что пока он очень нестабильный. Я бы не стала списывать со счетов Жана Буша, Сергея Бородулина, Артура Гачинского, каждый из которых в этом сезоне сменил тренера в поисках лучшего результата. Надеюсь, эти перемены скажутся на их катании положительно.

Досье

Ольга Маркова

Мастер спорта международного класса, одиночное катание

Тренеры: Александр Копылов, Елена Буянова

Клуб: ЦСКА (Ленинград, Москва)

Достижения: чемпионка России (1993), двукратный серебряный (1995, 1997) и бронзовый (1996) призер чемпионата России, бронзовый и серебряный призер чемпионата Европы (1995, 1996).

Ученики: Оксана Гозева, Михаил Магеровский, Софья Бирюкова и другие.

Образование: высшее, Сибирская государственная академия физической культуры.

В настоящее время: технический специалист ИСУ.

Примечание: Ольга Маркова отличалась исключительным стилем скольжения, названным «хрустальным», который отличался мощным реберным скольжением, позволяющим быстро набрать высокую скорость, обладала редким чувством тонкого баланса, умела выезжать с прыжков в самом неудачном положении, например, на внутреннем ребре. Отличительной особенностью Ольги Марковой являлась музыкальность ее катания, что позволяло судьям давать высокую вторую оценку (разница между технической оценкой и артистизмом иногда составляла до 0,8-0,9 балла, что является редким случаем в истории фигурного катания).

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ 6 = 9