Step by step Алла Шеховцова: «Уникальность нашего вида состоит исключительно в самом танце»

После реформы системы судейства 2004 года, наверное, ни один вид фигурного катания не подвергался такой нещадной критике, как танцы на льду. Главным упреком стала констатация факта, что хотя танцы и стали больше похожи на спортивную дисциплину, в то же время они потеряли свою идентичность, став скучными и однообразными. В чем причина этого недовольства и что делается для того, чтобы танцы на льду оставались по-прежнему любимым видом спорта, нам рассказала член технического комитета по танцам на льду ИСУ Алла Шеховцова. 

Если мы хотим объективно проанализировать причины всех нареканий и понять, почему, по мнению обычных зрителей и продвинутых специалистов, танцы на льду перестали быть яркими и зрелищными и даже потеряли свое «лицо», то нам следует вернуться во времена системы 6.0. Прежняя система правил предполагала строгую иерархию от простого к сложному: обязательные танцы, где все шаги и позиции предписаны и неукоснительно должны соблюдаться при исполнении; оригинальный танец, в котором предписаны только музыкальные ритмы и некоторые ограничения, связанные с рисунком танца, остановками и разъединениями; и, наконец, произвольный танец, в котором тренерам и спортсменам дана наибольшая свобода творчества. Таким образом, основной задачей спортсменов было танцевать так или иначе, а задачей тренеров и постановщиков — создавать запоминающиеся танцы. Если мы посмотрим программы оригинальных и  произвольных танцев прошлых лет, то они и сегодня будут нам интересны с художественной точки зрения, но, боюсь, нам будет сложно найти в них критерии для объективного сравнения.

Ситуация кардинально изменилась после введения новой системы правил: в танцах на льду появилось такое понятие, как «технические элементы», что потребовало от тренеров практически радикально перестроить свою психологию и систему ценностей, поскольку в оценке судейства появлялось некоторое превалирование технической составляющей. И если программы прошлых лет оценивались судьями в основном с позиции «нравится — не нравится», то теперь есть определенные и достаточно жесткие критерии для судейства.

Правда, новые правила, указавшие обязательные к исполнению элементы, на начальном этапе применения новой системы привели к некоторому однообразию в танцевальных программах. В итоге сложилась ситуация, когда и короткий, и произвольный танцы в равной степени собираются из предписанных элементов, поэтому называть сегодня произвольный танец действительно произвольным не очень корректно. В результате  получился такой «конструктор», из деталей которого тренеры пытаются собрать единое целое. Поначалу эти попытки не приводили к желаемому результату: элементы были сами по себе, а танец если и был, то сам по себе.  С течением времени тренеры более-менее адаптировались к новым требованиям, и на сегодняшний день мы уже видим, как элементы более органично стали вписываться в программы и даже в отдельных случаях стали являться кульминационными пиками.

Найдите отличия

С одной стороны, технический комитет ИСУ (техком) по танцам на льду удовлетворен тем, как развиваются танцы: некоторый баланс между техникой и артистизмом (пусть не идеальный), но уже найден. С другой — на повестке дня сегодня стоит уже следующий вопрос: по какому пути танцы будут развиваться дальше?

В последнее время для руководителей ИСУ стало очевидным, что граница между двумя дуэтными видами — танцами на льду и парным катанием — стала постепенно стираться. Особенно такая проблема стала заметна после того, как пары начали исполнять хореографические поддержки и дорожки шагов с твиззлами в танцевальных позициях, а танцоры научились делать вращения в стилистике парного катания.

Действительно, в парном катании стали появляться интереснейшие по композиции и хореографии программы. Например, в этом сезоне короткая программа «Болливуд» Татьяны Волосожар и Максима Транькова по постановке и исполнению может соперничать с танцами на льду. Думаю, если им заменить элементы парного катания на танцевальные, то публика будет их воспринимать как великолепных танцоров. Таким образом, получилось, что наши два вида действительно отличаются друг от друга всего лишь несколькими элементами: прыжки, выбросы и высокие поддержки.

Что касается тодеса, думаю, если не поставить барьер на пути дальнейшего сближения видов, то в скором будущем программы танцоров вполне может украсить хореографическая спираль, за основу которой будет взят принцип исполнения этого элемента. В связи с этим перед обоими техкомами была поставлена задача сделать так, чтобы эти виды развивались и двигались каждый в своем направлении, чтобы у них было свое собственное лицо, узнаваемое любым зрителем. Наш техком пытается найти такие пути, которые позволили бы сохранить уникальность нашего вида, а эта уникальность содержится исключительно в самом танце. Думаю, что и озвученная мной на предыдущем совместном заседании двух технических комитетов идея об изменении концепции короткой программы парного катания окажется в этой связи небесполезной. Не секрет, что по сути короткую и произвольную программу парного катания отличает лишь временной показатель. А что если попытаться из короткой сделать классическую парную программу и поставить во главу угла чистоту линий, единство партнеров и идеальную параллельность, которые были так восхитительно воплощены в программах Е. Гордеевой и С. Гринькова?

Моцарт, концерт №23

Прошлый сезон, я уверена, запомнился всем почитателям танцев на льду событием, которое стало поистине сенсационным. Речь идет о новых чемпионах мира — французском дуэте Габриэлла Пападакис — Гийом Сизерон, а также их произвольном танце на музыку Моцарта. Я думаю, что этот танец вызвал такой резонанс прежде всего потому, что их творческий опыт показал всем: из деталей «конструктора» можно создать танец подобной красоты, несмотря на то, что данное музыкальное произведение не совсем вписывается в понятие «танцевальная музыка». В этом смысле их опыт стал для всех вдохновляющим. Магия полной гармонии и глубокого проникновения в суть и настроение музыкального произведения сделала свое дело. За последнее время не многим танцевальным дуэтам удавалось подобное.

Действительно, это событие как бы стало ответом на все те дискуссии, которые без конца разворачивались среди специалистов и болельщиков, а танец явился доказательством того, что можно вернуть душу и творчество в наш вид, не руша всей системы правил.

С одной стороны, было отрадно видеть, что тренеры все-таки находят грамотный баланс между техникой и артистизмом, элементами и вдохновением, что правила позволяют создавать такие танцы, в которых элементы не являются инородными телами, что существует путь, который может объединить различные части в единое целое, имя которому — танец. С другой стороны, понятно, что впадать в состояние эйфории рановато, поскольку это пока единичные попытки создать что-то действительно яркое и интересное, приближающееся к тому, чего ждут от спортсменов техком ИСУ и болельщики. В целом этот опыт в известной степени позволил несколько по-иному посмотреть на танцы на льду и вывел саму дискуссию на более высокий уровень. Безусловно, всем нам без  исключения хочется видеть на льду более яркие и более разнообразные композиции, хочется, чтобы и спортсмены, и тренеры пребывали в постоянном творческом поиске, поэтому мы постоянно ищем возможности расширить границы творчества для тренеров и спортсменов, при этом оставаясь в рамках правил. Теперь главный вопрос звучит так: что еще можно сделать сверх того, что уже сделано?

Удивите нас

Итак, ИСУ не оставляет попыток сделать танцы на льду более зрелищными, в связи с чем в этом году была произведена очередная попытка дать возможность тренерам и хореографам наиболее ярко
раскрыть свои таланты как постановщиков, а также проявить индивидуальность спортсменов.

В частности, в коротком танце у взрослых в текущем сезоне отсутствует параллельная дорожка шагов. Ее заменила так называемая частичная дорожка шагов, в которой перед спортсменами ставится задача создать свою оригинальную версию паттерн-танца на предписанные ритмы. Частичная дорожка
шагов — новый элемент в спортивных танцах на льду, который был включен в короткий танец только в прошлом сезоне. Сейчас он будет оцениваться судьями как дорожка шагов, и тренерам дана полная свобода, открыты все двери — пожалуйста, творите, поражайте, восхищайте.

Если мы опять вернемся лет на девять назад, то вспомним, что когда-то в программе соревнований был  оригинальный танец, который надо было придумать на заданный музыкальный ритм. Надо сказать, что копилка обязательных танцев пополнялась как раз из самых лучших, по мнению техкома ИСУ, оригинальных танцев, придуманных спортсменами, и мы надеемся возродить эту традицию. На сегодняшний день реальность такова, что многие паттерн-танцы уже не соответствуют уровню технических возможностей спортсменов и требуют «рестайлинга».

К сожалению, на сегодняшний момент лишь некоторые постановки в этой части могу назвать удачными. На вопрос о том, чего не хватает, хочется сказать следующее: для того чтобы приблизиться к «Танго «Романтика» Л.Пахомовой и А.Горшкова или к «Золотому вальсу» М.Климовой и С.Пономаренко, надо поменять психологию как спортсменов, так и тренеров. Необходимо понять, что это не просто элемент, это, по сути, танец в танце, и надо относиться к нему не как к элементу, а как к самостоятельной законченной танцевальной композиции, основной задачей которой является выражение характера избранного ритма посредством движений. Чтобы не быть непонятой, попытаюсь подобрать слова для более простого объяснения. Представьте себе ситуацию, при которой перед судьями будет поставлена задача определить при выключенной музыке музыкальный ритм, на который поставлена и исполнена частичная дорожка шагов. В большинстве случаев эта задача окажется просто невыполнимой. Осмелюсь предположить, что в бальных танцах в подобной ситуации у судей не возникло бы ни тени сомнения.

Назад в будущее

В этом году техком ИСУ открыл также двери для более интересных поддержек. Теперь для определения уровня сложности введено такое понятие, как «сложный выход». Под этим понимается не столько сложный, сколько интересный, необычный, креативный выход из поддержки, который бы ее украшал. Если воспользоваться этим выходом, то можно не исполнять сложные позиции для партнерши или для партнера, а можно найти какие-то действительно интересные креативные варианты, которые стали бы украшением композиции.

Казалось бы, ищите, творите… Но тренеры настолько приспособились к рамкам правил (либо перестраховались, либо просто недооценили предоставленные возможности), что, за редким исключением, оставили традиционные поддержки. И хотя в танцах на льду техническая составляющая исполнения элементов действительно возросла, теперь нам надо вспомнить про реальное творчество и собственно танцы на льду. Лично я надеюсь, что мы вернемся в нужную точку, но на более высоком уровне, потому что все в этой жизни развивается по спирали.

Ключи к «Равенсбургскому вальсу»

В сезоне 2015/16 года техком ИСУ решил облегчить техническую нагрузку в коротком танце и с этой целью сократил количество шагов для каждого keypoint (ключевого момента). Если раньше в один key-point входили несколько шагов, то теперь буквально один-два шага. Это было сделано с целью несколько облегчить жизнь как тренеров, так и спортсменов, однако надо понимать, что если вместо трех-четырех шагов надо исполнить всего один шаг, то он должен быть выполнен идеально.

Шаги в key-points должны соответствовать описанию этих шагов в книге правил. Техническая  бригада оценивает постановку ноги, качество дуги, качество самого поворота, правильность этого поворота, то есть смотрит на них более скрупулезно. Когда раньше танцоры катали обязательные танцы, где все шаги были равноценными, к ним не так строго относились, как теперь к одному или двум шагам. Хотя для судей ситуация не изменилась: они оценивают все шаги танца, весь паттерн по таким критериям, как рисунок, глубина и чистота ребер, правильность исполнения шагов, позиции партнеров, музыкальность и прочее.

Сложность «Равенсбургского вальса», в частности, в том, что скорость и темп его настолько высоки, что даже минимизация шагов в key-points не упрощает их исполнения. На контрольных прокатах
российской сборной я не увидела должной аккуратности ни у одного из наших дуэтов. Может быть, я была слишком строга, но больше, чем по два key-points каждой паре я как технический специалист не могла засчитать. Конечно, все танцоры — люди очень эмоциональные, в чем и специфика этого вида спорта, а на фоне стресса и желания показать себя с лучшей стороны трудно от них требовать холодного расчета и полного контроля на первом старте в сезоне, но тем не менее. Очень хочется видеть общую технику катания на таком уровне, чтобы соревновательные эмоции срабатывали не в минус, а в плюс.

Также в этом сезоне у мастеров вслед за юниорами была сокращена разница в оценке уровней за key-points, что, на мой взгляд, очень прогрессивно. Было время, когда разница между первым и вторым
уровнем составляла два балла, потом один балл, но все равно получалось, что один шаг очень многое решал, так как стоил дорого. Теперь эта разница сокращена, потому что техком ИСУ идет по направлению уменьшения веса keypoints, понимая, что это всего лишь несколько шагов танца. Естественно, если мы сократили количество шагов в key-points, то должны сократить и их удельный вес во всей оценке.

Конкуренция без иерархии

В завершение хочу сказать следующее. Уже не первый год всех нас мучает один и тот же вопрос, а именно: вернет ли Россия свое лидерство в танцах на льду? У меня нет однозначного ответа, потому что найти талант и вырастить из него чемпиона — трудоемкая задача. В танцах на льду надо найти сразу два таланта и соединить их в пару, каждая пара должна найти своего тренера, своего  хореографа, а главное — свое лицо, чтобы быть не как матрешки в один ряд, а представлять яркую индивидуальность. На мой взгляд, чтобы мы могли сдвинуться с мертвой точки, нам необходимо, во-первых, очень бережно и внимательно относиться к тому, что мы имеем на сегодняшний день, оберегать спортсменов от опрометчивых поступков и решений; увеличить количество мастерских и юниорских пар, которые будут способны конкурировать между собой, а следовательно, и на мировой арене. На сегодняшний день для такой страны, как Россия, у нас недостаточное количество дуэтов высокого уровня подготовки. Во-вторых, талантливые спортсмены рождаются не только в Москве, поэтому стоит задача поддерживать и развивать существующие центры в регионах, создавать новые центры подготовки спортсменов в танцах на льду, причем речь идет не только о ледовых аренах, которые за последнее десятилетие активно строились в стране, но и о тренерских кадрах, способных поднять наш вид спорта в регионах. Без этой массовости, без острой внутренней конкуренции нам будет достаточно сложно бороться с теми, кто уже лидирует в мировом фигурном катании. Чем шире и надежнее будет основание, тем выше пирамида.

Алла Шеховцова: «Важен каждый шаг»

Отмена обязательных танцев стала вехой в нашем виде спорта. Танцы на льду, как и любой другой вид фигурного катания, постоянно развиваются: сегодня один взгляд на вещи, завтра он может быть другой. Например, одно время техком ИСУ ввел систему key-points в танцы для новисов, что, с моей точки зрения, было достаточно радикальным решением, так как в этом возрасте необходимо
учить юных танцоров базовой технике исполнения всех шагов и поворотов, обращать внимание на рисунок танца, на грамотность позиций партнеров. Сейчас в техническом комитете пришли к выводу о том, что keypoints на уровне вasic-новисов надо отменить и сократить количество ключевых моментов у advance-новисов. Иными словами, идет постоянный поиск оптимального решения, что, конечно, сказывается на развитии танцев на льду. Эти решения могут сопровождаться риском каких-то ошибок или неудач, но для того, чтобы развиваться, надо постоянно пробовать что-то новое и идти дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


1 × = 3