Дом, который построили все В «Москвиче» фигуристов готовят с первых шагов на льду до сборной России

Каждый день на лед спорткомплекса «Москвич» со всей Москвы съезжаются на тренировки юные фигуристы, несмотря на то что в Текстильщиках нет школы олимпийского резерва или детско-юношеской спортивной школы в привычном смысле слова. Официально здесь базируется школа высшего спортивного мастерства — ШВСМ, статус которой предполагает зачисление спортсменов по результатам выступлений: надо занять с 1 по 6 место на всероссийских соревнованиях или стать призером первенства страны среди юниоров.

Если бы на «Москвиче» ориентировались на эти правила, то каталось бы здесь от силы человек 8-10. «Почему в советское время в ШВСМ не шли работать тренеры? — рассказывает Виктор Кудрявцев. — Потому что сегодня спортсмен катается, а завтра нет. Школа высшего мастерства — это эпизод в его карьере. А тренер остается без работы и без зарплаты». Да и с точки зрения экономики, использовать лед для такого количества спортсменов нерационально.

Поэтому 10 лет назад в качестве эксперимента на катке «Москвич» было открыто платное отделение для самых маленьких спортсменов, и школа стала называться ЭШВСМ, то есть экспериментальная. Задачу, которую поставили перед собой руководители школы, скромной не назовешь: они сразу заявили, что будут искать талантливых детей, которые будут нацелены исключительно на спортивные результаты, поскольку цель школы — высшее спортивное мастерство. «Мы свою задачу именно так и видим — подготовка спортсменов для сборной команды России, — продолжает Виктор Николаевич, — и уже сегодня группа основного состава школы — это члены сборной».

Сегодня уже для всех очевидно, что выстроенная на «Москвиче» вертикаль поиска и подготовки талантливых фигуристов оправдала себя, принесла свои плоды. Во-первых, результат эксперимента — молодые и перспективные юноши, в числе которых братья Успенские, Иван Бариев, Артем Григорьев, Даниил Глейхенгауз, во-вторых, эта система позволила создать один из самых сильных тренерских коллективов Москвы.

Коллекционное собрание личностей

Принцип подбора кадров, которым руководствуется Виктор Кудрявцев, можно сравнить с коллекционированием — с такой тщательностью он подходит к формированию своей команды. Последние два «приобретения» школы — Виктория Волчкова и Юлия Солдатова — в прошлом спортсменки высокой квалификации. «Мне всегда обидно бывает, — признается Кудрявцев, — когда, завершая выступления, спортсмены, получившие столько знаний и мастерства, не приходят тренировать, исчезают из фигурного катания в профессиональном смысле».

Практически все тренеры ЭШВСМ — бывшие воспитанники Виктора Николаевича. Причем заслуги многих отмечены высокими тренерскими званиями. Заслуженный тренер России Наталья Дубинская воспитала чемпиона мира среди юниоров Александра Шубина. Заслуженный тренер России Марина Кудрявцева тренировала в разные годы чемпиона мира среди юниоров (1990), серебряного призера чемпионата Европы (1996) Игоря Пашкевича, чемпионку мира среди юниоров (1998), бронзового призера чемпионата мира (1999) и серебряного призера чемпионата Европы (1999) Юлию Солдатову, серебряного призера чемпионата Европы (2006) Елену Соколову, Юлию Лаутову. Заслуженный тренер России хореограф Алла Капранова работала с Кирой Ивановой, Марией Бутырской, Викторией Волчковой и многими другими. Да и не только в «Москвиче», но и в других школах Москвы и за ее пределами работает внушительный тренерский контингент бывших воспитанников Кудрявцева. «К сожалению, мы не вечные, — констатирует Виктор Николаевич, — и кто-то должен будет заменить нас».

Как считает Юлия Солдатова, ее решение стать тренером родилось в ней само собой. Когда она закончила выступать в большом спорте, то сказала Виктору Николаевичу, что хотела бы работать здесь, рядом с ним и в этом коллективе. В прошлом году, когда образовалась вакансия, это стало возможным. Сегодня Юлия тренирует две группы, проводит ОФП, на льду практически целый день, и это притом, что она — молодая мама, сыну Даниилу чуть больше года. «Я в положении была, работала, можно сказать до последнего, — улыбается Юля. — В результате я только 2 месяца пропустила, передала детей другому тренеру — и очень по ним, по работе скучала. У меня теперь амбиции: состояться как тренер, воспитать ребенка для высокого пьедестала. Я бронзовый призер чемпионата мира 1999 года, тогда весь пьедестал был российским. И хотя я сама не стала чемпионкой мира или Олимпийских игр, но своих спортсменов хочу привести к победам».

Виктория Волчкова свое решение оставить большой спорт принимала очень болезненно — в прямом смысле слова. Последняя травма колена, три операции, которые прошли с осложнениями, сделали невозможным ее выход на лед как спортсменки. «Когда я принимала решение, — вспоминает Виктория, — то Марина Григорьевна (Кудрявцева. — Прим. ред.) не торопила меня, хотя очень хорошо понимала всю ситуацию. Она вообще со мной много перенесла переживаний: с операциями, больницами — большое ей спасибо, что не бросила меня в трудную минуту. И когда Виктор Николаевич сказал, приходи к нам работать, то я не раздумывала».

Начинающий педагог полностью отдает себе отчет в том, что опыт, который она получает, работая на «Москвиче» очень ценен: «Я счастлива, что пришла работать в этот коллектив. Может быть, сначала я думала открыть собственную школу, но теперь понимаю, чтобы быть хорошим тренером — мало призвания, этому надо еще учиться. Я проработала с Кудрявцевым 12 лет как спортсменка, а теперь работаю как коллега. Можно сказать, что он продолжает меня тренировать, но только в другом амплуа. Я в любой момент могу обратиться к любому тренеру нашей школы за советом или поддержкой. Здесь приятно работать». Надо ли говорить, что творческих планов у Вики Волчковой тоже немало. Группа, с которой она работает, обещает быть сильной.

Первый тренер решает все

Имена еще двух специалистов, работающих в ЭШВСМ, не известны широкой публике. Но на «Москвиче» ни для кого не секрет, что фундаментом всей вертикали успехов создают именно эти тренеры. Как сказал Виктор Кудрявцев, именно они решают, кого мы будем тренировать и кто через 6-7 лет войдет в состав сборной страны. Речь идет о Людмиле Сапроновой и Ирине Страховой, которые работают на самом ответственном уровне, то есть с малышами. Людмила Алексеевна и Ирина Борисовна начали работать в ДЮСШ «Москвич» еще в 70-х годах прошлого века, задолго до того, как сюда пришел Кудрявцев и была организована ЭШВСМ — около 30 лет назад. В 90-х, когда ДЮСШ расформировали, они вели спортивно-оздоровительные группы, дети из которых затем расходились по другим школам Москвы, поскольку на «Москвиче» передавать их было некому.

Последние 10 лет уже в рамках ЭШВСМ они ежегодно просматривают и набирают детей в группы, ведут эти группы в течение 3-4 лет, проводя «селекцию», чтобы затем лучших ребят передать дальше для «штурма высшего мастерства». Несмотря на то что дети занимаются платно и, казалось бы, могут за свои деньги кататься «пока не надоест», постановка вопроса в корне отличается от других школ именно тем, что ребенок может быть отчислен по итогам года как неперспективный. Дети начинают заниматься в 4 года, тренировки проходят 3-4 раза в неделю на протяжении всех лет обучения. За это время проходят еще 2-3 отбора: по статистике, из первоначальной группы в 30 человек в спортивную группу отбирается примерно 10. Осуществляя каждый год новый набор, и продолжая вести уже набранные группы, «детские» тренеры ЭШВСМ держат на своих плечах по три группы каждый.

Расстаются тренеры со своими воспитанниками, когда тем исполняется 7 лет. На наш вопрос, что дети умеют делать, когда их передают дальше, был получен такой ответ, что пришлось переспросить, потому что показалось, что вопрос не понят. Нет, как выяснилось, понят. Просто, оказывается, дети на выходе прыгают как минимум все двойные прыжки, в том числе и в каскадах, многие прыгают двойной Аксель, а те, кто со способностями, прыгают 2-3 тройных прыжка. Повторимся: через 3 года обучения с нуля.

Например, Ирина Страхова в прошлом году передала в группу Волчковой Полину Коробейникову, которая делала два тройных прыжка и Аксель в два с половиной оборота. Мурад Курбанов (Сейчас занимается в ЦСКА. — Прим. ред.), катаясь у Людмилы Сапроновой, стал чемпионом СНГ в своем возрасте. И можно продолжать приводить примеры, потому что сегодня на «Москвиче» подавляющее число спортсменов — выращенные на месте.

Хотя найти ребенка по-настоящему двигательно одаренного всегда довольно сложно. Фигурное катание сегодня требует от спортсмена много способностей и данных. Есть дети, которые хорошо прыгают, но совершенно не чувствуют ребро, плохо скользят, есть такие, которые, наоборот, скользят, но не прыгают, или все умеют делать, но нефактурны, непластичны, нехореографичны и т.д. То есть у них отсутствует один или несколько компонентов данных, которые сейчас востребованы судейской системой. Без совокупности этих качеств будет тяжело достичь высот. «Поэтому важно не пропустить ребенка, — эмоционально продолжает Людмила Алексеевна. — Иногда нужно почти интуитивно угадать в ребенке его талант. Для этого нужен наметанный глаз — просто глаз-алмаз». (Смеется.)

Кроме технической подготовки малышам дают возможность с первого года обучения поучаствовать в соревнованиях, которые проходят «совсем как у взрослых» — с обязательной и произвольной программами. Программы ставит хореограф Людмила Тажирова, которая, по мнению Сапроновой и Страховой, «самая лучшая в Москве, потому что великолепно чувствует маленьких детей».

«Я прекрасно понимаю свой уровень тренерской работы, — рассуждает Людмила Сапронова, — и думаю, что я могла бы растить своих спортсменов сама и вести их к победам. Но кто тогда будет заниматься с этими детьми? У нас принято считать, что работать с малышами каждый дурак может. А вы попробуйте ребенка в 4 года научить делать троечный поворот, да еще с обеих ног. В том-то все и дело. А ведь это очень важно, чтобы они умели делать тройку в 4 года, а не позже».

«Для меня всегда было ясно, что ставить на коньки, учить первым шагам на льду должны квалифицированные тренеры с опытом практической работы, — говорит Виктор Кудрявцев. — Нашей школе повезло: у нас есть такие специалисты, которые дают хороший стабильный результат из года в год».

В западной культуре есть такое понятие — self-made man, то есть «человек, сделавший самого себя». Перефразируя это изречение можно сказать, что ЭШВСМ «Москвич» с теми достижениями, которые она сейчас показывает — это школа, сделавшая сама себя. Видимо, потому здесь все так замечательно сложилось, что этого все очень хотели. И неудивительно, что каждый наш собеседник в конце разговора говорил практически одни и те же слова: «Вы знаете, мне очень нравится, как мы здесь работаем. Очень сильные ощущения сотрудничества и общего дела. Мы не делим детей на своих и чужих, потому что в каждого ребенка либо уже вложен, либо будет вложен труд каждого из нас. И дети прекрасно относятся к нам, тренерам, потому что знают, что мы им, по большому счету ничего, кроме добра, не желаем».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 + = 11