Виктор Кудрявцев: «Нужна государственная программа развития фигурного катания в России и в Москве»

Уже прошло больше года, как стало известно, что Олимпиада-2014 состоится в Сочи. Шесть лет оставшиеся до этого события пролетят быстро. Нам предстоит не только выстроить олимпийские объекты, но и продумать программу подготовки спортсменов, чтобы мы смогли порадовать страну своими победами. Олимпиада в Пекине удивила весь мир не только организацией самого праздника, но прежде всего великолепной подготовкой китайских спортсменов. Государственная программа по развитию фигурного катания в преддверии сочинской Олимпиады могла бы решить многие наболевшие проблемы нашего вида спорта.

Причинно-следственные связи

Сейчас значительно увеличился процент травматизма у фигуристов. Под травмой я подразумеваю не ушиб, а заболевание опорно-двигательного аппарата спортсмена в связи с нагрузками, которые требует современное фигурное катание. Одна из проблем заключается в том, что, например, в нашей школе высшего спортивного мастерства по фигурному катанию достаточных условий для учебно-тренировочного процесса нет. Особенно это касается медицинского обслуживания. Простой пример: в штате школы нет врача. Я имею в виду не того врача, который царапину зеленкой помажет. Для такой школы врач должен быть как нянька: должен знать о состоянии фигуристов все, отслеживать самочувствие каждого. Если что заболело — сразу принимать правильные меры.

Сегодня нам как никогда нужны специалисты по физической подготовке — даже не столько по задачам фигурного катания, сколько с задачей выравнивать те физические дефекты, которые уже имеются у детей. Специалисты должны их грамотно вести параллельно с тренерами, для того чтобы в 15 лет фигурист смог начать тренировать сложные прыжки. Способность к прыжку тесно связана с правильным развитием тела, развитием тазобедренного сустава. Мы в ШВСМ не можем взять в штат специалиста по физической подготовке, все эти заботы приходятся на плечи родителей.

Существующий объем тренировочного времени не позволяет нашим спортсменам выучить новые элементы. Они могут лишь поддерживать на уровне то, что уже умеют, — о том, чтобы выучить новое, речи нет. Мы сейчас по объему времени не догоняем мировые центры фигурного катания. При этом мы не можем обеспечить учебный процесс длительностью 6-7 часов в день не только потому, что нет льда, но и потому, что наши дети не в состоянии столько кататься.

Сегодня практически ни у кого нет условий для восстановления спортсменов после тренировок, на которых они тренируют многооборотные прыжки — сложнейшие элементы 4-го уровня. Ну приемлемо ли, что после сильнейших нагрузок, двухразовых тренировок, ребенок (а у нас преимущественно юношеский спорт) с утра и до вечера находится на ногах в коридоре? Питание всухомятку, потому что нет столовых. Дети в 12 лет уже с гастритами. С определенного времени ресурсы исчерпываются, ребенок перестает восстанавливаться.

Посмотрите, после подготовительного периода — когда нет школьной нагрузки, когда ребенок высыпается, когда условия летних сборов стационарные, плюс море и природа, — все дети на подъеме, хорошо катаются. Как начинается основной сезон, спортсмены начинают сыпаться. У нас основные соревнования в середине сезона, а у спортсменов к этому времени силы на исходе.

Я летом в Новогорске видел, как работает сборная по художественной гимнастике. Они сидят на оснащенной базе, работают по 6-7 часов с перерывами на отдых в комфортных условиях. Фигуристам уровня сборной Москвы и России также нужны стационарные условия.

Давайте называть вещи своими именами

Последние десять лет каждый год в Москве строятся по 2-3 катка. Их вводят в строй, но новые катки все также не приспособлены к полноценным занятиям, потому что не имеют залов для ОФП, залов для хореографии, комнат отдыха. Что выгоднее: строить новые катки-полуфабрикаты или реконструировать уже существующие ледовые базы? На мой взгляд, в любом случае выгоднее вложить инвестиции в существующие катки, где уже созданы школы. Вероятно, все эти вопросы обсуждаются в спорткомитете Москвы и в Министерстве спорта, но, тем не менее, я считаю, что пока не будет государственного плана развития фигурного катания, мы будем все дальше и дальше по результатам от мировой элиты. Для того чтобы отечественное фигурное катание прилично выглядело на сочинской Олимпиаде, должны быть определены центры фигурного катания, чтобы они получали финансирование, чтобы они были продуманы до деталей, и непременно — с медицинским обслуживанием.

Возьмем ДЮСШ Москвы, в которых открыты отделения фигурного катания, как например, в Зеленограде. Там просто катаются дети всех возрастов собранные в группу без какой-либо системы. А системы они не могут создать в силу того, что у них вообще нет условий. Как можно это называть школой, если у них в день 2-3 часа льда на всех? Если появляются перспективные дети, они могут только передать этого ребенка кому-то и все. Когда говорят «школа города Зеленограда», это просто фраза, потому что школа только на бумаге. Это просто секция фигурного катания — надо называть вещи своими именами.

Любовь к искусству

Кадровый вопрос тоже очень стоит остро для России. Сейчас в стране (я не беру Москву и Санкт-Петербург) нет тренеров по фигурному катанию. Люди не идут работать из-за низких зарплат, отсутствия условий. Да и в Москве мы не можем привлечь в штат специалистов по хореографии, ОФП, которые могли бы вложить свой опыт. При этом спрос на услуги по фигурному катанию настолько разогрет, что заработать деньги на стороне тренерам не составляет труда.

Да, у нас поистине любительское фигурное катание, потому что все им занимаются из любви к искусству. Профессионалы — это те, которые зарабатывают на жизнь своим мастерством. Посмотрите на другие зимние виды спорта: лыжники, биатлонисты, горнолыжники — все члены сборной команды возрастом свыше 25 лет, у многих жены и дети. Стали бы они так пахать, как наши фигуристы, если бы у них не было зарплаты? Остались бы они в спорте? Они обеспечены не нашими стипендиями, а нормальными зарплатами, которые позволяют им тренироваться, ни на что не отвлекаясь. Они обеспечены ведущими спонсорами страны. Почему же такое отношение к фигурному катанию?

У тренеров нет рычагов стимулирования спортсмена, потому что семья спортсмена тратит свои деньги на все — на экипировку, на оплату тренеров, льда, залов, на костюмы и прочее. Часто кризис мотивации наступает у фигуристов в 16-18 лет, потому что родители устают оплачивать без конца фигурное катание, а мальчики и девочки думают: зачем мне биться об лед, тренировать тройной или четверной прыжок, когда я уйду в шоу и заработаю на жизнь тем, что уже умею.

Надо создавать детям условия, которые еще больше поддерживали бы их мотивацию, тогда с них можно будет и за результат спросить. Потому что спортсмены тоже будут думать: готовы ли они потерять эти условия или льготы? Например, у Ильи Климкина в 24 года были требования по зарплате, чтобы он мог содержать свою семью. Ему отказали — тогда он ушел зарабатывать. В результате мы потеряли спортсмена, который мог представлять конкуренцию и спарринг для молодежи. А сейчас вся сборная России — это в основном дети до 20 лет, практически юниоры.

Хорошо, Федерация Москвы начала своих спортсменов страховать, ведь оплатить операцию, а потом и реабилитацию — это не одна тысяча долларов. Но федерация — общественная организация, которая не все может. Хорошо, Ирина Яковлевна Рабер с пониманием подходит к решению наших текущих проблем, привлекая спонсоров. А в других городах России где эти спонсоры?

Между тем в стране существует план развития хоккея: строятся новые катки, на которых не случайно лучшее время отдается хоккею. Фигурное катание получает 2-3 часа «мертвого» времени, и при этом нам постоянно говорят: «Хватит ныть, у вас льда достаточно». Но если говорить по крупному счету высшего спортивного мастерства, где это мастерство можно создавать? Поэтому я и говорю: пока не будет государственного плана развития фигурного катания в стране (или Москве — как одном из его центров), высоких результатов не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


5 + 4 =