Несправедливость не выносит безразличия С ней либо сотрудничают, либо сражаются

«Это несправедливо!» — каждому взрослому приходилось слышать подобное от своего ребенка. Пока он — малыш, восстановить справедливость нетрудно, но по мере взросления мир вокруг ребенка перестает поддаваться контролю со стороны взрослых, тем более, если его жизнь связана со спортом. Особенно, с таким спортом, который принято называть субъективным из-за того, что результат определяется не секундомером, весами или рулеткой, а человеком.

Справедливость — это что?

В спортивной жизни переживание несправедливости может быть связано с различными факторами. В моей практике довольно большая часть клиентов, обращающихся за консультацией, приходят с жалобой на несправедливость. Эти жалобы так же разнообразны, как и индивидуальность каждого человека. Одного возмущает несправедливое судейство (вот они «своих» хорошо судят, а нас плохо), другого — отношение тренера (а вот Петей он занимается больше, чем мной), третьего — отношения внутри группы на катке (все знали, что тренировку перенесли, а мне не сказали) и тому подобное. Тренеры жалуются, что талантливые дети не хотят трудиться, дети жалуются, что родители несправедливо упрекают их в лени, родителей расстраивает неблагодарность детей. Но всех их объединяет одно желание: восстановить справедливость по отношению к себе и именно в том виде, в каком они хотят ее видеть.

Что такое справедливость? Это оценка, признание, уважение прав и достоинств каждого человека. Соответственно, несправедливость — это смесь чувств в ответ на ситуацию, в которой человек чувствует себя неценным, униженным, неполноценным, обиженным или даже преданным. Степень этого переживания определяется только субъективным чувством обиды, а не чьим-то мнением на этот счет. На самом деле в основе этого переживания лежат неоправданные ожидания, а точнее рассогласование наших ожиданий с реальным поведением других людей или происходящих событий. Например, в тот момент, когда человек от кого-то ожидает поддержки или похвалы, а тот вдруг начинает критиковать и ругать, то человек ощущает удар по своему самолюбию, самооценке, чувствует, что с ним обошлись несправедливо и обижается. По сути человек просто отказывается принимать реальный мир таким, каков он есть, и выдвигает ему, миру, свои требования, например, «мир должен быть честен и справедлив». Однако, если присмотреться внимательнее, это требование звучит как «мир должен быть справедлив именно ко мне!»

Переживая то, что судьба обошлась с нами несправедливо, мы видим ситуацию только со своей стороны. Если посмотреть любые соревнования по фигурному катанию, то на них всегда выступают несколько спортсменов приблизительно одного уровня и с похожим набором элементов. В случае, если их прокаты были равноценными и, возможно, небезупречными, то один займет, например, 3-е место, а другой — 4-е. Спортсмен, занявший 4-е место, может посчитать, что его оценили несправедливо, в то время как занявший 3-е может быть вполне доволен раскладом мест и считать, что все справедливо. Вообще нам не свойственно замечать, когда судьба и люди бывают к нам справедливы или когда выбор сделан в нашу пользу, причем в ущерб другому, который будет переживать чувство несправедливости к нему, а мы даже не будем об этом догадываться, потому что когда удача или успех на нашей стороне, то практически мы всегда воспринимаем это как должное.

Все зависит от родителей

Степень остроты переживания несправедливости, на мой взгляд, зависит от жизненной позиции спортсмена и его родителей. В своей практике я не раз наблюдала два противоположных взгляда на жизнь, которые, однако, приводят к одному и тому же эффекту — болезненно острой реакции на кажущуюся несправедливость.

Одна крайность, когда юный спортсмен своими родителями сразу же ставится на пьедестал, и теперь все, что ребенок не сделает — гениально, каждый соперник — злейший враг, а любой проигрыш — горе. Для воспитанного в таких условиях юного спортсмена встреча со взрослой жизнью и ее уроками может оказаться очень болезненной. Привыкший получать все, что захочет, и уверенный в том, что его должны оценивать всегда только хорошо, он переживает много тяжелых чувств, когда это не происходит: боль от несправедливого, по его мнению, отношения, обида на тех, кто не готов его «любить», злость, когда ему не дают то, что он требует. Человек с такой позицией не способен замечать равновесие мира, он все время хочет брать больше, обесценивая при этом все, что у него есть. Такой человек обречен жить с постоянным чувством несправедливости.

Другая позиция, когда родителями в юном спортсмене культивируется чрезмерная требовательность к себе и лишение его права на ошибку. Этому ребенку постоянно говорят, что все зависит только от него, что когда он лучший — он застрахован от неадекватного судейства, ему будет гарантирована любовь тренера и уважение соперников. Таким образом, быть лучшим — единственный способ не допустить несправедливости по отношению к себе. Казалось бы, все логично и действительно было бы так, если бы оценка деятельности не зависела от других людей и разных обстоятельств. Например, фигурист выступил на соревнованиях хорошо, сделал все, что умеет, но его соперник выступил еще лучше, ведь всегда может найтись лучший, потому что каждый стремится в спорте прогрессировать. И если в его картине мира нет права на ошибку, то он будет предъявлять претензии к себе — ведь ему не удалось стать лучшим. Выдержать собственный поток критики на самого себя очень трудно, поэтому ее чаще всего направляют вовне. И спортсмен начнет обвинять в несправедливости все и вся, что только можно: судей, что были необъективны, соперников, к которым судьи благосклонны, тренеров, что мало уделяли внимания, свою судьбу, и т. д.

Идея о том, что от несправедливости можно уберечься — иллюзия. От взрослых, которые хотят поддержать своего ребенка — не важно, в спорте, в школе или в конфликте с друзьями, — часто можно услышать: «да не обращай внимания на него», «наплюй на результат». Казалось бы, так просто, всего-то стоит не обращать на это внимание, и тогда все социальные несправедливости тебе не страшны. Но облегчения это не приносит, тем более, что это не так просто сделать, особенно в значимой ситуации и со значимыми людьми, когда обманываются ожидания, даже нереалистичные. Если окружение спортсмена продолжает настаивать на том, что он все-таки должен «контролировать себя, не обращать внимания», то подростка начинают одолевать сомнения в собственной полноценности. Его рассуждения звучат так: «Взрослые умнее и опытнее, значит им можно верить. Они говорят, что у меня должно получиться не обращать внимания и не раниться от несправедливой критики или оценки. Но у меня не получается, значит со мной что-то не так». То есть ребенка не только комплексы одолевают, но еще и с самооценкой начинаются проблемы. Кроме того, к обиде на несправедливость добавляется еще ощущение, что близкие тебя не понимают. Однако хочу здесь уточнить: оказывая поддержку ребенку в его переживаниях, я имею ввиду не удерживание его в позиции жертвы (кругом враги, все договорено и куплено). Нужно разрешить ребенку переживать свои чувства, но при этом постараться расширить его видение ситуации. Для этого важно самому родителю уметь справляться со своими сильными чувствами, когда отношение к ребенку кажется ему несправедливым. А это тоже не так просто. И если ребенок обычно переживает несправедливость остро: реагирует слезами или гневом, но при этом быстро успокаивается, то родители реагируя менее остро, переживают ситуацию более продолжительное время. Взрослым свойственно подводить под свое переживание рациональную базу. Аргументы бывают различными: благосклонность судьи к стране, которую представляет спортсмен, симпатии к тренеру, ведущего данного спортсмена, зависимость от предыдущего опыта побед или поражений и прочее, но все равно все сводится к проискам конкурентов или нечестности судей. На катках можно часто услышать бурные споры и жаркие дебаты о судействе соревнований.

На самом деле родителям встречаться с несправедливостью по отношению к своему ребенку труднее, чем самому ребенку, потому что в спортивную карьеру своих детей они вкладывают много сил, времени, денег, ожиданий. В несбывшихся ожиданиях, связанных с ребенком, много боли и негодования, хочется защитить его от несправедливого отношения и оценок. Но, увы, далеко не каждый родитель может отличить, что справедливо, а что нет, потому что в этом понятии слишком много субъективности.

Адекватно и реалистично

Несправедливость сопровождает человека в течение всей его жизни. Вряд ли кто-то может нас от этого уберечь или помочь избежать. Задача взрослого — научиться самому справляться с этим чувством и научить своих детей переживать ситуации, которые кажутся им несправедливыми.

К семи-восьми годам ребенок уже становится способным справляться с ощущением несправедливости. Важная задача родителя — формировать у ребенка адекватную реалистичную жизненную позицию без завышенных ожиданий к себе и к миру. Важно дать понять ребенку, что мир не является безусловно справедливым, да и не должен таковым быть. Не является он и несправедливым, и недружественным. Мир состоит из множества случайностей, которыми невозможно управлять или их контролировать. И если это случается, то полезно помочь ребенку пережить негативные чувства, которые у него возникли, а потом научить его рассматривать ситуацию с нескольких точек зрения. Часто именно обсуждение происходящего события помогает ребенку понять, что данную «несправедливость» можно рассмотреть и оценить с другой позиции. Важно объяснить, что в жизни есть вещи, с которыми можно бороться, а есть те, с которыми приходиться просто смириться.

Досье

Мария Красильцева

Кандидат в мастера спорта (одиночное катание). Мастер спорта по фигурному катанию (парное катание).

Тренеры: Жанна Громова, Сергей Доброскоков, Владимир Захаров.

Клубы: СДЮШОР «Сокольники», ЦСКА

Образование: Окончила Российский Новый Университет (2004), факультет психологии и педагогики, специализация: психологическое консультирование.

Курсы: Московский Гештальт-Форум, образовательная программа по гештальт-терапии (2003-2004), (160 часов); Мастерская Б. Новодержкина (2005), (56 часов); МИГИП (Московский институт гештальта и психодрамы), гештальт-консультант, сертификат (2007-2010); «Гештальт терапия в работе с детьми и подростками», сертификат; «Психодрама в работе с детьми и подростками», сертификат (2010); МИГИП, образовательная программа, сертификат гештальттерапевта. Диплом на тему «Специфика работы со спортсменами в гештальт-подходе (на примере сложнокоординационных видов спорта)» (2010-2012).

Опыт работы со спортсменами с 2003 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 + 5 =