Дотянуться до звезд Ульяна Чиркова: «В этом году МОК намерен посмотреть на синхронное катание как на олимпийский вид спорта»

— Какие впечатления у вас от команд в начале сезона?

— Впечатления сложные, потому что не все команды пока справляются со своими программами и элементами.

Вообще, в этом сезоне технический комитет ИСУ немножко изменил требования к элементам для юниоров и сеньоров, что стало для них определенной сложностью и в какой-то степени неожиданностью. То есть с нынешнего сезона обязательными стали такие элементы, которых юниоры и сеньоры не делали раньше. Например, они всегда исполняли пивотинг линии: это были две короткие линии, которые взаимодействовали между собой и вращались. А в этом году — требование, чтобы одна длинная линия, состоящая из 16 спортсменов, делала разворот. Самое интересное, что у нас новисы за три предыдущих года навострились делать этот элемент на 4-й уровень, а для сеньоров и юниоров это требование оказалось новшеством, и на соревнованиях, как международного, так и национального уровня, в начале сезона мы были удивлены, что они не могут с легкостью справиться с этим элементом, хотя новисы его делают без напряжения. Нам было непривычно смотреть на такие ошибки у серьезных команд, да и им было непривычно их делать.

Еще техком добавил как обязательную для исполнения серию твиззлов, таким образом, синхронное катание уже приближается по сложности к танцам на льду. (Смеется.) С твиззлами сложно всем: теперь надо сделать три оборота в одну сторону и три в другую, чтобы получить максимальный уровень. Между сериями нельзя добавлять шаги, можно только сменить ребро или сменить ногу, что требует серьезных навыков катания вообще. Но в принципе радует, что техком требует от синхронистов совершенствовать уровень катания.

— Как тренеры справляются с задачей совершенствования уровня катания?

— У нас, как обычно, многие тренеры стремятся получить только 4-й уровень сложности, сколько бы их ни уговаривали сосредоточиться на качестве исполнения элемента. Мы из года в год боремся, объясняя, что 4-й уровень сложности, как и четверной прыжок в одиночном катании, дается не всем, а только элите и надо стремиться делать на судейские плюсы элементы того уровня, которые команда в состоянии исполнить. Я каждый раз на всех семинарах рассказываю и показываю примеры того, как тщетно какая-нибудь команда пытается выполнить элементы на 3-4-й уровень, а в результате получает базовый и минусы от судей за плохое исполнение. И тренеров не смущает, что при таком подходе спортсмены нарабатывают неверное исполнение элемента. И я не понимаю, почему тренеры продолжают настаивать на этом подходе, когда можно поставить элемент на 2-й уровень и исполнить его на плюсы, что в сумме даст отличный результат. Наши призывы работают, но, к сожалению, еще во всем.

— Вы отслеживаете появление новых команд в России?

— Да, я отслеживаю динамику появления команд, потому что надо держать руку на пульсе и знать, куда добралось синхронное катание. Нам сейчас не хватает какого-то постоянного интернет-ресурса, чтобы развивать это сообщество. Может быть, есть смысл создать «ВКонтакте» группу, чтобы оперативно обмениваться информацией непосредственно с тренерами, руководителями команд. Приятно видеть, что география расширяется (в Красноуральске появилась команда) и что в каких-то городах команды растут как грибы. Например, в Кургане и Омске.

Но для нашей страны важно не только количество команд, но и качество их подготовки, которая связана с профессионализмом тренеров. На этом старте очень порадовал Оренбург, показавший отличные программы и прокаты. Возможно, какой-то специалист или судья хотели бы, чтобы было все более динамично, но лично мне было приятно смотреть на команду в целом: и костюмы, и музыка, и скольжение, и спорт смены — все выглядело очень гармонично.

— Два-три года назад вы называли российские центры подготовки команд по синхронному катанию — Санкт-Петербург, Казань, Екатеринбург — и говорили, что Москва тоже претендует называться таким центром наряду с этими городами. Как сейчас обстоят дела в Москве?

— Москва уже не претендует, а входит в число этих центров. У вас в УОР №4 проводится очень большая работа по синхронному катанию: созданы команды по всем четырем возрастам, со спортсменами работает очень сильная команда тренеров и специалистов, включая психологов. В общежитии есть условия для проживания и учебных занятий. Неудивительно, что своими результатами Москва уже всем наступает на пятки.

— Фактической сборной командой России по мастерам вот уже много лет является команда «Парадиз» из Санкт-Петербурга. А какая юниорская команда является на сегодняшний день сборной страны?

— Команда «Спартак-юность» из Екатеринбурга давно держит за собой это место в России и считается лидером. Однако в юниорском разряде за лидерство постоянно идет борьба. В настоящее время на это место претендуют команды «Идель» (г. Казань), «Санрайз-1» (г. Санкт-Петербург), «Кристалл айс» (г. Москва). Я уверена, что эти центры сложились потому, что в этих городах есть условия для подготовки команды, прежде всего это тренеры, которые хотят и могут работать в нашем виде спорта. Также важны наличие тренировочной базы с необходимым количеством льда и достаточное количество хорошо подготовленных фигуристов, желающих заниматься синхронным катанием.

Но хочу заметить, что названные четыре города отличаются друг от друга подходом к формированию своих команд. Команда «Парадиз» при всем при том держит свою монополию лидерства еще и потому, что в наших условиях финансирования неолимпийского вида спорта содержать команду по мастерам сложно и накладно. Это уже взрослые люди, которые окончили вузы, начали создавать семьи, но они продолжают тратить свое время на спорт в ущерб работе и карьере, и многие уже не могут этого себе позволить без стабильной финансовой поддержки. Так что наличие команды мастеров у нас в России — это прежде всего финансовый вопрос. Следующий вопрос — это предоставление льда и результативность выступлений. Если у команды есть результат, то она получает и лед, и финансирование. У команды «Парадиз» все это есть.

В юниорских командах ситуация несколько другая в силу того, что спортсмены еще в основе своей школьники и студенты и им пока не надо так серьезно думать о взрослой жизни. И если в каком-то городе есть все условия для подготовки синхронистов — спортсмены, тренеры, база и ледовое время, — то в такой центр начинают приезжать спортсмены из других городов, чтобы пройти отбор и попасть в команду. В команду Екатеринбурга приезжают просматриваться ребята из Первоуральска, Глазова и других городов Уральского региона. В Москве, я бы сказала, при УОРе создана сборная команда Москвы по синхронному катанию, потому что к ним тоже приходят просматриваться спортсмены из других команд, и на этом селекционном отборе можно создать приличную команду, что, собственно, уже и сделано. Казанская команда «Идель», насколько я знаю, в основном работает со своими клубными спортсменами, выращенными для себя.

— Как вы считаете, создавать команду синхронистов первоначально надо из одиночников, или детей надо сразу ориентировать на синхронное катание?

— Я сейчас сама как раз работаю со спортсменами 2007-2003 годов рождения. Дети 2003 года пришли в синхронное уже из одиночного катания с приличным скольжением. И вот что интересно: одиночники в команде — как лебедь, рак и щука. Взявшись за руки и встав в линию, они забывают, как дуги делать, им все мешается, они не могут держать корпус и прочее. И мы начинаем их всему учить заново. Вторая сложность — это психология. Одиночник — это эгоист и индивидуальность, которому сложно понять, что он один из винтиков этого механизма, хотя и очень важный, иначе вся машина не сможет работать слаженно. Также одиночник привык всякий раз получать задание или оценку своей попытки от тренера лично, а в команде тренер обычно делает замечания тому, у кого не получается, а если хвалит, то всю команду, потому что времени нет, чтобы похвалить каждого индивидуально. А одиночники хотят получить свою персональную похвалу, они без нее не ощущают отдачи.

Поэтому я считаю, что в синхронное катание надо приходить чем раньше, тем лучше, а лучше сразу, чтобы понимать специфику этого вида спорта с самого начала.

На уровне начальной подготовки спортсменов можно сразу добиться одинаковой длины дуги, силы толчка, постановки корпуса и рук и пр. Так что я за то, чтобы в синхронное катание приходили практически с нуля, потому что тогда вырастут командные бойцы. Одиночники в своей массе около 80% времени тратят на прыжковые попытки, а 20% — на скольжение и вращение, в то время как синхронистам нужна обратная пропорция. В техническом плане их можно научить хорошему скольжению, если строить обучение на школе, которая была раньше. Школьные фигуры — это вообще идеальная методика для обучения синхронному катанию, которая позволяет на одинаковых фигурах наработать одинаковую длину дуги и силу толчка, что даст команде синхронный шаг и навыки хорошего скольжения.

К сожалению, все эти доводы в пользу раннего начала занятий синхронным катанием — только мечты, поскольку в силу единообразия всех государственных школ по фигурному катанию дети должны сначала выучиться одиночному катанию, выполнить все юношеские разряды, чтобы дожить в школе до 2-го спортивного разряда и дальше уже перейти в синхронное катание, по крайней мере официально.

— Как вы относитесь к тому, что последние три года командам приходится отбираться на чемпионат России?

— Положительно, потому что это правильно. Чемпионат России — это престижный национальный турнир, на который надо отобраться, то есть заявить о себе как о дееспособной единице, чтобы у судей и зрителей не было ощущения, что какую-то команду создали за полчаса до отхода поезда. Я за систему отбора, потому что только конкуренция стимулирует спортсменов и тренеров.

— На ваш взгляд, российское синхронное катание прогрессирует?

— Безусловно. Мне нравится, что тренерами становятся выходцы из синхронного катания, которые воспитаны на современном синхронном катании. Нравится, что в судейство стали приходить люди с большим желанием работать, что кто-то хочет сделать карьеру в международном судействе. То есть мы внутри страны добились выхода на новый качественный уровень интереса и развития синхронного катания.

— Вы продолжаете оставаться судьей ИСУ?

— Да, я сдала экзамены этим летом и имею право судить чемпионаты мира и мировые кубки, но на этот сезон приглашения я не получила, думаю, надо просто в очереди отстоять, дождаться ротации судей. Однако в этом году я еду судить Кубок Франции в Руан — довольно престижные соревнования вообще, а в этом году еще и ответственные, поскольку туда приедут представители МОК, чтобы посмотреть на синхронное катание как на олимпийский вид спорта.

— Почему для МОК был выбран имен- но этот турнир?

— Этот турнир — один из любимых всеми, потому что организаторы его проводят очень четко и всегда с изюминкой. Дело в том, что всем командам, которые будут на нем выступать, загодя высылается обязательный танец, который должен быть разучен командой. Этот танец представляет собой набор простых движений под ритмичную музыку, но когда его выучивают все, то впечатление от него грандиозное. На Кубок Франции обычно приезжают все ведущие мировые команды, только одних сеньоров 15 команд, а еще команды юниоров и новисов. В день открытия турнира все команды выстраиваются на главной площади в Руане и идут вместе с оркестром такой красивой толпой к ледовому дворцу, где на балконе стоят судейская бригада и официальные лица. И когда все речи сказаны, то начинается такой традиционный флешмоб: звучит музыка, и все эти 600 человек начинают исполнять танец. Судьи на балконе тоже танцуют. (Улыбается.) Словом, это очень яркий турнир с особенной атмосферой, так что представителям МОК должно все понравиться.

Беседовала Ольга Верезмеская

 Крис Бьюкенен, председатель техкома ИСУ по синхронному катанию: «Мы полны надежд»

— Крис, окончен первый день соревнований, вы посмотрели все прокаты. Что вы думаете о состоянии российского синхронного катания, если говорить обо всех возрастах, от новисов до мастеров?

— Я впечатлен базовым уровнем катания, который показывают новисы, юниоры и мастера. Мне также приятно было видеть, что развитие синхронного катания происходит по всей России. Здесь есть команды, приехавшие из Казани, из Екатеринбурга, других городов, и я вижу — все тренеры очень хорошо понимают, что нужно, чтобы делать хорошие программы с хорошим катанием. Здорово, что это понимание происходит не только от сравнения себя с другими национальными командами «в междусобойчике», но они действительно имеют представление о том, что нужно для хорошего катания. Уровень соревнований и стандарты катания в вашей стране будут расти, поскольку есть внутринациональная конкуренция.

Первый раз я наблюдал подобные соревнования пять-семь лет назад, и за это время все существенно улучшилось: и творческий подход, и концептуальная сторона, и видна плотная работа в командах. Основой такого развития являются тренеры, ведь в России множество фигуристов с хорошим средним уровнем, но нужны тренеры, которые действительно понимают, что нужно для успеха. Вкладываясь в тренеров, вы поднимаете все аспекты катания. Уже сейчас ваша команда мастеров одна из лучших в мире, но теперь я вижу, что это не просто одна изолированная команда, у вас есть полный спектр команд по всей стране, это поможет вам постоянно поднимать уровень мастерства и представления. И это внушает оптимизм.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы российских команд юниоров и мастеров войти в мировую элиту?

— Ваша команда мастеров уже входит в элиту, несмотря на то что в Гетеборге (чемпионат мира 2012 года. — Прим. ред.) золото вам не досталось, но у вас было золото в коротких программах, а значит, ваша команда — одна из лучших в мире, не просто мирового уровня, но на уровне мировых элит. А если судить по тому уровню развития, который я увидел в Казани, то этот уровень базируется на всей вашей огромной стране. Развитие продолжается, в прошлые годы уровень второй сборной из Казани был весьма низок, а теперь вы сами видите, как они продвигаются вверх в рейтингах. Теперь на высшем уровне состязаются не только финские, канадские, американские и шведские команды, теперь россияне тоже представлены двумя командами, которые могут соревноваться на высшем уровне, на которые приятно смотреть, и это должно вдохновлять остальных.

Еще раньше я видел, что некоторые ваши юниорские команды сильно выделяются на общем фоне, что подсказывало, что они будут очень сильны. Теперь, когда эти команды готовы выходить на взрослый уровень, мне самому интересно, насколько хорошо они будут смотреться в соревнованиях мастеров. Думаю, что для вас важно, чтобы они не выглядели как юниоры, их дух не должен быть духом юниоров, ведь они выходят на новый уровень и должны быть тверже. У них уверенное, мощное катание и, конечно, качественно поставленные программы.

Приятно видеть, что вы задействуете в командах хороших фигуристов и достигаете результата. Как я уже сказал, это все касается не только юниоров и мастеров. В прошлом году, когда я был в Загребе на хорватских соревнованиях, Россию представляла команда новисов из Санкт-Петербурга. Я видел их впервые, но они впечатляли, потому что, будучи командой новисов, они катались на том уровне, который я бы оценил как хороший мировой уровень для юниоров.

Так что, подводя итог, я бы сказал, что перспективы синхронного катания в России очень хорошие, в том числе и в свете высокой вероятности появления нашего вида на Играх в 2018 году в Корее. Как и в других дисциплинах, в России есть огромные традиции в мужском, женском, парном катании и танцах на льду, и теперь еще и в синхронном катании. Этот стандарт качества мне хорошо виден: вы даете большему количеству людей возможность показать уровень катания, которое существует в России, просто потому, что у вас большое количество людей, которые тренируются на профессиональном уровне, и в каждой команде есть равноценные запасные. Это дорогого стоит, и очень приятно видеть, что фигуристы таким образом получают возможность развиваться дальше.

— Каковы шансы синхронного катания присоединиться к олимпийской семье?

— Мы завершили процесс подачи заявки на включение синхронного катания в программу Игр 2018 года, все нужные бумаги и информация отправлены в МОК еще 1 октября 2014 года. Комитет, рассматривающий новые заявления, соберется в ноябре, и мы в целом уверены, что они останутся довольны нашей заявкой. Следующим шагом должно стать то, что они посетят какие-нибудь из наших крупных соревнований, скорее всего это будет Кубок Франции в Руане, который будет проходить с 31 января по 2 февраля 2015 года. После этого их комиссия по оценке соревнований составит рекомендации для Исполнительного комитета МОК.

До июля 2015 года будет точно известно, будем ли мы на Играх 2018 года. Некоторые люди беспокоятся, что участие синхронного катания в Играх чрезмерно расширит состав участников, поскольку у нас выступает так много команд. Вероятнее всего, участвовать в Играх будут 8-10 стран, то есть не так много стран пройдут предварительную квалификацию. Шесть стран будут отобраны по результатам предыдущего чемпионата мира, и это именно шесть стран, а не лучшие 16 команд — то есть от каждой страны сможет принять участие лишь одна команда. Тем самым конкуренция на национальном отборе возрастет еще больше.

Помимо этого, мы также проведем квалификационный турнир за право занять оставшиеся места. Этот процесс будет очень похож на аналогичную процедуру в парном, одиночном катании и в танцах на льду. Мы либо присоединимся к квалификационному соревнованию, которое пройдет в Оберсдорфе, либо организуем отдельное мероприятие только для синхронистов. После завершения процесса квалификации команды смогут принять участие в Играх.

Также было выказано опасение, что на Играх нужно будет строить отдельную олимпийскую площадку для выступлений со всей надлежащей инфраструктурой. Мы проработали варианты распределения времени в черновике олимпийского расписания 2018 года и приспособили требования для проведения соревнований по синхронному катанию к уже существующим условиям и сформированному расписанию. То есть на корейскую заявку не ляжет никакой дополнительной финансовой нагрузки по обеспечению дополнительных условий, равно как и издержки, которые добавятся в связи с проведением наших соревнований к олимпийскому бюджету, не будут сколько-нибудь высоки. Итак, мы полны надежд. Не скажу, что мы самонадеянны, но мне кажется, что мы заложили очень серьезную базу. Мы также знаем, что организаторам зимних Олимпийских игр нужно больше командных соревнований, причем таких, в которых женщины будут среди основных участников. Синхронное катание прекрасно подходит на эту роль, учитывая специфику дисциплины, ведь в наших командах в основном женщины. Не хочу приуменьшать значение женского хоккея, но если говорить о рекламе и маркетинге, то члены наших команд — это молодые, сильные, очень привлекательные спортсменки, которые, по моему мнению, будут отличными ролевыми моделями для любых рекламных роликов или компаний по продвижению любых товаров в молодежном сегменте рынка. Наши спортсмены прекрасно выглядят вне ледовой площадки — равно как и тогда, когда они выходят на лед. Я думаю, что мы предлагаем хороший продукт, который будет интересен публике, интересен телевидению и сможет привнести нечто новое в олимпийскую программу.

Беседовала Кристина КРИМЕР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 − 1 =