Право на самостоятельность Новый закон «Об образовании» разрешает родителям обучать своих детей на альтернативной основе

В 2013 году вышел новый Федеральный закон «Об образовании», который вызвал сильный общественный резонанс введением существенных изменений в сфере альтернативных форм обучения. Резонанс объясняется тем, что действовавший с 1996 года закон «Об образовании» предоставлял родителям достаточно большой набор форм обучения, наиболее популярными из которых стали экстернат и семейное обучение. Причем характерно, что именно в Москве был самый высокий процент учащихся, избравших такую альтернативу обычным урокам в школе. Новое законодательство серьезно скорректировало уже привычные формы обучения, особенно семейное образование, что привело к негативной реакции родителей школьников, которые ринулись отстаивать свое право обучать детей дома.

Изменение законодательства именно в вопросах семейного обучения, как представляется, связано с тем, что Минобразования пришло к ложному выводу: увеличение процента учащихся на семейном обучении свидетельствует о том, что российская школа работает плохо. Кроме того, старый закон предполагал финансирование родителей, самостоятельно занимающихся обучением своих детей, а значит, часть денег уходила из школьной системы в семьи.

Действительно, у школы как института в нашей стране есть проблемы, и об этом лучше всего свидетельствуют прошлогодние результаты сдачи ЕГЭ, проведенной при более жестком контроле. Однако число учащихся на семейном обучении столь мало в масштабах страны и даже Москвы, что при всем желании они не могли повлиять на результаты ЕГЭ, а их финансирование вряд ли превышает 0,1% образовательного бюджета столицы, составившего в 2014 году 267 млрд рублей.

Основная причина того, что родители забирают своих детей из школы, кроется не в качестве работы школы, а в том, что существует определенный контингент учащихся, которые в силу различных причин и обстоятельств не могут посещать уроки в школе от звонка до звонка шесть дней в неделю.

Альтернатива: по закону или вне закона

На волну негативной критики Министерство образования РФ было вынуждено отреагировать специальным методическим письмом, в котором разъясняло, как теперь, по новому закону, должны действовать родители и школа. Если говорить о семейной форме обучения, то здесь определяющими стали письмо Минобразования и методические рекомендации Департамента образования г. Москвы, в которых подробно расписаны нормативные акты и даны рекомендации, которыми школа может воспользоваться. Кроме этих рекомендаций, школам фактически дали устное разрешение использовать другие формы обучения, кроме традиционного очного.

Итак, хотя действующее законодательство изменилось, спектр возможностей по-прежнему достаточно широк. Школьникам доступны различные формы обучения как в школе (очная и заочная), так и вне школы — самообразование и семейное обучение. Раньше обычные школы неохотно шли на просьбы родителей обучать детей экстерном или на семейной форме, потому что приходилось из-за одного-двух учеников вести весь объем необходимой документации, что усложняло и без того огромное школьное делопроизводство. Сейчас ситуация поменялась, потому что школа получает бюджетное нормативное финансирование на каждого ребенка и в рамках этого финансирования с ней можно вести диалог о форме обучения (кроме семейного и самообразования), который бы устраивал обе стороны.

Школа — наше все

Наличие в законе «Об образовании» параграфов об альтернативных формах обучения говорит о том, что государство признает право родителей организовывать образование детей так, как они считают нужным. На самом деле преимущество альтернативных форм обучения в определенных случаях очевидно, ведь всегда существует какое-то количество учащихся, которых не устраивает обучение в школе в стандартном режиме. Это не только профессиональные юные спортсмены или артисты, но и отличники, «олимпиадники» и другие категории учащихся. Тем не менее, хотя критикой школьного образования не занимается сегодня только ленивый, традиционная школа остается самой массовой формой обучения.

Сейчас даже Минобразования признает, что документооборот в школах возрос настолько, что школы просто задавлены составлением отчетов, а произошедшее укрупнение еще больше отдалило администрацию от учителей и учеников, в результате чего собственно образованием конкретных детей она занимается постольку-поскольку. Конечно, школа в этих условиях меняется, осваивает новые технологии, пытается шагать в ногу со временем, но реальность выявила общий тренд — интерес родителей к альтернативным формам образования растет, и очень жаль, что пока министерство больше противостоит этому тренду, чем его поддерживает.

В наши дни статистика по результатам сдачи ГИА (ОГЭ) и ЕГЭ стала мерилом того, хорошо или плохо работает школа. Понятно, что администрация школы боится негативной статистики, так как это чревато потерей лицензии. Однако в начальной и средней школе учителя довольно легко выставляют завышенные оценки при заниженных требованиях, в результате чего для большинства родителей практически невозможно оценить реальные знания их ребенка по текущим школьным оценкам. Но чем ближе к экзаменам, тем сильнее картина меняется. Уже в 9-м классе родители испытывают шок от того, что пробные экзаменационные работы написаны неудовлетворительно, текущие оценки вдруг упали до двоек и троек. Учителя советуют родителям не доводить дело до катастрофы и обращаться к репетиторам.

Уже с середины 1990-х годов вузы начали организовывать подготовительные курсы для абитуриентов, и старшеклассники, записавшиеся на них, просто физически не могли одновременно учиться и в школе, и на курсах, что вынуждало их переходить на экстернат. Были годы, когда официальные представители системы образования говорили, что доля выпускников-экстернов составляет до 20% от общего выпуска школьников. С введением практики ЕГЭ вообще стало ясно, что итоговую оценку в аттестат ставит не школьный учитель. А если в старших классах все занимаются с репетиторами и ходят на курсы, тогда в чем целесообразность посещения школы?

Миф первый: необходимость социализации

Одним из аргументов в пользу необходимости ходить в школу является довод о том, что в школе происходит социализация личности, то есть знакомство ребенка с реальным миром людей. Безусловно, в школе дети социализируются, но иногда лучше бы они этого не делали, потому что существует множество других мест, где можно окунуться в этот процесс.

Это хорошо знают родители детей, которые с ранних лет профессионально занимаются спортом, музыкой, рисованием, театром или уже в средней школе определяются с будущей профессией и посещают научные кружки, общества, курсы и прочее. В любом случае в наши дни круг возможностей получить качественное общение, особенно в Москве, весьма широк. Старшеклассники, например, перешедшие на дистанционное обучение, вдруг осознают, что раньше они каждый день по восемь-девять часов в день проводили в школе, а теперь у них есть время на свое развитие и образование.

Миф второй: репетиторы спасут мир

Сегодня по статистике практически 95% учащихся старших классов занимаются с репетиторами по трем-четырем предметам два-три раза в неделю, потому что современные родители зомбированы мыслью, что без репетитора невозможно сдать ЕГЭ и поступить в вуз. Логика этих занятий следующая: родители платят деньги репетитору, которого пригласили к ребенку, ожидая, что в результате этих занятий он выдержит все аттестационные испытания. Как правило, родители не контролируют ход занятий с репетитором и поэтому не знают, что в 90% случаев репетитор просто помогает школьнику выполнять домашнее задание. Другими словами, приходит няня и за хорошие деньги наблюдает, как ребенок выполняет заданное на дом, и в затруднительных случаях помогает ему с решением. Такой подход, с одной стороны, губит в ученике способность думать и анализировать, зато, с другой стороны, открывает перед ним широкое поле для манипуляций, ведь родители платят репетитору деньги, а значит, он зависим. И если преподаватель чуть жестче начинает требовать с подопечного, у того есть рычаги воздействия на педагога, чтобы заставить его опять начать гладить по голове.

Альтернатива: интенсивные технологии образования

Итак, вы поняли, что не можете доверить образование своего ребенка обычной школе, потому что живете на слишком высокой скорости и у вашего ребенка нет времени быть как все, и вы поняли, что нельзя доверять репетиторам и пускать все на самотек, что надо активно включаться в процесс обучения.

Однако далеко не каждый родитель, даже если понял, что мифы не работают, чисто физически способен разобраться в хитросплетении нормативных документов, понять свои права и обеспечить своему ребенку достойный уровень обучения на альтернативной основе. Что делать в этой ситуации? Ответ очевиден: надо найти специалистов, которые работают именно с такими детьми и их родителями. Ведь спрос рождает предложение, и если есть люди, которые ищут альтернативу традиционной школе, значит, есть люди, которые могут ее предложить.

Тропой семейного образования

По новому закону 2013 года «Об образовании» семейное обучение как форма образования осталось, хотя теперь оно окончательно осуществляется вне школы и без компенсирования родительских затрат со стороны государства.

В настоящее время контроль над учащимся, находящимся на семейном обучении, осуществляют органы местного самоуправления (муниципалитеты), а для проведения промежуточной и итоговой аттестации родители должны заключать договор со школой. Однако в типовом договоре сказано, что аттестацию проводит школа, но по материалам МЦКО (Московского центра качественного образования), что, по сути, является аналогом ОГЭ или ЕГЭ.

Схема аттестации предполагает следующий порядок: ученик приходит в школу, с которой его родители заключили договор об аттестации, перед ним проверяющий вскрывает пакет с заданиями, которые присланы из другой организации, потом ответы учащегося упаковываются и отправляются обратно в ту организацию, которая выставляет оценку и сообщает об этом в школу. В результате оказалось, что никто из тех, кто заключил договор, — ни родители, ни школа — не знает, какие задания и в какой форме будут присланы, а значит, никто не может помочь родителям в подготовке их детей к аттестации.

Когда Министерство образования РФ и Департамент образования г. Москвы вчитались в текст своего же закона, то начали быстро создавать спецификации (версии) этих экзаменационных материалов по каждому предмету и классу и публиковать эти материалы на своих сайтах. Правда, вскоре из-за объема работы эти разделы сайтов закрыли, а школам сказали, что они могут проводить аттестации самостоятельно, а при желании обращаться в департаменты за методическими материалами.

Интенсивные технологии образования

Для тех, кто живет на высоких спортивных скоростях

О том, как вести себя родителям, решившим перевести ребенка на альтернативную форму обучения, «МФ» спросил у Галины Мисютиной, генерального директора Центра интенсивных технологий образования, который вот уже 20 лет (с 1995 года) занимается подготовкой учащихся, выбравших альтернативные формы образования, включая дистанционные формы обучения и различные интенсивные программы.

— Галина Алексеевна, вот родители решили, что их ребенок будет учиться вне школы. Что им нужно делать в первую очередь?

— Одна из серьезных проблем заключается в том, что родители не всегда понимают, как они могут воспользоваться тем, что написано в законе «Об образовании». Школа тоже традиционно работает только с очной или очно-заочной формой обучения и даже при хорошем отношении к ученику подчас не знает, как другая форма обучения оформляется документально. Когда родители обращаются к нам за советом, мы рассказываем, что и как надо обсуждать с директором их школы, чтобы самостоятельно разрешить проблемы. Если ситуация сложная, тогда советуем заключить с нами договор о полном сопровождении ученика, куда входит организационно-правовая, методическая и даже психологическая поддержка ребенка.

— Родители заключают с вами договор, и центр сам организует обучение?

— В зависимости от стоящих перед ребенком задач мы можем предложить различные формы его обучения — от организации консультаций, репетиторства индивидуального или в группе и до дистанционного обучения. Так как мы уже 20 лет работаем с государственными школами Москвы, то знаем условия обучения и их направленность: кто-то работает с медалистами и «олимпиадниками», кто-то только с определенным иностранным языком, кто-то работает в понедельник, среду, пятницу, кто-то ждет ученика только на финальную аттестацию и прочее. Поэтому мы можем порекомендовать нужную школу в зависимости от стоящих задач и места проживания.

Кроме дистанционного обучения, мы осуществляем курсы интенсивного обучения, которое доступно ученикам с 1-го по 11-й класс. Многие считают эту форму экстернатом, что не совсем так, потому что интенсивные курсы направлены на решение экстренных проблем, имеющихся в образовании ребенка.

— Предлагая форму обучения и удобную школу, вы опираетесь только на информацию, полученную от родителей?

— Наша работа в каждом случае начинается с написания ребенком диагностической контрольной работы, потому что разговаривать о чем-то можно, только когда есть представление, на каком уровне находится ученик. Часто бывает так, что родители предполагают одно, а реальность совсем другая. В результате проведенной диагностики мы смотрим, какие есть проблемы, слушаем, чего хотят родители и ребенок, и затем уже думаем, как это совместить. Мы помогаем выбрать такую форму обучения, которая бы всех устроила, так как ее надо выбирать в зависимости от обстоятельств.

Гораздо проще работать, когда к нам в центр приходят школьники с запасом времени перед важной аттестацией, ведь чем раньше, тем меньше накопленных пробелов. Но бывают и худшие сценарии. Приходит в ноябре ученик 9-го класса, пишет диагностические работы, и понятно, что все плохо. Тогда с помощью диагностических работ за предыдущие классы мы находим тот запас знаний, на который можно опереться, и подключаем к работе своих методистов, которые формируют программу и составляют индивидуальный учебный план.

— То есть ребенок занимается не в школе, а с вашими преподавателями?

— Мы сейчас говорим о сложных, запущенных случаях. Все наши преподаватели — дипломированные специалисты и квалифицированные преподаватели, которые приняты к нам на работу на конкурсной основе. Центр может гарантировать родителям, что их ребенок сдаст экзамен/аттестацию на положительную оценку в том случае, если стороны соблюдают все предписанные рекомендации и если пробелы в знаниях могут быть восполнены за необходимый срок. Со своей стороны мы постоянно проводим мониторинг, чтобы видеть, как ученик двигается.

— Вы определяете причины, из-за которых произошло отставание?

— Конечно, очень важно разобраться в причинах. Иногда случается так, что движению ребенка вперед мешает какое-то психологическое напряжение или отрицательный опыт, полученный в процессе школьного обучения. В этом случае к работе подключаются психологи, которые разбираются в причинах отставания работы по намеченным программам, а затем и кураторы, которые ведут ученика по программе. Куратор играет роль классного руководителя, педагога и друга, который выстраивает отношения с ребенком, помогает ему успешно проходить программу. Также мы очень плотно общаемся с родителями, чтобы держать руку на пульсе. Все дети младшего школьного возраста обязательно беседуют с нашими психологами, потому что не всем детям следует покидать стены школы.

— Наши читатели — спортсмены, их родители и тренеры. Вы работаете со спортсменами?

— Мы работаем со спортсменами с самого основания нашего центра, а в прошлом году их количество перевалило за 60 учеников. Как правило, основной формой обучения для спортсменов становится дистанционное образование, которым Центр интенсивных технологий образования занимается еще с тех времен, когда дистанционная программа осуществлялась отправкой тетрадей курьером в школы. Сейчас дистанционное образование функционирует через учебный интернет-портал.

Если спортсмену необходимо уехать тренироваться за границу и при этом он остается российским школьником, то и тогда мы можем организовать его обучение и проводить аттестации. Федеральный закон в отношении дистанционного образования позволяет проводить даже итоговую аттестацию типа ОГЭ и ЕГЭ дистанционно, так что возможно все. Хотя на практике лучше один раз в год приехать и пройти аттестацию очно.

— С какими проблемами вы сталкиваетесь при работе со спортсменами?

— Основные сложности, с которыми мы сталкиваемся при работе с этим контингентом, состоят в том, что родители приводят их в центр, как правило, перед аттестациями в 9-м или 11-м классе, причем в той стадии запущенности, когда пробелы в знаниях и время на их исправление обратно пропорциональны. В то же время у нас сложилось впечатление, что спортсмены — это особая категория учащихся, у которых хоть и нет системных знаний, но есть умение ценить свое время, быть организованными, самостоятельными и работоспособными. Мы с удовольствием работаем со спортсменами, ждем их в нашем центре, но желательно не в 9-11-м классах, чтобы это не было катастрофично для них самих, а чуть раньше. Тогда это будет не тушение пожара, а хорошая работа.

Количество учащихся в Центре интенсивных технологий образования: за 20 лет существования центра — более 80 тыс. учащихся по всем программам; период 2010-2014: на полноценном обучении — 4711 человек, из них 127 человек — спортсмены.

Многие учащиеся центра входят в сборную команду России, являются чемпионами своих городов, России, Европы и Юношеских олимпийских игр 2014 года.

Основной информационный сайт: cito.ru

Сайт, посвященный нашим спортсменам: sport.cito.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


6 − = 4