Хореография победы Москомспорт обновляет подходы к методике хореографической подготовки каждого фигуриста

Меня часто спрашивают, как получилось, что заслуженная артистка России, прима-балерина Театра им. С.К. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко стала работником Москомспорта, ведь рутинная чиновничья работа — это нетипичный выбор для творческого человека из мира искусства. Хочу сказать сразу, что думать так — большая ошибка, потому что, согласившись на должность главного хореографа и советника руководителя Москомспорта, я получила самую что ни на есть творческую и интересную работу, направленную на поднятие уровня хореографической подготовки в сложнокоординационных видах спорта в Москве.

Сначала я очень волновалась, как будет воспринято мое назначение на эту должность, ведь балет все же имеет мало общего со спортом. И действительно, меня приняли настороженно, потому что тренеры сложнокоординационных видов спорта (фигурное катание, синхронное плавание, художественная и спортивная гимнастика, спортивный рок-н-ролл, бальные танцы, акробатика, прыжки на батуте, прыжки в воду) — очень амбициозные люди.

Самым трудным был первый год работы, потому что мне предстояло познакомиться со всеми хореографами школ Москомспорта, а самое главное — важно было преодолеть настороженное отношение людей ко мне, ведь им предстояло понять, чего от меня ждать. Надеюсь, что барьер «нового человека» сломался и все увидели, что у меня нет звездных амбиций, а есть желание помогать, консультировать, обучать. За два года работы я посетила все московские школы, где представлены сложнокоординационные виды спорта, познакомилась с тренерским составом каждой школы и могу ответственно сказать, что теперь представляю, кому и чем я могу помочь. Мое первое знакомство со спортивными школами началось с художественной гимнастики, я ее очень люблю и искренне восхищаюсь достижениями этого вида спорта. Однако даже в художественной гимнастике я увидела, что нет единого плана обучения хореографии, нет единой базы, а ведь это та платформа, на которой и строится все здание дальнейших спортивных достижений.

В некоторых школах мне вообще сказали: мол, у нас тут художественная гимнастика и «ваша обычная хореография нам не нужна». Они в этом мнении не одиноки: и от тренеров по фигурному катанию можно часто слышать, что им нужна не просто хореография, а некая ледовая, как будто в этом есть какой-то сакральный смысл. Но все дело в том, что не существует никакой особой ледовой, паркетной, водной, батутной или ковровой хореографии, потому что любая спортивная специфика базируется на классической хореографии.

Действительно, возможно, что в балетном варианте хореография не нужна, однако существует спортивная хореография как обязательная учебная дисциплина, значение которой нельзя недооценивать, особенно на начальных этапах становления спортсмена. Не важно, как назвать хореографию, главное, чтобы дети не выходили на лед физически «некрасивыми»: с сутулыми, слабыми спинами, поднятыми плечами, недотянутыми коленями, косолапыми стопами, готовыми к травмам, и прочее.

Сбой в системе

У нас почему-то так заведено, что в группах начальной подготовки работают в основном молодые начинающие тренеры, которым этот сектор работы дается для наработки опыта. На самом деле именно начальный этап — самое главное в становлении спортсмена, и если первые два года в фигурном катании проходят без должного уровня обучения базовым основам хореографии и ОФП, то это время становится просто потерянным. В первые годы занятий спортом в детях надо успеть воспитать ритмичность, танцевальность, умение слышать музыку, наработать силу мышечного корсета, развить их природные данные. Все это может сделать не столько тренер, сколько именно хореограф. Например, косолапость и сутулость легко исправляется с помощью хореографии примерно за полгода регулярных занятий — было бы у педагога желание и мастерство.

Начав знакомиться с тренерским составом, я с ужасом увидела, что практически во всех спортшколах сложнокоординационных видов спорта хореография преподается бессистемно и «на свой вкус».

Это тем более обидно, что ни в одном другом сложнокоординационном виде спорта, включая художественную гимнастику, нет хореографа для групп начальной подготовки первого года обучения, кроме фигурного катания. Правда, с поправкой: «на усмотрение дирекции»! Я увидела, что тренеры фигурного катания в своем большинстве считают хореографов специалистами второго-третьего эшелона, да и сами хореографы подчас работают так, будто это «кружок по интересам», не более.

Такой подход, на мой взгляд, недопустим, потому что именно хореограф ставит правильную осанку, дает правильную проработку мышц, воспитывает в юном спортсмене понимание своих мышц и мышечных ощущений. Хореограф должен развивать и воспитывать координацию движений таким образом, чтобы дети выходили на лед координационно и мышечно подготовленными,  мобилизованными, а не в «киселеобразном» виде. Тренер должен работать на льду с подготовленными спортсменами, потому что ледовое время у нас слишком дорогое и его слишком мало, чтобы тратить впустую.

Уровень работы каждой спортивной школы мне хорошо виден на соревнованиях, причем не столько по техническим элементам фигурного катания, сколько по уровню хореографической подготовки.  Если воспитанники удерживают хореографическую составляющую программы во время проката, артистичны, значит, у спортивной школы есть определенный класс. Но, к сожалению, большой процент наших детей, соревнующихся в юношеских разрядах, катаются без хореографии и не имеют возможности восполнить этот пробел.

Я всегда была уверена, что в фигурном катании уровень хореографической подготовки очень высок. Недавно у всех перед глазами был пример потрясающей работы и хореографической подготовки фигуристов Алексея Ягудина и Максима Маринина в проекте «Болеро». Меня поразило, что они обучены настолько, что способны станцевать любую балетную партию, причем так, что некоторые артисты балета позавидуют. И мне в голову раньше не приходило, с какими большими проблемами в хореографической подготовке фигуристов мне придется столкнуться.

Спортсменам сложнокоординационых видов спорта хореографическую культуру надо прививать с раннего детства. Причем слово «культура» тут ключевое. Культура и дисциплина — близкие родственницы. Надо прививать культуру поведения и отношения к педагогу. Объясню почему. Сейчас в спорт приходят очень интересные дети — как их принято называть, «дети индиго», многие из которых отличаются раскрепощенностью общения с педагогами. Однако без понятия о субординации нельзя получить результат, потому что ребенок должен четко знать, что слово тренера для него — закон. Кстати, очень бы хотелось, чтобы и современные родители четко понимали субординацию, поскольку они приводят своих детей в спортивные школы системы Москомспорта, где их дети обучаются фигурному катанию на государственные деньги.

Увидев и оценив уровень подготовки детей в школах и детских группах уровня начальной подготовки, я забила тревогу, потому что таким образом мы можем потерять целое поколение, ведь чем старше ребенок становится, тем сложнее привить ему профессионализм. И даже страшно представить, что происходит с хореографической подготовкой в регионах России, если даже в столице сложилась такая непростая ситуация.

Другими словами, я считаю, что у нас в Москве произошел сбой в системе обучения хореографии и основная причина этого сбоя в том, что у нас не существует единой программы обучения.

Школа движения

Практически сразу стало понятно, что все мы нуждаемся в методическом пособии для хореографов, работающих со спортсменами сложнокоординационных видов спорта. Сегодня мною уже написаны и изданы системой Москомспорта две части методического пособия, которое получило название «Методика организации и проведения занятий по формированию «школы движений» на начальном этапе спортивной подготовки в сложнокоординационных видах спорта».

В этой книге я суммирую не только свой балетный опыт или даю упражнения из классической хореографии, но и упражнения для специальной физической подготовки. Я вижу свою задачу изложить эти знания таким образом, чтобы не только хореографы, но и тренеры, и спортсмены с учетом того, что они не очень компетентны в вопросах хореографии, поняли, как и что делается, просто прочитав методичку. В своей книге я даю понятие «школа движения», которая описывает базовые движения для всех сложнокоординационных видов спорта: пока для школ Москвы, но в перспективе хотелось бы преемственности в обучении по всей России.

Планируется издавать пособие частями (всего их будет семь), после чего будет издана единая книга, которая поступит в широкую продажу. Московские хореографы могут получить книгу бесплатно на мастер-классах, которые проводятся Москомспортом в рамках курсов повышения квалификации. Хореограф, работающий в системе Москомспорта, должен иметь диплом не просто о среднем специальном образовании, а именно о высшем хореографическом образовании по специальности «педагог-хореограф». Это образование дают ГИТИС, Академия русского балета им. А.Я.Вагановой, Московская государственная академия хореографии, а также Московский институт культуры и искусств. Особо хочу сказать о балетмейстерском факультете ГИТИСа, на котором Елена Чайковская готовит хореографов специально для фигурного катания. Это специалисты, детально знающие и понимающие специфику именно этого вида спорта.

Отдам свой опыт в хорошие руки

Знакомясь с хореографами и проверяя их дипломы, я столкнулась с тем, что существует много пробелов в образовании людей. И уровень образования — школа хореографа — напрямую связан с качеством его работы. Однако на фоне случайных людей, процент которых оказался неожиданно большим, чем я ожидала, я увидела множество просто потрясающих специалистов. Но и те, чья квалификация оставляет желать лучшего, вовсе не случайные люди в профессии. Я считаю, что хореографы, которые не совсем квалифицированно работают, должны оставаться в профессии хотя бы потому, что они уже сделали для себя важный выбор — работать со спортсменами. Поэтому еще одной важной задачей для себя я вижу оказание методической помощи и практической поддержки всем специалистам этого профиля, работающим в нашей системе.

Я начала проводить мастер-классы для хореографов. Около 400 специалистов, работающих в группах начальной подготовки, приняли в них участие, и каждый хореограф был профилирован по своему виду спорта. Я пришла к выводу, что обучающие семинары надо проводить совместно с тренерами. Тренер должен видеть потенциал и возможности хореографа. Он должен видеть, на что способна хореография. Например, я в своей методичке давала описание упражнения «пор-де-бра», но многие мне говорили, что не понимают, зачем это нужно в спорте. Однако именно владение «пор-де-бра» — основа всего! И прекрасного верха танцовщика, и главный секрет синхронности. Почему на сцене могут стоять 32 лебедя и делать в унисон все движения? Потому что они обучены пор-де-бра! Так что для такого вида спорта, как синхронное катание, это очень важное упражнение.

Также стало модным приглашать драматических актеров для отработки актерского мастерства в дуэтных видах фигурного катания, однако мало кто знает, что соответствующую дисциплину в театральных училищах ведут педагоги-хореографы. То же самое и с поддержками, когда для танцоров и парников приглашают специалистов из рок-н-ролла, в то время как сами тренеры по рок-н-роллу просят консультации у хореографов и акробатов. Дело в том, что умение выполнять поддержки входит в основы дуэтного танца и каждый танцовщик, который имеет высшее образование, владеет этими навыками, знает секреты исполнения поддержек. Я уже не говорю о том, что любой хореограф должен знать все элементы характерного танца — испанского, цыганского, венгерского, русского и прочее, а также владеть основами бального танца. И сейчас мы уже говорим о стильности исполнения программы!

Мастер-класс проходит три дня и включает в себя мои показательные уроки, затем мои уроки по методической брошюре с объяснением и показом всех упражнений, которые в ней описаны, и наконец, в третий день проходит заключительная аттестация хореографов и им выдается сертификат Москомспорта о повышении квалификации.

Начав проводить мастер-классы, я увидела, что практически у каждого действующего хореографа есть свои наработки, свои методики. Это я могу только приветствовать! В заключительный день работы, когда начался открытый и живой обмен опытом, у меня сложилось впечатление, что люди наконец поверили в свою востребованность. Такое ощущение, что хореографы всегда чувствовали равнодушие к их работе со стороны тренеров по фигурному катанию. Например, когда хореограф из СШОР №85 (каток «Синяя птица») показала на семинаре свои наработки, мы ей все аплодировали, потому что это было действительно здорово. В итоге проведенных семинаров, меня несказанно обрадовало, что со стороны практически всех федераций сложнокоординационных видов спорта к нам поступило огромное количество запросов на проведение дополнительных семинаров и мастер-классов, которые мы, возможно, будем проводить для всех желающих, но уже на платной основе через ГБУ ДПО «Московский учебно-спортивный центр» Москомспорта pk-mossport.ru, где можно найти координаты этого центра и отслеживать наши оповещения о проведении мастер-классов.

Каждый на своем месте

За два года работы на этой должности я увидела большое количество специалистов, которые прекрасно работают и показывают результаты, причем иногда при полном равнодушии со стороны администрации. Мне всегда очень обидно видеть, как суперпрофессиональные педагоги работают в спортивных школах, которые совсем не ориентированы на высокие достижения, хотя Москомспорт перед каждой школой ставит задачу достижения результата. Например, в одной спортшколе мне было сказано дирекцией, что работающий у них специалист для них «не актуален», что им без разницы, будет он у них в штате или нет. Для меня же как для профессионала было сразу понятно, что этот человек просто бесценен. Я перевела этого специалиста в ту спортивную школу, где ее оценят по достоинству, потому что неправильно, когда мастерство и знание не востребованы, когда потенциал используется всего на 10%. Отсюда новая важная задача для меня — сделать так, чтобы каждый хореограф работал именно на том месте, где он может приносить стопроцентную пользу. Подчас директора, администрация спортшкол даже не догадываются, какими кадрами они располагают. Когда руководители или старшие тренеры говорят мне, что у них в школе все хорошо и помощь им не нужна, то для меня это первый звоночек о том, что там не всё в порядке.

Зачастую во многих ледовых дворцах условия для обучения хореографии да и для ОФП просто тяжелейшие. Мне сложно понять, чем руководствовались заказчики спортивных сооружений, которые создавали проект катка без спортивного и хореографического залов. Однако несмотря на отсутствие условий, нам в любом случае надо работать так, чтобы получать стопроцентную отдачу и результат.

Я восхищаюсь некоторыми мастерами (я знаю их всех пофамильно), которые работают со спортсменами, и мне очень хочется сделать так, чтобы каждый человек был оценен, и не только в плане зарплаты, но и как личность, как педагог. Обычно все те, кто давал базовую подготовку, все те, кто создавал с нуля будущих звезд, — это безымянные герои. А мне бы очень хотелось, чтобы их имена стали известными. Часто бывает так, что хореографы ощущают себя на вторых ролях при работе с фигуристами, но я считаю, что не важно, какая у тебя роль, важно, что ты делаешь. Можно быть хоть десятым номером в списке — важно лишь то, как ты работаешь, насколько ты востребованный специалист, выстраивается ли к тебе очередь на постановку программ.

Я давно заметила такой парадокс: чем квалифицированнее специалист, тем проще он в общении, тем больше вопросов он задает, тем охотнее идет на обучение, тем больше он хочет двигаться вперед. И наоборот: чем менее компетентны специалисты, тем они более агрессивны и чувствительны к справедливой критике. Для меня лакмусовой бумажкой преподавания классической хореографии (а это достаточно рутинная дисциплина) является то, с каким желанием дети идут на эти занятия. Если они рыдают в коридоре, не желая идти на хореографию, то директора спортивных школ должны задуматься о том, что представляет собой их педагог-хореограф.

Незаменимые есть

Воспитанники хореографических училищ благодаря освоению полного балетного класса получают прекрасную физическую подготовку. У них такая проработка мышц, такая координация тела,  раскрепощенность верха, что это позволяет им выполнять любые движения. И эта способность остается навсегда. Если в вас заложена правильная хореографическая база, то можно избежать различных травм. Все балерины и танцовщики, у которых правильная база, хорошая школа, очень долго танцуют на сцене. Хочу сказать, что у каждого премьера с годами накапливается свой багаж опыта, который вполне может считаться ноу-хау, инновацией.

Например, лично я могу полностью разогреться за три-пять минут, что для многих спортсменов нереально быстро. Когда я сказала пловцам, что могу показать им методику разогрева за это время, то они были шокированы, потому что для них очень быстрым считает ся разогрев за 15-20 минут. Поэтому, пусть это не покажется кому-то странным, ко мне за помощью обращаются спортивные школы, где преподают восточные единоборства, обращаются из Федерации фристайла, потому что хореография отлично развивает координацию и является прекрасной профилактикой травматизма.

Что касается фигурного катания, то здесь работа хореографа нужна постоянно, и не только в моменты постановки или шлифовки программ. Даже взрослым спортсменам время от времени требуется подправить какие-то огрехи: вовремя подкачать «ахилл», подправить спину, подкачать колени, связки и прочее. Опытные хореографы являются такими же значимыми единицами, как и тренеры,  способными если не заменить, то во всяком случае поддержать тренера в его работе. Я знаю, что в фигурном катании уже много лет работают различные выдающиеся хореографы, имена которых  известны всем. Например, Елена Капранова — просто гениальный специалист, готовый из любого спортсмена любого возраста сделать «конфетку».

Еще одной важной задачей для себя я считаю привлечение опытных профессионалов, которые могут не только работать с детьми в спортшколе, но и консультировать тренеров и хореографов других школ в определенном виде спорта. За два года работы у меня получилось привести в спортивные школы многие имена-бренды московского балета, которых я знаю по совместной работе на сцене как высоких профессионалов. В ГБУ «ФСО «Юность Москвы» Москомспорта, например, создан целый отдел хореографии, и его специалисты курируют такие направления, как художественная гимнастика, фигурное катание, акробатика, акробатический рок-н-ролл, синхронное плавание.

На сегодняшний день в Москомспорте работают три народные артистки РФ и шесть заслуженных артистов РФ. Я считаю, что все эти специалисты — большое приобретение для нашего департамента.

Однако в последние годы сложилась такая практика, когда спортсмены в качестве дополнительных уроков пользуются платными услугами хореографов и тренеров. Круг фигуристов так же узок, как и балетный круг, и у меня во время погружения в проблемы хореографии в фигурном катании на коньках, да и в других видах спорта, о которых мы уже говорили, возник вопрос: «А к кому наши спортсмены ходят на дополнительные занятия?» Ответ оказался тревожным. Во многих случаях это люди, не работающие в системе Москомспорта, не имеющие должного образования и выдающие себя за профи, таковыми не являясь. Я была в ужасе. Многие родители ориентируются при выборе репетитора на сарафанное радио, на любезность общения преподавателя, который обещает сделать из ребенка олимпийского чемпиона, вырастить очередного Плющенко. Цена за занятие зачастую является неким гарантом качества: чем дороже, тем лучше. И вот такие «педагоги» процветают, а главное — крадут у наших спортсменов самое дорогое, что у них есть, — время. Время, потраченное зря, впустую. Время, которое уже не вернешь! Посмотрев на данную печальную ситуацию, я поняла, что нужно это как-то исправлять.

Судьба распорядилась так, что руководство Москомспорта недавно назначило меня директором ГБУ «Спортивная школа олимпийского резерва №25». Возникла идея именно на базе этой школы создать центр дополнительных услуг. В него будут приглашены самые лучшие хореографы для оказания спортсменам сложнокоординационных видов спорта услуг по направлениям: спортивная хореография, характерный танец, актерское мастерство, спортивные бальные танцы, современная хореография, джазмодерн, ОФП или боди-балет, «вычищение» программ для соревнований и др. Это будет центр в Москве на базе одного из подведомственных учреждений Москомспорта с гарантированно сертифицированными хореографами и тренерами, уже зарекомендовавшими себя как суперпрофессионалы, которые всегда ответят на вопросы, устранят все проблемы в короткий срок. Мы также не забудем и про самых маленьких спортсменов от четырех лет, потому что звезд в спорте теперь надо готовить уже с пеленок. Центр дополнительных услуг Москомспорта начнет свою работу 1 сентября 2015 года, более подробную информацию можно найти на сайте www.sportschool-25.ru

***

В заключение я хочу сказать, что при желании я могу пойти сниматься в кино или принять участие в каком-либо телевизионном проекте, могу войти в форму и снова выйти на сцену — либо танцевать, либо играть в драматических спектаклях, и многое др. Однако, я ощущаю в себе потребность передать свой опыт московским хореографам, которые работают в спорте, и помочь спортсменам любого возраста в достижении ими больших спортивных успехов и задуманных целей. А также я хочу и дальше привлекать к работе в спорте профессиональных людей, готовых поделиться своим опытом и наработками.

Но особенно я чувствую долг перед своими великими учителями и я обязана передать их знания, живущие во мне и в моих коллегах, дальше. Поэтому я хочу во что бы то ни стало дописать это методическое пособие до конца, хотя понимаю, это будет объемная история.

Досье

Инна Владимировна

Гинкевич

Заслуженная артистка

России.

Балерина, актриса театра

и кино, телеведущая,

модель.

Родилась 28 мая 1972

года в Ленинграде.

Образование: окончила

Ленинградское

академическое

хореографическое

училище

им. А.Я.Вагановой (1990);

Российскую академию

театрального искусства

(ГИТИС) (1995);

Академию

профессионального

мастерства искусств

(1998).

Карьера: Государственный академический Большой театр России

(1990-1994); Московский академический музыкальный театр

им. К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко (1994-2013).

В настоящее время: советник руководителя Москомспорта

по вопросам хореографии; главный хореограф Москомспорта;

начальник отдела хореографии ГБУ «Юность Москвы» Москомспорта,

директор СШОР №25.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 2 = 2