Экология общения Как сохранить личность в условиях постоянного стресса

Встреча с фигурным катанием у детей начинается очень рано — в четыре года. Наверное, именно поэтому фигуристы часто говорят о том, что они катаются на коньках «столько, сколько себя помнят». В фигурном катании драматизм судьбы спортсмена заключается в том, что есть время и возраст, которые «играют» либо «за», либо «против». Тренер, молодой спортсмен, его родители должны всегда осознавать этап жизни спортсмена, чтобы вовремя делать выводы и принимать решения. Не считаясь с юным возрастом фигуриста, требования к возможностям человеческого организма выросли колоссально: в шесть-семь лет надо уметь прыгать Аксель, к 11-12 годам освоить все тройные прыжки. А если ты выбиваешься из этого графика, то тебя, скорее всего, попросят «на выход». Нагрузка огромная. Но и это еще не все. Многократно возросли эмоциональные и интеллектуальные затраты спортсменов. Что делать тренерам, спортсменам и родителям, чтобы психологические «энергозатраты» не привели к эмоциональному кризису, чреватому срывом всех планов и мечтаний, — об этом мы попросили рассказать практического психолога УОР №4 Александра Журавлева.

Если мама привела своего ребенка на каток, можно с уверенностью сказать, что с этого момента жизнь всей семьи кардинально изменилась: жесткие рамки расписаний тренировок, дорога до катка и обратно, вечный цейтнот и очень строгая дисциплина.

Однако со временем график жизни становится привычным, устоявшимся и даже рутинным, особенно в конечных точках маршрута «дом — каток — дом». В какой-то момент многие тренеры и родители начинают считать ребенка такой «посылкой» между катком и домом.

По мнению тренеров, ребенок должен каждый день приходить на каток здоровым, в хорошем настроении, готовым к тренировке, и это задача родителей. Родители же считают, что на катке их ребенок должен получить массу полезных навыков, умений, а заодно и позитивных впечатлений, после чего он, счастливый и здоровый, возвратится домой.

Но в жизни так не бывает, потому что и дома, и на катке, и в школе ребенка окружают люди со своим настроением, проблемами и комплексами. Если пустить все на самотек, то может наступить такой день, когда ребенок, придя домой, скажет, что на каток он больше не пойдет, потому что ему там плохо: на него сердились, не обращали внимания, он устал падать, у него мозоли, у него не получается, он проиграл отборочные соревнования и прочее.

Если это случилось, то можно говорить о том, что ребенок устал. Усталость может быть физической, а может быть психологической. Она может победить мотивацию к занятиям спортом. Тогда родители начинают пробовать убедить ребенка — скажем, завтра — встать и снова окунуться в некомфортную обстановку! И методы этого убеждения бывают разными, ведь родителям нужно, чтобы ребенок продолжал настойчиво пытаться быть успешным.

Важно не допустить возникновения такой ситуации в принципе, заниматься профилактикой опасных ситуаций вообще, понимать, как правильно проживать опасные периоды спортивной жизни ребенка. Важно то, как должны себя вести родители и к чему они должны быть готовы, пока их дети штурмуют спортивные высоты.

Взаимоотношения «тренер — ребенок — родитель» образуют классический треугольник, в котором в разные периоды жизни ребенка-спортсмена красной кнопкой зажигается то один угол, то другой, то третий. Это нормально: в общении нет особо устойчивых форм. Сейчас актуально то, что советует тренер. Завтра родители видят чуть дальше и глубже, зная своего ребенка как никто другой. А то и сам юный спортсмен, узнавая себя, начинает вырабатывать свое видение и даже свою стратегию, с которой приходится соглашаться или не соглашаться всем сторонам. Главное, чтобы в этом живом процессе не возникали глубокие конфликты и противоречия. Это бывает тогда, когда, например, родители начинают думать за тренера, критиковать его работу, а тренер начинает отрицать родительское право влиять на ребенка или слишком критичен по отношению к родителям.

Совпадение эмоционального языка

Достаточно часто от тренеров можно услышать, что они говорят о спортсменах как о некоем материале, с которым они работают, как о глине, из которой они лепят. Спецификой тренировочного процесса фигурного катания — в силу того, что это не командный, а индивидуальный вид спорта, — является формат субъект-объектных отношений между тренером и спортсменом. Тренер выступает как донор, а спортсмен — реципиент, задача которого перенять умения, чему-то научиться, а потом пойти и выиграть. Чтобы это произошло, от спортсмена, кроме других качеств, требуется умение слышать и понимать то, что ему говорит тренер, и делать это. На эффективности этой коммуникативной линии держится практически все: дело иногда бывает даже не в квалификации тренера (хотя и в ней тоже), а в совпадении вербальной специфики, в языковом родстве, в выстроенной эмоциональной зоне.

Фактически тренер и ученик должны говорить на одном языке. На практике это называется «найти своего тренера» или «найти своего ученика». Мы все знаем прекрасные спортивные судьбы, когда тандем «спортсмен — тренер» сложился с первых шагов и остался таковым до победных медалей. Можно только завидовать такому пути, когда профессиональные отношения закончились яркой точкой, а затем переросли в долгие дружеские отношения.

Отношения между учеником и наставником часто переходят в отношения эмоционально более близкие, напоминающие отношения ребенка и родителя. Часто у тренера, долго и много работающего со своим подопечным, случается такой момент, когда довольно формальное общение перерастает в настоящее личностное участие в судьбе и жизни спортсмена. Хорошо это или плохо? Конечно, это хорошо, но тогда, когда сохраняются контур, ощущение дистанции и экология общения. Плохо, когда границ нет и ты уже непонятно на какой территории, но точно не на территории спорта. Плохо, когда спортивное начинает подчиняться личностному, эмоциональному. Эмоциональная близость спортсмена и тренера объясняется глубокой вовлеченностью обоих в общую деятельность, которую невозможно регламентировать форматом контрактного соглашения. Спортсмен и тренер находятся в постоянном напряжении из-за стоящих перед ними актуальных задач, каждый их день — это переход Суворова через Альпы. Особенно это касается периода соревнований.

Соревнования — это кульминационная точка тренировочного процесса для любого спортсмена, потому что ради них все делается, ими все решается. В эти минуты спортсмену важно видеть рядом с собой позитивно настроенного тренера, сильного, уверенного в том, что все так, как надо! С таким тренером юный спортсмен будет себя чувствовать защищенным. Я знаю лично таких тренеров, которые в сложный соревновательный период прекрасно ведут спортсменов, функционально совмещая в себе тренера, психолога, медика, маму и папу. Такие тренеры знают о своем подопечном всё. Может быть, в каких-то случаях, тренер — это человек, который действительно работает по контракту, предоставляя за деньги определенные услуги. Но и тогда человеческая природа берет верх, потому что, как бы хорошо ни был составлен контракт, в нем не прописывается эмоциональная сторона в виде человеческой привязанности. И как тут не вспомнить известный афоризм Антуана де Сент-Экзюпери: «Ты в ответе за тех, кого приручил»!

Для многих тренеров материальные стимулы не являются ведущими. Главным является сама тренерская работа, ориентированная на спортивный результат воспитанника, и профессиональная известность. Безусловно, эти факторы впоследствии начинают работать и на материальную составляющую, но репутация тренера, как говорится, дороже денег, и она нарабатывается всю жизнь.

Утрата доверия

Репутация тренера — это очень чувствительная вещь, которая строится в том числе и на оценке взаимоотношений между тренером и спортсменом. Особенно это актуально, когда спортсмены меняют тренеров, переходят к другим наставникам. Такое в фигурном катании случается нередко. Вообще, любые человеческие отношения могут закончиться расставанием, тем более отношения, нацеленные на конкретный результат, регламентированные определенными задачами.

Причин распада спортивного тандема много. Одна из наиболее остро переживаемых — утрата доверия внутри тандема «тренер — спортсмен». Причиной утраты доверия могут быть разные вещи: завышенные ожидания друг от друга, разочарование из-за недостаточного упорства воспитанника, его отношения к поставленным целям. Спортсмен может приписывать свои неудачи недостаточной квалификации тренера, ощущению отсутствия или недостаточной выверенности стратегии своего развития. Здесь вариантов очень много.

Если доверия нет, если в отношениях наступает эмоционально-психологическая глухота, то дальнейшей успешной работы не получится и формат взаимодействия придется менять. Очень хорошо, что в спорте не существует «крепостного права» и спортсмен имеет возможность на каком-то этапе сменить наставника. Лишь бы это было и полезно, и оправданно.

Умный и порядочный тренер в такой ситуации всегда понимает, что лучше расстаться, о чем честно сообщает спортсмену. Вообще, хороший тренер должен в себя «вмещать» хорошего педагога и хорошего человека. Но в жизни не всегда эти три качества присутствуют в «одном флаконе». У каждого человека — тренера или нет, неважно — своя история, свои амбиции, свои комплексы и свой ресурс. Не все качества присутствуют в гармоничной пропорции. Однако в идеале должно быть именно так. И я, честно говоря, не очень понимаю, почему некоторые тренеры отказываются от курсов повышения квалификации педагогического характера. Ведь тренер — ключевая фигура спортивного педагогического процесса.

Умейте слушать

Если отношения между тренером и спортсменом всегда строятся по схеме «субъект — объект», то отношения между родителями и ребенком должны строиться как отношения между двумя субъектами, потому что рядом с вами находится не глина, из которой вы что-то лепите, а человек. Это — ваш ребенок. Однако в спортивных семьях часто случается подмена социальных ролей, когда родители начинают смотреть на ребенка глазами тренера и даже еще более критично и строго. Это может привести к краху межличностных отношений: к психологическим сбоям в общении, к эмоциональным травмам, потере доверия, к взаимным претензиям и к разочарованию. Дети-спортсмены ежедневно претерпевают серьезные нагрузки, об уровне которых сами родители порой и не подозревают и в результате не всегда могут адекватно оценить глубину кризисной ситуации своего же ребенка. Стресс преследует фигуриста постоянно, начиная с его первых шагов в группе, где каждый день надо бороться за внимание тренера, и заканчивая задачами «отобраться» на важные соревнования.

Существует большое количество стимулов для серьезных занятий спортом, основными из которых можно смело назвать личные амбиции и желание продвинуться по социальной лестнице. Родители часто бывают настолько вовлечены в спортивную судьбу своего ребенка, что не могут спокойно реагировать на ситуации, поэтому при общении со своим ребенком перед ними стоит задача не потерять элементарное чувство реальности. Это означает, что хотя мотивация на результат у них бывает подчас просто зашкаливающей, они должны иметь черту, которую никогда не перейдут даже во имя самой светлой мечты.

Если занятия спортом вызывают у человека боль, страх, отчаяние — это свидетельствует о том, что сильное эмоциональное выгорание уже привело к дефициту мотивации. У меня есть знакомая спортсменка, которая говорит мне, что больше всего на свете она хочет сидеть дома и вышивать. Есть у нее мотивация? Но проявление таких симптомов — это уже крайний случай; в основном в спорте остаются те дети, которые под воздействием сильной мотивации готовы изо дня в день вставать в шесть утра и раньше, чтобы к семи успеть на тренировку.

Уметь слышать своего ребенка — настоящая проблема для многих родителей. Даже рассуждая цинично, можно сказать, что не услышанный и не понятый вовремя ребенок способен сокрушить всю свою спортивную карьеру, оказаться закомплексованным и душевно сломленным. Нельзя бесконечно критиковать ребенка, ведь какие-то неудачи или недостаток способностей обусловлены генетикой, которую он получил именно от родителей. Поэтому если вы хотите что-то исправить, то не требуйте, а научите и помогите, ведь, в конце концов, вы единственные защитники его интересов.

Переключение на восстановление

В спортивных публикациях очень много внимания уделяется проблемам тренировочного процесса и гораздо меньше информации о восстановительных мероприятиях, хотя для того, чтобы спортсмен выполнил на тренировке поставленные задачи, у него для этого должны быть силы. Под восстановлением надо понимать не лежание на диване, а переключение на другие виды деятельности. Чтобы ресурс восстановился, ребенка надо переключить на трех уровнях: физическом, психологическом и эмоциональном, — что позволит избежать наслоения критических моментов. Выступая, фигурист испытывает очень сильный стресс, а учитывая, что его жизнь — это череда бесконечной подготовки к стартам, психическая энергия расходуется настолько стремительно, что через 8-10 лет может наступить профессиональное эмоциональному выгорание.

Восстановление сил на физическом плане предполагает сон, прогулки, массаж и баню. Также нельзя забывать о таком способе расслабиться, как использование идеомоторных тренировок. Являясь сложнокоординационным видом спорта, фигурное катание требует от спортсмена постоянной концентрации при исполнении каждого элемента. Чем координационно сложнее движение, тем труднее оно автоматизируется, и, к сожалению, довести это до бессознательного выполнения просто невозможно. Именно поэтому фигуристы часами на тренировках сосредоточенно нарабатывают элементы, продолжая думать об этом и вне ледового поля. Идеомоторная тренировка предполагает виртуальное прохождение программ или выполнение сложных элементов с помощью воображения.

Попросите ребенка рассказать о тех элементах, которые у него не получаются, узнайте почему, что говорит тренер, пусть расскажет о том, как надо его правильно делать, спросите, в чем его ошибка. Формат такого общения очень полезен ребенку, потому что это новая трудность, которая ему комфортна и интересна и не связана с болью и напряжением.

Разгрузка на психологическом уровне должна быть в формате установок, когда ребенок сам рассказывает и предлагает свое, а не слушает и выполняет. Если тренер дает задание что-то делать дома, то делайте это играя: может быть, в роли спортсмена будете выступать вы, а в роли тренера — ваш ребенок. Поговорите с ним, выслушайте. Уши — вот главный «инструмент» в беседе. Родители должны всегда помнить, что перед ними дети, а не спортсмены. Чем старше становится ребенок, тем важнее не утерять с ним контакт и ценнее доверительные отношения.

Эмоциональная разгрузка будет заключаться в переносе концентрации с фигурного катания на любое другое занятие. Сводите ребенка без явного повода в кино, в театр, в гости, в лес, займитесь дома каким-нибудь рукоделием или мелким ремонтом, поиграйте в интеллектуальные или подвижные игры — не важно, что вы выберете, но польза будет ощутимая. И если даже ребенок в выходные должен делать уроки, все равно найдите время на этот досуг, потому что иначе вы рискуете запустить необратимые психологические процессы.

Дети, которые занимаются спортом профессионально, настолько урезаны в получении положительных эмоций из других областей человеческой деятельности, что их мир сжимается просто до размера ледовой площадки. Как правило, они не ходят в обычную школу, не имеют достаточно времени для того, чтобы общаться со сверстниками, обсуждать другие, не связанные со спортом темы. А мир широк и богат — зачем же ущемлять своего ребенка в его восприятии? Ведь на самом деле психологические проблемы, которые могут возникнуть, связаны с развитием, а точнее — недоразвитием личности. Извините, но даже самый титулованный и гениальный спортсмен бывает не очень развитым как человечески, так и личностно. И не обязательно это связано с образованием или интеллектом, это может быть эмоциональная неразвитость, отсутствие коммуникативных навыков, узкий кругозор, бытовая несамостоятельность и прочее. Это развитие в полной мере должны обеспечивать родители, потому что спортивная школа, даже самая лучшая, не может осуществлять весь объем деятельности.

Секреты возрастной психологии

Для ребенка до шести с половиной лет игровая деятельность является ведущей, потому что она необходима для его нормального развития. Это заложено природой. В игре мы учимся, приобретаем массу самых разных полезных умений, навыков и знаний. Однако реальная жизнь детей-спортсменов ставит их в условия, когда игровая деятельность может быть отодвинута на второй план по причине серьезных занятий спортом. Это является некоторым препятствием для развития.

Я уверен: каждый родитель хочет, чтобы его чадо развивалось полноценно, чтобы занятия фигурным катанием не тормозили естественное развитие личности. Для этого с ребенком в дошкольном возрасте надо много играть в разнообразные игры: предметные, сюжетно-ролевые. Игровая деятельность должна стать в период от трех до семи лет основной. Даже серьезные занятия фигурным катанием должны рассматриваться в игровом формате.

Если до шести-семи лет игровая деятельность сочетается со спортивной, то с 1 сентября добавляется еще учебная деятельность, и приходится делить время между двумя важными социальными институтами: спортивной школой и школой общеобразовательной. Мы сейчас говорим не о формальных зданиях и помещениях с надписями «Каток» и «Школа», а именно о ведущих видах деятельности.

Наступает конец беззаботному времени, потому что надо успевать в школе, в то же время на катке начинаются двухразовые тренировки, возрастает конкуренция, начинаются отборочные соревнования, прессинг растет, и чем старше становится ребенок, тем ему становится сложнее. В это время игровая форма деятельности может стать значимым подспорьем в психологической разгрузке ребенка. С помощью игры можно тренировать определенные навыки: например, научить планировать свое время или научить расставлять приоритеты. Все эти навыки и приемы могут стать в будущем хорошими помощниками, помогающими обходить острые углы — сложные ситуации, которые возникнут у ребенка, а именно: травмирующее общение, психологически сложные эмоции, ранняя конкуренция — все, что опционально заложено в этом виде спорта.

Здесь могут помочь занятия с практическим психологом, для которого проведение игровых тренингов является частью работы. Весной этого года я проводил с учащимися УОР №4 тренинги в стрессовый период сдачи экзаменов на фоне продолжающихся тренировок и соревнований, что в целом дало хороший результат по профилактике стрессов. Задача психологической разгрузки спортсмена — все пережить и двигаться дальше. «Пережить» и «прожить» — это ключевые слова. А найти правильное слово — что может быть важнее в работе психолога?

К переходному возрасту добавляется еще один важный вид деятельности — общение, без которого подростки просто не могут существовать, а их личности не могут полноценно формироваться. Я всегда напоминаю детям и родителям, что общаться друг с другом очень важно. Как правило, если ребенок рассказал о себе или о какой-то сложной ситуации, то 90% проблемы снимается автоматически, потому что во время рассказа он структурирует свои мысли и эмоции. Ребенок может сам найти нужный ответ или определить порядок своих действий. Этот метод настолько действенный, что дети, видя, как он работает, прибегают к нему сами. Такая «исповедь» является простым способом проведения психологической гигиены, причем чем старше будет ребенок, тем шире будет круг его доверительного общения. Главное, чтобы родители к этому моменту не выпали из этого числа.

Дышите глубже

То, что дыхание напрямую зависит от того, в каком психическом состоянии мы находимся, известно давно. Более того, между дыханием и психическим состоянием есть обратная связь: мы возбуждены — начинаем чаще дышать, а если начинаем дышать чаще, то испытываем возбужденное состояние. Этот эффект связан с уровнем кислорода в крови, который называется гипервентиляцией.

Именно этот эффект сопровождает панические состояния, приступы агрессии, страха. Слишком высокое содержание кислорода в крови обостряет нашу чувствительность к малейшим раздражителям. Но если мы заставляем себя дышать ровно, то картина меняется: соотношение кислорода и углекислого газа становится более гармоничным, практически сразу приходит некое спокойствие, ощущение эмоционального контроля. Волнение, если оно мобилизует спортсмена, дает ему энергию и импульс — помогает достигать цели. Но если волнение выходит из-под контроля или имеет невротический характер, обусловленный личностью спортсмена, спецификой ситуации и т.п., то оно требует управления.

Практически мгновенный эффект, направленный на регуляцию психического сознания, достижение состояния спокойствия, дает метод задержки дыхания Бутейко. Достаточно несколько раз сделать упражнение: вдох (обычный, нефорсированный), затем сразу абсолютно полный выдох (до втягивания живота); после выдоха — максимально долгая задержка следующего вдоха. И далее повторить: вдох — полный выдох — задержка дыхания минимум на 10 секунд.

Досье

Журавлев Александр Евгеньевич

Родился в 1963 году в Москве. Педагог-психолог.

Образование: Высшее — МГПИ им. В.И.Ленина (дефектологический факультет, специальная педагогика и психология, детская психология), МГУ им. М.В.Ломоносова (факультет психологии, психолог-социолог), Государственная академия повышения квалификации ГАСИС (практическая психология, социология).Курсы обучения бизнес-тренеров при CBSD (Центр развития деловых навыков).

Карьера (с 1985 года): Детские специальные учебные учреждения (педагог, психолог, методист). CBSD (бизнес-тренер, методист-психолог). Тренинговый центр Михаила Григоряна TCMG (тренер, методист, психолог). ВГТРК (автор и ведущий программ на радио «Маяк», «Орфей», «Маяк FM»). Обширная частная практика (психология, возрастная психология).

В соавторстве с Михаилом Григоряном написал книгу «Все мы родом из детства» (2008 год).

Автор многочисленных программ и тренингов, в том числе «Актерское мастерство в бизнесе», «Управление стрессом», «Техника эффективной коммуникации», «Эффективная самопрезентация», «Прогрессивная мышечная релаксация», «Школа здорового дыхания», «Психология и танец: группы свободного движения для детей и родителей», «Психология и речь: речевые группы для детей и взрослых» и т.д.

С 2013 года сотрудничает с Москомспортом, проводит семинары и мастер-классы для тренеров и хореографов по навыкам управления стрессом. С февраля 2015 года — штатный психолог УОР №4 им. А.Я.Гомельского в отделениях баскетбола, фигурного катания на коньках, плавания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 3 = 15