Как вести за собой Сергей Давыдов: Обычная работа по созданию будущего

Ежедневную работу тренера особенно творческой не назовешь, в большей своей части это рутина: каждый день приходится объяснять одно и то же, исправлять ошибки, придумывать подводящие движения — и так по кругу. Однако эта рутина и есть постоянное творчество, доведенное до своего максимума, потому что каждый день тренер должен придумывать, как ему еще больше приблизить своего спортсмена к заветной цели.

В Москве в последнее время своими результатами стали очень заметны воспитанники школы «Конек Чайковской», тренирующиеся под руководством Сергея Давыдова. Мы попросили тренера поделиться опытом своей работы и рассказать нашим читателям, в чем секрет успеха его группы.

Талант — понятие растяжимое

Современное фигурное катание предполагает отсутствие у спортсмена слабых сторон. Теперь все должно быть с приставкой «супер»: и вращения, и прыжки, и катание, и харизма, и эмоции, и всякий раз — чистый прокат, как у машины. Все эти опции теперь предполагают наличие у спортсмена не просто таланта, а супер-таланта, даже гениальности. На мой взгляд, понятие «талант» вообще очень субъективно, поскольку это оценочное суждение прежде всего тренера, а у каждого тренера свой взгляд и свое представление. Если говорить о таланте или способностях как о хорошей координации движений или двигательной памяти, то часто этого совсем недостаточно для успешной спортивной карьеры. Кто-то может быть одарен физически, но начисто лишен амбиций или просто ленив и избалован, кто-то не будет хватать звезд с неба, но родится с пробивным характером, с желанием работать тем больше, чем ему сложнее, — и еще вопрос, кто из этих детей станет чемпионом: общего правила нет. Поэтому каждый ребенок в спорте имеет право на свой шанс, который должен дать ему тренер.

Тренерский подход бывает разным: можно работать с одним-двумя перспективными спортсменами и не размениваться на группу, можно, наоборот, работать с группой, давая возможность любому подняться на волне своих способностей и упорства. Как тренеру мне ближе второй вариант работы, потому что кто может знать, получится ли из избранного ребенка чемпион. Вдруг среди отвергнутых детей остался незамеченный талант? Чтобы не мучиться этими вопросами, лучше сделать для каждого максимально возможное.

Если говорить о таланте, то у тренера он тоже должен быть. Это умение увидеть в своих учениках способных, одаренных детей, умение увидеть их перспективу при условии тщательной работы над сильными и слабыми сторонами. Если у ребенка есть психологические проблемы — значит, надо работать с головой, пробуждать его сознание; если с головой все в норме, но есть проблемы двигательные — значит, работать надо больше технически. На самом деле жизнь устроена так, что в одном и том же человеке присутствуют и сильные, и слабые стороны, и если в результате слабое удается сделать сильным, такой спортсмен будет непобедим. Так что просто талант — это недостаточный компонент успеха, очень многое зависит от тренера, который, собственно, и творит чемпиона.

Хотеть не вредно

Критерии отбора детей в группу у каждого тренера свои, но для того, чтобы принять решение, обычно назначается испытательный срок. Конечно, тренер как специалист за час или два способен оценить основные физические данные — пластику, растяжку, толчок и прочее, а вот на все остальное — характер, адаптацию, нагрузки, дисциплину — нужно время. Ключевым фактором при принятии решения является умение спортсмена слушать тренера и четко выполнять его указания. Все дети разные, с очень разным опытом общения в семье или в прежней группе. Бывает, что тренер говорит, а ребенок не слышит вообще, или слышит только с десятого раза, или лишь какую-то часть сказанного, или слышит только в жесткой форме — все это тоже влияет на решение брать или не брать ребенка в группу.

Фигурное катание — это длительный марафон, усталость от которого появляется у всех, даже очень мотивированных спортсменов. На первых порах у детей и родителей горят глаза, желание кататься бьет через край, а потом начинается период монотонной работы — изо дня в день, неделя за неделей. Собственно, в этот момент становится ясно, было это желанием семьи или ребенка. Если только семьи, то каким бы способным спортсмен ни был, фигурное катание будет ему в тягость и все упрется в стенку. Любые трудности будут преодолимы, если спортсмен приходит на тренировки с мыслями о том, как исправить какие-то ошибки, как лучше сделать тот или иной элемент, понимает, для чего все это делает, слышит слова тренера с первого раза. Конечно, не надо требовать от детей какого-то взрослого, осмысленного желания, пусть оно будет простым: желание выучить элемент, или выиграть соревнования, или просто выступать в красивом костюме перед зрителями — пока это не важно. Со временем все это сольется в одно большое желание быть спортсменом, приобретет другие акценты.

Путь к цели очень длинный, существует большое количество задач, которые надо освоить, а кроме этого, каждому, в особенности фигуристкам, придется переходить через такой рифовый барьер, как подростковый период, который сложен не только изменениями параметров тела, но и изменениями психологии взрослеющего ребенка.

Устойчивый тренд

Еще шесть-восемь лет назад бытовало мнение, что такие фигуристки, как Аделина Сотникова, Юлия Липницкая, Елизавета Туктамышева, освоившие в 12 лет все тройные прыжки, — это исключение из правил. Сейчас все думают, что это норма. Женское фигурное катание в России подошло к пониманию, что в 12-13 лет спортсменка должна уметь все. В этом сезоне на Первенстве Москвы среди участниц младшего возраста некоторые девочки 2005 года рождения прыгали по четыре тройных прыжка, на Первенстве Москвы среди спортсменок старшего возраста из 45 участниц со всеми тройными прыжками было около 30 девушек, а учитывая, что в произвольную программу проходят только 24, судьям пришлось скрупулезно подойти к отбору. Такой уровень конкуренции в женском одиночном катании стал устойчивым трендом.

Тем не менее до сих пор однозначного отношения к этому вопросу нет. Кто-то продолжает считать, что до пубертатного периода нет смысла разучивать тройные прыжки, потому что тело все равно изменится и фигуристке придется эти же прыжки учить заново, так что лучше сконцентрироваться на скольжении и вращениях, а уже потом, когда Рубикон будет перейден, браться за тройные. На мой взгляд, такой подход не выдерживает критики, поскольку, откладывая разучивание сложнейших прыжков на потом, можно так никогда к этому не приблизиться и даже не узнать, была ли фигуристка способна их выполнить.

Никто из тренеров не способен угадать, сможет ли спортсменка вернуться в строй после подросткового кризиса, но если до этого периода успеть заложить все профессиональные навыки и спортивный образ жизни, то шансы на ее возвращение будут значительно выше, так что такой подход не просто норма, но и правильная методика обучения. Все фигуристки, которые были и есть на слуху, проходят спецпрограммы, Первенства Москвы и России, занимая лидирующие места. Потом на какое-то время они сдают свои позиции, затем возвращаются или не возвращаются, потому что никто не знает, как сложится у девушки этот период. Каждая будет проходить его по-своему, причем угадать, как это будет, не представляется возможным. Можно пытаться что-то предположить по родителям, но не более. Сложность этого периода в том, чтобы сохранить спортсменку в рамках конкуренции после пубертата. Именно этот период стал причиной такого явления, как чемпионка на один сезон, поскольку момент овладения всеми элементами фигурного катания по времени практически совпадает с началом пубертатного периода.

Мы разные, и это нас объединяет

У каждого тренера свой почерк работы, причем настолько уникальный, что по иным спортсменам можно угадать, кто их тренер. Этот почерк возникает в силу множества факторов: личный спортивный опыт, характер и темперамент, знания, знакомство с опытом работы коллег и, наконец, опыт собственной тренерской работы. Тренер складывается как специалист под воздействием различных факторов, но главным является избирательность, потому что каждый берет только те знания и опыт, которые считает правильными.

Одним из важнейших принципов нашей работы является понимание, что каждый ребенок — особенный, и чем ярче эта особенность будет проступать, тем ярче будет спортсмен. Попытки сделать всех на одно лицо ни к чему не приведут, разве что очень сильно навредят. Природу спортсмена не стоит ломать, потому что это трудно и энергозатратно.

В обучении фигурному катанию не может быть либерализма. Подход к спортсмену по принципу «не хочешь — не делай, сделаешь, когда захочешь» ведет в никуда. Однако и спортсмен имеет право на то, чтобы тренер шел за ним, отталкивался от его способностей, прислушивался к нему, но только в той мере, в которой необходимо, чтобы работа двигалась вперед. Конечно, такой подход требует много тренерского внимания и сил, но это стоит того. Например, при постановке программ навязывать детям только свое мнение просто недопустимо. Перед тем как взяться за ту или иную программу, мы много обсуждаем, стараемся просмотреть весь видеоматериал, связанный с композицией. Если это музыка к фильму — значит, смотрим фильм, но решение все равно принимаем совместно. Важно, чтобы спортсмены проживали свои программы на льду, а не отбывали номер, поэтому музыка должна нравиться им самим в первую очередь. Почти все постановки всегда делаем своими силами, и каждый новый сезон надо что-то искать и делать лучше, чем было. Это всегда сложно, но в этом и есть творческий процесс. В нем мне помогают наш хореограф Владимир Бондаренко и специалист по скольжению Сергей Вербило; мы не первый год работаем рука об руку и получаем удовольствие от совместного труда.

Все наши спортсмены катаются в разных стилях, даже прыгают по-разному; и не потому, что мы ставим разную технику, а потому, что стараемся подобрать для них такую работу, чтобы организм мог с ней справиться и элемент получился технически правильно и с минимальными затратами. Очень важно нормировать нагрузку, потому что кто-то может сделать 20 прыжков и все нормально, а кто-то пять и этого достаточно, так как есть риск травмы. Кому-то надо растяжкой заниматься час, а кому-то достаточно 10-15 минут. С кем-то надо много разговаривать, кому-то достаточно дать задание, с кем-то нужно быть строгим, а на кого-то нельзя повышать голос: в каждом конкретном случае надо найти тот метод работы, который оптимально подходит спортсмену.

Например, в группе есть спортсменка, которая очень тонко чувствует музыку. Несмотря на то что еще маленькая, она для своего возраста катается по-взрослому. У нее в силу природной сверхгибкости сложилась своеобразная прыжковая техника, которую нет смысла ломать, лучше подстроиться под нее, при этом планомерно и правильно обучать. За ней надо постоянно следить, чтобы она сама не перегружала себя. Есть дети, которым скажешь сделать прыжок семь раз — они сделают пять, а есть те, кто сделает десять. Есть другая девочка: с хорошими стабильными прыжками, выносливая, но не растянутая, ей каждый шпагат или бильман даются со слезами, но она с таким волевым характером, что хочется ставить ее в пример. Есть спортсмен, которому природа не дала легкости и тонкости, но он очень много работает над собой, хотя мне каждый раз после соревнований приходится ему объяснять, почему он, несмотря на старания и чистый прокат, занял нелидирующее место. И так с каждым, потому что задача тренера — убедить продолжать терпеть и делать свою работу качественно. Нельзя заставить первую прыгать, как вторая, а вторую кататься, как первая, но можно найти баланс, добиться гармонии для каждого. Мы много работаем над тем, чтобы положительные сильные стороны спортсменов развить до совершенства, а слабые негативные стороны спрятать, а лучше сделать сильными.

Совместный труд

Еще один принцип работы в нашей группе состоит в позиции, что все мы — одна большая команда, в которой мы, несмотря на то что каждый выступает сам за себя, на тренировках трудимся все вместе. Этот совместный труд и есть двигатель всей группы, но для того, чтобы в условиях высокой конкуренции создать здоровую атмосферу сотрудничества и мотивации, тренеру приходится много над этим работать. Кто-то прогрессирует быстрее, кто-то медленнее, у кого-то сезон складывается очень успешно, у кого-то нет, кто-то участвовал в большом количестве соревнований, кто-то стартовал два-три раза — задача состоит в том, чтобы свой прогресс ощущал каждый.

Основным фронтом этого труда является работа с родителями, которые, несомненно, являются очень важной и значимой частью всего процесса, потому что именно они мотиваторы и жесткие контролеры результатов своего ребенка. Можно по-разному взаимодействовать с родителями: кто-то пытается их полностью изгнать из тренировочного процесса, кто-то, наоборот, обслуживает каждое родительское желание, хотя ответ на поверхности: они должны стать единомышленниками.

Однако родители ни в коем случае не должны брать на себя тренерскую функцию, не должны обучать своих детей фигурному катанию, давать им какие-то технические советы; их задача — быть надежным эмоциональным тылом для своего ребенка. Тренер ждет от родителей, что они будут внимательно относиться к душевному самочувствию и здоровью, замечать изменения в мотивации и настрое своего ребенка, тренер может их попросить контролировать свои эмоции и поведение в каких-то обстоятельствах и прочее. У каждого в треугольнике «тренер — спортсмен — родитель» должна быть своя работа и в нужном направлении.

Нашей группе повезло, что с нами в постоянном контакте работает психолог, который помогает решать множество проблем. Нужно ли тренеру работать с психологом — это вопрос доверия, который касается совместной работы тренера с любым специалистом, будь то хореограф, специалист по ОФП или скольжению. Если существует необходимость привлечь какого-то специалиста в группу, значит, тренер должен создать такие отношения в команде, чтобы в ней все совместно, не перетягивая одеяло каждый на себя, работали на общий результат.

Всему свое время

Учитывая всю многозадачность, которую диктует современное фигурное катание, и всю конкуренцию, которая сложилась в последние годы, ледовая тренировка должна длиться не менее трех-четырех часов в день по полтора-два часа утром и вечером. Спортсменам необходимо не только учить что-то новое, но и успевать оттачивать элементы и программы — все должно слиться в единое художественное произведение, а это требует времени.

Есть традиционная схема распределения времени на тренировке: 50% на прыжки, 30% на скольжение, 20% на вращение, однако это деление очень приблизительное и в разные периоды подготовки оно варьируется. Также по-разному распределяется работа в зале: в начале года в основном ОФП, чтобы наработать необходимые функциональные кондиции, потом СФП (особенно много времени уходит на подготовительные упражнения, чтобы восстановить технику). Когда начинается соревновательный цикл, то набранные параметры нужно только поддерживать, чтобы дети оставались в форме и шли без сбоев. Если грамотно сочетать нагрузки с восстановлением, делать профилактику, то можно избежать травм, хотя от этого никто не застрахован. Дети активно растут, их организм меняется каждые полгода, на этом фоне постоянно приходится бороться с раскоординированностью, собирать элементы и прочее.

Очень важен подготовительный цикл работы, когда после отпуска дети возвращаются на каток набравшимися сил и отдохнувшими, и работа начинается заново. Это время разучивания новых элементов, постановки программы, это новые задачи и новые ожидания. В этот период важно быстро восстановить прежние кондиции, так что тренер и спортсмен совершают огромный объем работы. Лично мне этот цикл нравится больше всего, потому что результат работы виден сразу: буквально через два месяца дети входят в сезон готовыми.

Когда начинается соревновательный период, то там другие задачи и другие эмоции. Дети выступают старт за стартом, надо внимательно следить за нагрузками, уметь противостоять соревновательному стрессу и прочее. Хотя дети в отличие от взрослых нагрузку держат более спокойно, все равно надо внимательно следить за их восстановлением и общим состоянием.

В начале сезона тренер обязательно должен быть на льду в коньках, потому что ему приходится многое показывать самому, или работать с удочкой. Удочка — хороший инструмент для освоения прыжка в техническом и психологическом плане, который дает возможность ребенку ощутить всю полноту сделанного элемента и тем самым снять какие-то барьеры. В соревновательный период не вижу смысла выходить тренеру на лед: дети катают программы и не стоит путаться у них под ногами, тем более что на этом этапе нового уже не выучить. Спортсмен должен просто довести до блеска то, что он уже умеет делать, «дочистить» какие-то элементы, вкатать программы.

В конце сезона необходимо подвести итоги и наметить индивидуальные планы подготовки для каждого ребенка, потому что у всех задачи и возможности разные. Кому-то надо уже в сентябре-октябре быть на пике формы, у кого-то Первенство Москвы будет самым важным стартом, у кого-то будет настолько длинный сезон, что надо придумать, как по нему пройти без травм и сбоев. Я каждый сезон пишу около 20 индивидуальных планов, в которых, исходя из задач и возможностей спортсменов, рассчитываю все так, чтобы у каждого был максимально успешный сезон и результат, понимая, что в других группах тоже идет ежедневная напряженная работа и все хотят выигрывать.

***

Часто спрашивают, зачем на соревнованиях я толкаю рукой спортсмена между лопаток в момент, когда он уже готов ехать катать программу? Толчок рукой между лопатками — это не какая-то фишка группы, а уже годами сложившийся ритуал, без которого невозможно себе представить ни одно соревнование. Это как посыл спортсмену идти вперед и как обещание, что тренер рядом и не надо ничего бояться. Чужому спортсмену можно сделать такой толчок, но только никакого вдохновения он, скорее всего, не получит, потому что для каждого из нас в этом движении есть смысл и магия. Иногда дети мне серьезно говорят, что они прокатались очень хорошо потому, что этот посыл по силе был точным, а кто-то говорит — надо было сильнее. На самом деле для того, чтобы это работало, надо очень хорошо чувствовать своего спортсмена: до кого-то надо просто дотронуться, кому-то надо «вломить», чтобы он пришел в себя, так что одно и то же действие всякий раз происходит по-разному. Этот опыт, как и любой другой, складывался в нашей группе годами — путем проб, ошибок и, конечно, успеха.

Досье

Сергей Давыдов

Дата рождения: 2.03.1979.

Спортивное звание: мастер спорта международного класса.

Лучшие спортивные результаты: чемпионат мира среди юниоров — 2-е место (1998), чемпионат Европы — 4-е место (2007), чемпионат мира — 7-е место (2003)

Страна: Россия, Белоруссия.

Тренеры: Н.И.Ручкина, Е.А.Чайковская, В.Г.Котин.

Образование: МГАФК.

Место работы: С 2007 года — «Самбо-70», отделение «Конек Чайковской».

Ученики: В.Михайлова, Е.Митрофанова, А.Мухортова, А.Тарусина, А.Фролов, Е.Рябова, Я.Рубцова, А.Егорова, А.Рудь, А.Митрофанова, Я.Ливенцева, Л.Винокур, С.Муравьева, А.Каргулина, Е.Каргулина, А.Лаврина. Д

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


5 + 8 =