Звездный час звездной болезни

В современной медицине такого диагноза, как звездная болезнь, не существует, однако если спросить любого тренера по фигурному катанию об этом состоянии, то можно узнать, что звездная болезнь не только существует, но и достаточно часто поражает перспективных фигуристов, особенно в период первых успехов.

Свое название это явление получило, возможно, благодаря сказке «Мальчик-звезда» английского философа и писателя XIX века Оскара Уайльда, повествующей о жизни звездного мальчика, который так возгордился собой, что стал презрительно относиться к родителям и прежним друзьям. Но если вернуться в реальность, то под звездной болезнью психологи понимают деформацию личности, которая страдает явно завышенной самооценкой и, как следствие, искаженным отношением к действительности, проявляющимися в социальной дезадаптации. Проще говоря, это переоценка своего «я» по отношению к окружающей действительности и в силу этого не совсем адекватное поведение в обществе. Пик «заболеваемости» по статистике приходится на спортсменов подросткового возраста.

Внешние признаки «болезни» считываются очень легко: спортсмен буквально на другой день после того, как стал знаменитым, может перестать здороваться со знакомыми ему людьми, перестать реагировать на замечания и критику тренера, требовать к себе особенного отношения, быть постоянно «в образе» при общении с друзьями. Одним словом, он может проявлять демонстративное или даже вызывающее поведение на каждом шагу. Социум это, естественно, не одобряет.

С одной стороны, окружающим очень неприятно наблюдать за неадекватным поведением ребенка, подростка или даже взрослого человека, которое он демонстрирует на фоне какого-то успеха. Такое поведение еще можно пережить, не обращая на него внимания.

Другое дело видеть, как у спортсмена теряются границы восприятия реальности, пропадает мотивация, просыпается эгоцентризм и все это в комплексе приводит к потере результатов, поскольку желание работать как прежде тоже исчезает. Многие тренеры считают, что если спортсмен поймал этот «вирус», то излечения от него нет, потому что в условиях высокой конкуренции застой в работе при неадекватном отношении к действительности приводит к сходу с дистанции «под звуки медной трубы».

Прописные истины

Неадекватность поведения спортсмена-подростка обусловлена несформированностью его личности, на которую сваливается испытание успехом. Это происходит на фоне отсутствия жизненного опыта. И если на пути к этому успеху он уже прошел огонь и воду, то не всегда у него хватает мудрости пройти еще и медные трубы. У взрослых, как правило, эта «болезнь» встречается редко, потому что с годами нарабатывается жизненный опыт, человек более устойчив к невзгодам и проблемам и уже очень хорошо понимает: чтобы закрепить и удержать успех, надо постоянно и много работать.

Например, в балетных труппах самая талантливая и техничная балерина получает статус прима-балерины, что официально выделяет ее из всех. Статус «прима-балерина» — это постоянное звание, оно записано у нее в трудовой книжке или контракте. В этом статусе балерина выходит на пенсию. В парижском театре оперы и балета прима-балерина носит звание «этуаль», что в переводе означает «звезда». Трудно себе представить, что достигшая статуса «этуаль» танцовщица перестанет ходить на репетиции, забудет о здоровье и поддержании своих физических кондиций в форме, будет игнорировать замечания хореографа-репетитора. Скорее наоборот, она будет с еще большим усердием работать, чтобы соответствовать этому статусу и быть эталоном.

С одной стороны, сложно требовать от 13-15-летнего подростка мудрости и полноты понимания всех нюансов жизни, однако это можно требовать от тех взрослых, которые его окружают. «Медные трубы» не становятся проблемой для тех спортсменов, которые воспитывались в понимании элементарной культуры поведения, кому были привиты правильные человеческие ценности.

Существует же множество трудолюбивых, воспитанных, мотивированных, адекватных спортсменов, которые, достигнув высоких вершин, остаются приятными в общении людьми, понимающими, что «костюм» чемпиона надо уметь вовремя снимать, чтобы оставаться человеком! Люди хотят общаться именно с человеком, а не с его масками, личинами, воплощениями и прочее. Так что мы можем, конечно, говорить о переходном возрасте и о еще не до конца сформировавшейся личности, но это не значит, что подросток имеет право быть дезориентированным в отношении общепринятых ценностей. Они должны быть сформированы уже в шесть лет хотя бы на уровне «хорошо» и «плохо»: нельзя бить девочку, мама и папа — это святое, плохо брать чужое, хорошо быть вежливым и прочее.

Фигурное катание, конечно, индивидуальный вид спорта, однако спортсмен занимается, тренируется, учится, живет не в вакууме! Уважение к другой личности — это полезный навык общения. Спортсмен должен уметь поддерживать товарищеские отношения в группе, общаться с соперниками, чувствовать субординацию в отношении взрослых и прочее. В таких «ранних» видах спорта, как фигурное катание, ребенок слишком рано попадает в сложную, конкурентную среду, а дальше вся его жизнь подчинена расписанию и логике спорта, когда главным в жизни становится результат, а вся жизнь — это дорога к этому результату. Спортсмен очень много тратит времени и сил и подчас ему просто некогда познакомиться с нормальной «системой координат» человеческого бытия. Ему надо помогать! Словом, если кризис личности под названием «звездная болезнь» случается, то ответственность за него лежит не только на спортсмене, но и на взрослых людях, его окружающих, так как подобную модель поведения дети не берут с неба.

Семья

Звездная болезнь проявляется там, где есть соответствующие предпосылки. Обычно эгоцентриков воспитывают в семье, которая сама способствует тому, чтобы спортсмен начал себя ощущать исключительным. Это не только позиция «сделаем все для нашего мальчика (девочки), что бы там ни было», но и наоборот: «докажи, что не зря в тебя вложились». Обе позиции имеют множество оттенков, вариаций и проявлений, в каждой из них есть что-то рациональное и мотивирующее для юного спортсмена. Однако надо помнить, что как похвалами, так и критическими оценками очень легко перейти границу и сформировать у адекватного человека специфическое отношение к себе, к людям в спорте и к жизни. Как бы странно ни звучало, но воспитать личность гораздо проще, чем воспитать человека, потому что, воспитывая и развивая в ребенке некие личностные проявления, мы часто забываем, что внутри каждого спортсмена все-таки живет человек, которого родители и тренеры в ребенке не замечают. Дети в спорте развиваются интенсивно и своеобразно, о гармонии в общепедагогическом смысле речь здесь не идет. Спортсмены не успевают социализироваться в рамках обычной жизни: у них нет времени на полноценное общение, нет сил читать книги, ходить в театры, обсуждать какие-то жизненные ситуации, анализировать проявления человеческой природы.

Обычный ребенок проживает детство и отрочество более или менее упорядоченно в отличие от спортивных детей, а тем более фигуристов, которые вынуждены проявлять многие личностные качества, нехарактерные для данного периода жизни: упорство, старательность, трудолюбие, работоспособность, устойчивость к стрессу, способность выстроить иерархию мотивов, когда свое «хочу» надо подчинить какому-то большому «надо». На самом деле это умение является показателем зрелости и мудрости. Представляете, мы требуем от пятилетнего малыша жить в формате взрослого, зрелого человека!

Человек, к сожалению, уязвим к похвале и лести, а ребенку постоянно говорят, что он самый лучший, самый талантливый, в нем воспитывают острую потребность быть первым, все его действия подвергаются постоянному оценочному суждению как на соревнованиях и тренировках, так и в семье.

В какой-то момент родители начинают ставить себя на место тренера, ставить себя наравне с ним и почти всегда такая позиция вырастает в позицию «я лучше всех знаю своего ребенка»! Переживая сами, они могут без конца накручивать своего ребенка на какие-то пограничные эмоции, могут сами в моменты потрясения публично демонстрировать какие-то сильные эмоции, что также вызовет у ребенка ответные чувства. Родители должны себе уяснить и четко следовать поведенческой культуре в обществе, уметь «держать лицо», чтобы не навредить эмоциями своему же ребенку. Могу сказать, что когда негативные чувства переполняют, то их необходимо выплеснуть, но вне контекста обстоятельств, желательно одному и в закрытом помещении, и тем более недопустимо их демонстрировать своему ребенку и публике. В противном случае такое поведение может, как ни странно, вылиться в звездную болезнь, поскольку в сознании и подсознании спортсмена все обидчики будут повержены и пренебрежительное отношение к ним и окружающим людям, которые когда-то видели страдание и унижение его родителей, будет в его глазах вполне заслуженным.

Другими словами, как только спортсмен достигнет хоть какого-то результата, то отыграет эту эмоциональную травму через поведение «я — победитель», и, как следствие — первая достаточно серьезная победа делает из спорт смена узнаваемую личность, что для него начинает служить аргументом незаурядности самой личности.

Также родители обычно грешат так называемым необъективно-оценочным подходом, который выражается в громком обсуждении соперников на соревновании или спортсменов другой группы на катке. «Они там все неходячие, там инвалид на инвалиде», — такое можно часто услышать в коридорах, раздевалках и даже на трибунах катков. Дети это слышат и укрепляются во мнении о своей исключительности. Не стоит в ребенке возбуждать излишнее самомнение на принижении конкурентных способностей соперников. Подбадривание из серии «все остальные тебе в подметки не годятся» чревато сильным разочарованием. Методы повышения самооценки человека бывают разные. Один метод — постоянно работать над собой, признавать собственные слабости и быть к ним беспощадным, другой метод — повышать свою значимость путем занижения достоинств других людей. Второй путь, видимо, легче и привлекательнее, что демонстрируют как родители, так и некоторые тренеры.

Тренер

Эту родительскую позицию в какой-то степени уравновешивают тренеры, которые обычно очень редко хвалят спортсменов, скорее, больше критикуют. Даже после проката программы спортсмен чаще услышит сначала критику, а потом, может быть, какие-то позитивные оценки, хотя чаще всего позитивные оценки действуют по умолчанию: раз тренер не раскритиковал исполнение элемента, значит, с ним было все в порядке.

С другой стороны, в последние годы все больше стал проявляться такой перекос: тренер больше не говорит ничего критичного в адрес спортсмена, а только его хвалит из опасения спровоцировать переход к другому специалисту. Такой стиль работы скорее напоминает обслуживание, чем обучение, а это означает только одно: педагогическая функция дала сбой. Если спортсмен не способен критично к себе относиться, он рано или поздно начнет искать себе тренера, который будет «лить воду» на его эго. К сожалению, теперь каждый год можно наблюдать целый «парад» уходов спортсменов к другому наставнику, либо проваливших сезон, либо не получивших тех результатов, на которые рассчитывали. Этот переход как бы сигнализирует о том, что предыдущий тренер не дал ученику всего, что должен был дать. А вот то, что должен был сделать сам спортсмен, остается за скобками.

В фигурном катании переходы считаются обычным делом, в то же время, глядя на беготню от тренера к тренеру, опытные специалисты говорят, что начало конца спортсмена наступает при смене тренеров. Во-первых, при работе с новым специалистом часть тренировочного времени уйдет на адаптацию, на выстраивание отношений, на поиск языка общения. Во-вторых, другой тренер чудес не делает, он точно так же выстраивает свою стратегию на дисциплине, соблюдении спортивного режима, на выполнении всех заданий и условии подчинения каждому его слову. Если спортсмен не оправдывает ожиданий, то они легко расстаются, потому что никто не будет тратить свои время и силы на самовлюбленного спортсмена, который не воспринимает критику. Интерес другого тренера к спортсмену тоже должен быть чем-то обеспечен, например работоспособностью и результативностью, желательно без провалов. В этой связи возникает вопрос: мог ли спортсмен у прежнего наставника показать такие же упорство и самоотдачу, как собирается делать под руководством нового специалиста? Если да, то почему этого не произошло раньше?

Не произошло потому, что была нарушена «экология» общения и люди просто перестали доверять друг другу. Причины этого могут быть разные: ревность к другим ученикам, неудовлетворенность результатами, подковерные игры соперников, советы родителей, друзей и прочее. Казалось бы, что спортс мены на каком-то этапе своей карьеры должны уже научиться перестать слушать кого-либо, кроме своего тренера, но людям привычно искать виновников своих неудач на стороне.

Однако если говорить медицинским языком, «инфицирование» личности в виде проявлений эгоцентризма не означает обязательного появления звездной болезни. К сожалению, ее спровоцировать могут такие причины, о которых тренеры не всегда могут подозревать.

Сбой может случиться, если ожидание какого-то результата вдруг не совпадает с реальностью, причем это касается как завышенного, так и заниженного уровня ожиданий, что связано с изначально неверной оценкой своих возможностей.

Например, спортсмен может неожиданно для себя занять 7-е место, хотя реальные претензии были на 1-2-е, или может выиграть соревнования, хотя планировалось быть 5-6-м. Очутившись в ситуации, не соответствующей его ожиданиям, спортсмен оказывается в стрессовой ситуации, что может спровоцировать психологический сбой, который проявит все недоработки личностного характера и развития.

Этот сбой можно предупредить, если тренер и спортсмен будут правильно подходить к планированию горизонта своих результатов. С одной стороны, мы говорим, что спортивная жизнь очень короткая, но с другой — она вполне себе длинная, если подходить к ее планированию стратегически грамотно. Происходит педагогическая и психологическая ошибка, когда тренер обозначает спортсмену конечную цель каким-нибудь результатом, а родители сиюминутный результат начинают воспринимать как супердостижение. К сожалению, можно часто наблюдать, как ребенок, занявший где-нибудь на муниципальных соревнованиях место во втором десятке, начинает себя вести в раздевалке как олимпийский чемпион, если его соседи оказались на два места ниже.

Грамотный тренер должен предвидеть болезнь и знать, как противостоять ей, так что работа со спортсменом — это не только бесконечные тренировки, но еще и личностное его ведение. Так что если тренер, даже когда он работает с целой командой специалистов, не заметил или не среагировал на зарождение демонстративного поведения, то пенять на кого-то другого ему не следует. В тех группах, где такая работа ведется, где общение построено на понимании психологических особенностей родителей и спортсменов, и не слыхали, что такое звездная болезнь.

Признаемся сами себе

В педагогике существуют постулаты, гласящие, что легче человека воспитать, чем перевоспитывать. Если человек самолюбив и амбициозен, то надо воспитывать привычку мыслить объемно, позитивно, адекватно и рационально при оценке собственных сил, своих возможностей, при анализе и оценке результатов деятельности — как своей, так и соперников. Самолюбие и амбициозность — замечательные качества для спортсмена, если они не перерастают в тщеславие и самовлюбленность, не становятся благодатной почвой для звездной болезни. Никогда не поздно начать закладывать в юном спортсмене базовые ценности в виде абсолютно банальных, но таких актуальных качеств, как сочувствие, доброта, широта души, психологическая гибкость и объективность.

Под воздействием каких-то жизненных обстоятельств в человеке может меняться актуальный набор заложенных в нем личностных качеств. В ком-то жизненные трудности и неудачи обостряют агрессивность, недоверчивость, закрытость, ощущение собственной неполноценности и прочее, а кто-то, наоборот, становится мягче, добрее, общительнее, терпимее, начинает ценить все, что посылает жизнь. Успехи и победы тоже вытаскивают наружу некие качества: у одних — самодовольное превосходство, ощущение себя над другими, пренебрежение; у других — ответственность, осознанность, внимание и благодарность. Задача взрослых состоит в том, чтобы юный спортсмен за всеми удачами-неудачами, разочарованиями и медалями не потерял себя как человека. И если все-таки помнить, что перед нами не спортсмен, не солдат, а человек, то все будет хорошо в плане его устойчивости к различным «болезням роста» в спортивной жизни.

Итак, как себя вести, если звездная болезнь случилась, и что делать, чтобы спортсмен не растерял всю свою спортивную форму? Наверное, прежде всего следует очень критично отнестись к самим себе и признать ошибочность подходов в воспитании спортсмена. Для того чтобы достичь позитивного результата, тренер и родители должны работать в связке по вопросу базовых установок, и нет ничего хуже, если их позиции противоречат друг другу, особенно в зоне запретительно-разрешительной политики. Тренер и родители должны выработать единый подход ко всем базовым вопросам: мотивация, спортивный режим, дисциплина, здоровье, поведение, общение, образование и прочее. Если же у них будут разночтения в запретительно-разрешительной политике, это отрицательно скажется на ценностной ориентации ребенка, у которого сформируется дуалистичное отношение к жизни, он научится манипулировать и приспосабливаться. Словом, если на перекосы семейного характера накладывается педагогически неграмотная работа тренера, то все вместе это может сложиться в уродливую форму звездной болезни.

Первым шагом должен стать серьезный и честный разговор тренера и родителей, чтобы выявить всю глубину кризиса, выработать общие подходы в общении с подростком, наметить пути психологической реабилитации. В этом разговоре важно не скатиться до уровня выяснения отношений, потому что перекладывание ответственности друг на друга и обида — неконструктивные эмоции, говорящие о зацикленности на своем эго, в то время как надо искать выход из сложившейся ситуации. Если тренер и родители не хотят потерять весь труд, вложенный в своего спортсмена, то они должны преодолеть какие-либо отрицательные чувства и приступить к совместной работе.

 Досье

Журавлев Александр Евгеньевич

Родился в 1963 году в Москве.

Педагог-психолог.

Образование: Высшее — МГПИ им. В.И.Ленина (дефектологический факультет, специальная педагогика и психология, детская психология), МГУ им. М.В.Ломоносова (факультет психологии, психолог-социолог), Государственная академия повышения квалификации ГАСИС (практическая психология, социология). Курсы обучения бизнес-тренеров при CBSD (Центр развития деловых навыков).

Карьера (с 1985 года): Детские специальные учебные учреждения (педагог, психолог, методист). CBSD (бизнес-тренер, методист-психолог). Тренинговый центр Михаила Григоряна TCMG (тренер, методист, психолог). ВГТРК (автор и ведущий программ на радио «Маяк», «Орфей», «Маяк FM»). Обширная частная практика (психология, возрастная психология).

В соавторстве с Михаилом Григоряном написал книгу «Все мы родом из детства» (2008 год). Автор многочисленных программ и тренингов, в том числе «Актерское мастерство в бизнесе», «Управление стрессом», «Техника эффективной коммуникации», «Эффективная самопрезентация», «Прогрессивная мышечная релаксация», «Школа здорового дыхания», «Психология и танец: группы свободного движения для детей и родителей», «Психология и речь: речевые группы для детей и взрослых» и т. д.

С 2013 года сотрудничает с Москомспортом, проводит семинары и мастер-классы для тренеров и хореографов по навыкам управления стрессом. С февраля 2015 года — штатный психолог УОР №4 им. А.Я.Гомельского в отделениях баскетбола, фигурного катания на коньках, плавания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 4 = 4