Коллективное и сознательное Синхронное катание – как воспитать команду

Синхронное катание выбивается из привычного фигурного катания прежде всего тем, что боевой спортивной единицей является команда. Причем и в этом случае команда по синхронному катанию очень отличается от командных видов спорта тем, что в ней нет персональных игроков с фамилией на спине, нет лучших бомбардиров или лучших игроков, а есть только одна единица — команда. Все эти особенности ставят тренера совершенно в другие обстоятельства работы со спортсменами, которые еще вчера отвечали каждый за себя и только. Насколько тренеру по синхронному катанию важно постигать, кроме обучения технике синхронного катания, все премудрости создания коллектива, учить этот коллектив работать на результат, учить детей уживаться друг с другом, а их родителей — сдерживать свои амбиции? Рассказать о своём опыте работы мы попросили молодого московского тренера Анну Харченко (команда «Созвездие», ДЮСШ «Созвездие»), которая пять лет назад начала создавать команду по синхронному катанию и нашла свои ответы на эти вопросы.

Возрастная психология

Известно, что в синхронном катании соревнования проводятся по трем возрастным категориям — новисы, юниоры и сеньоры. Но, возможно, мало кто задумывался над тем, что эти категории как нельзя удачнее совпадают с возрастами, которые описываются в разделах общей психологии. Действительно, новисы — это дети, юниоры — подростки, а сеньоры — взрослые, и у каждого возраста своя психология.

Детям 7- 12 лет присуща определенная манера поведения: они практически в каждом взрослом видят лидера и хотят ему подчиняться. Подростки от 13 до 17 лет входят в переходный возраст и перестают оглядываться на авторитет старших: для них важен свой лидер и они готовы следовать за ним. Взрослые люди уже сами понимают, что им надо в этой жизни, и будут стремиться за своими желаниями и мечтами.

Поскольку свою команду я воспитывала с новисов, то все возрастные стадии мы прошли, и я могу сказать, что возрастная психология совсем не теория, а самая настоящая жизнь. Сначала я была для них непререкаемым авторитетом, и каждое мое слово было для них свято. В 13-14 лет мне пришлось поменять тактику общения и взаимодействия с командой. Я выявила лидеров, взгляды которых были в нужном направлении, и плавно переключила внимание команды на эти личности, а дальнейшая корректировка поведения всех членов коллектива — задача для тренера. Важным фактором этого периода является капитан команды, который, будучи надежным, умным и тонко чувствующим настроение и атмосферу, сможет вывести своим примером команду на максимум. Авторитет такого капитана должен быть настоящим, иначе команда не пойдет за ним.

Наверное, самым сложным в работе с командой переходного возраста является то, что тренер должен себя внешне нейтрализовать, но все внутренние нити должен продолжать держать у себя в руках. В этот период тренер должен сменить тактику своего воздействия на команду: нельзя требовать, не объясняя, для чего это нужно, необходимо аргументировать и приводить доказательства разумности своего требования. Если команда подростков сомневается в весомости доказательств, то тренеру придется дать им право выбора между какими-то вариантами. Здравомыслящая команда, конечно, выберет правильный вариант, но это будет уже их, а не навязанный тренером выбор.

На следующем этапе, когда произойдет определенный отсев и в спорте останутся люди действительно нацеленные продолжать им заниматься во взрослой жизни, то каждый из них для себя уже хорошо понимает, зачем он это делает. В 16-17 лет спортсмены при полной своей отдаче синхронному катанию своим примером дают дополнительный стимул и более ответственное отношение команды к тренировкам. Их мотивация самая сильная, потому что они решили быть лучшими, быть первыми, и только при условии такого настроя эта команда будет идти к успеху и улучшению результата.

Борьба за основной состав

Каждый член моей команды ведет свой дневник тренировок, который я обязательно контролирую. Я научила своих спортсменов строить графики прироста собственных результатов. Каждую неделю мы делаем зачетное занятие, обязательно фиксируем и анализируем показатели с попыткой объяснить, что случилось, если результаты ухудшились.

Раз в месяц желательно делать общий график прироста результата на всю команду. На нем наглядно видно, когда идут подъемы, когда спады, и каждому становится понятно, чтобы убрать эти спады, работать должен каждый в команде. Затем мы прогнозируем, как должна идти линия графика, каким должен быть прирост результатов, если мы действительно хотим улучшить спортивную форму и занять достойное место на соревнованиях.

В начале каждого сезона, когда в команде идет борьба за основной состав, я провожу контрольно-переводные нормативы для всей команды. Еще в конце предыдущего сезона каждый из моих спортсменов получил задание на лето с учетом тех результатов, с которыми он подошел к концу сезона. После отдыха в первый же день мы проводим тестирование, которое показывает, как они поддерживали форму во время отдыха. Хорошим результатом можно считать уже то, что они остались на том же уровне, с которого ушли на каникулы, потому что не все дети и родители могут держать себя в руках.

Например, на сборах спортсменки взвешиваются каждый день, причем до тренировки и после, чтобы видеть колебания веса после нагрузки. На сегодня мне важно состояние каждого члена команды по весовым параметрам, потому что бороться с гормональной перестройкой нельзя, а контролировать ее весовые последствия можно. Каждый ведет свой график по весу, и можно наглядно видеть, как он его сбрасывает или набирает. Если на тренировочной неделе вес убавляется, а на выходных прибавляется, то сразу возникает вопрос: что же он делает?

Итак, критериями прироста общефизических результатов спортсменов могут являться стандартные государственные тесты, которые соответствуют их возрасту и разряду. Эти тесты проводятся для того, чтобы лидеры боялись потерять свое место, а желающие попасть в основной состав работали над собой еще больше. На основании результатов формируется рейтинг каждого в команде, и лучшие по физическим качествам занимают место в основном составе команды. Этот прием очень нагляден для родителей и детей и очень назидателен, так как каждый понимает, что у него было лето, чтобы стать лучше.

В соревновательный период этот рейтинг убирается в долгий ящик до следующего года. Но, безусловно, если спортсмен в запасе работает лучше, чем кто-то в основном составе, то это стимулирует тренера ввести такого спортсмена в команду. А это, в свою очередь, стимулирует всех работать лучше.

Каждый мой спортсмен знает, что если он опоздал или пропустил занятие без предупреждения, то его место будет занято запасным и что я могу вывести его из основного состава за непосещение тренировки. У нас очень жесткий вид, ведь мы отвечаем не за себя, а за всю команду. Иногда родители мне звонят и говорят, что их ребенок со скандалом ушел на тренировку с температурой 37,5. Я потом спортсмену объясняю, почему так делать нельзя и отправляю домой, но мне как тренеру команды приятно, что у ребенка такая мотивация.

Создание мотивации

Создание мотивации, на мой взгляд, начинается с тренера. Если тренер не позволяет себе никаких поблажек, никогда не опаздывает на занятия, не отменяет тренировки, всегда знает, что будет делать со спортсменами на льду и в зале, то все понимают, что здесь работают на результат. Если мотивация есть у тренера, то она будет и у команды.

Никогда не стоит искать виноватых на стороне, говорить детям и родителям, что кто-то другой виноват, что команда заняла не то место, на какое рассчитывала. Своим спортсменам я говорю, что вот здесь вы не выполнили вот это требование к элементу и судьи элемент вам не засчитали. Или: у вас была вот здесь ошибка, и за это судьи снимают столько-то. Мы на соревнованиях обязательно все снимаем, а потом очень критично пересматриваем. Команда в результате убеждается, что их судили правильно. Я всегда говорю, что вы должны быть на две головы выше соперников, а если вы будете такие, как все, то всегда будете стоять позади. Чтобы команда видела свою работу, хорошо на тренировках использовать видеокамеру, которая очень наглядно показывает, что делали все вместе и каждый в отдельности. Иногда достаточно одного такого взгляда со стороны, чтобы показать общие ошибки или привести всех в чувство.

В начале сезона обычно своей команде я показываю в виде таблицы план подготовки, в котором расписано, чем мы будем заниматься в каждом месяце, на какие старты выйдем и какие результаты мы планируем. Таким образом, у команды перед глазами есть годовой план работы, и они понимают, что если мы, к примеру, в августе не успели что-то сделать, значит, в сентябре придется больше работать. Когда мы готовимся к соревнованиям, то начинаем обратный отсчет: вешаем на свой стенд такой календарь тренировок, в котором зачеркиваем числа, чтобы было наглядно видно, сколько тренировок и занятий осталось до старта. В этот период надо найти правильный тон с командой: их нельзя все время ругать или все время хвалить. Они должны быть сосредоточенны и адекватны, в меру быть заражены предстартовым волнением и очень ответственны.

Командные дух и душа

Тренеру, конечно, невозможно всех в команде любить одинаково, все равно есть симпатии и антипатии, но это не должно мешать работе. После соревнований я никогда не говорю тому, кто упал, что это он виноват. В таких случаях я выговариваю всей команде, и команда знает, что если человек упал, то причина во всех. Значит, кто-то не удержал, кто-то помешал или были другие причины. В нашем деле невозможна персонализация. Тренер может потом вызвать отдельно того человека, который действительно подвел команду и сказать ему об этом один на один. А если начать «хлестать» спортсмена при всех, то это значит разрешить каждому сказать нелестные слова в его адрес, чего допускать нельзя ни в коем случае. По крайней мере в моей команде так: если кто-то упал, то это упала команда. Тем более что спортсмен обычно и сам прекрасно понимает, что он подвел всех.

Чтобы команда работала эффективно, каждому ее члену должно быть в ней комфортно. Команда должна быть воспитана так, что если кто-то на тренировке упал, то ему надо помочь встать, а не перешагнуть через него и поехать дальше. Должна быть определенная трепетность отношений друг к другу. Я помню такой случай, как во время показательных выступлений на сложном элементе мои девочки, сжав зубы, держали свою подругу, которая начала падать. Они это делали потому, что в противном случае при падении ей грозила серьезная травма. Если бы им было все равно, они просто отпустили руки и не напрягались, потому что это были не соревнования, но они ее держали, чтобы не допустить травмы.

Новичкам особенно важно почувствовать хорошую атмосферу внутри коллектива. У нас к каждому новичку относятся с большим вниманием. Вся команда как бы говорит ему: «Синхронное катание — это классно. Покатайся с нами и почувствуй, как это здорово и как хорошо, что ты к нам пришел». И в эти моменты я еще раз как бы проверяю команду: потому что внутри существует конкуренция за место в основном составе, а значит, есть опасность это место потерять. Но каждый знает, что место в команде должен занять самый достойный, а значит, для этого каждому надо много работать.

Иногда бывает, что какой-то элемент у команды не получается из-за того, что кто-то не прилагает нужных усилий. Тогда я вычисляю такого человека и также вывожу его из состава, потому что спортсмен, который думает: «Сам я сделал, а как там остальные — мне не важно», — не нужен команде. И, на мой взгляд, тренер должен сразу чувствовать, как человек относится к делу.

Тренер по синхронному катанию должен научить спортсменов уважать друг друга, научить принимать каждого таким, каков он есть. Если внутри коллектива образуются какие-то группировки, то это ослабляет команду, которая должна быть единой. Тренер должен быть в курсе всех личных взаимоотношений в команде. Может быть, для этого надо чаще заходить в раздевалку. Если какая-то конфликтная ситуация мешает тренировке, то я отправляю всех в раздевалку на 5 минут для «разбора полетов», после чего они должны выйти на лед и продуктивно работать. Они либо сразу решают свой вопрос, либо действительно выходят со льда, чтобы уладить конфликт.

Я всегда отслеживаю, как ведет себя спортсмен, который должен уступить свое место в основном составе другому. Если выведенный спортсмен не показал партнеру свое место и свои шаги, это для меня сигнал, что этот человек не наш. В такой ситуации я могу принять решение расстаться с таким спортсменом, несмотря даже на мастерство его катания. Потому что накатать можно многих, а вот воспитать ощущение командного духа сложнее. А для команды второе важнее первого.

Кто-то скажет, это хорошо делать, когда есть запасные игроки в команде, а если их только на основной состав хватает с трудом, то так делать не будешь. Этот вопрос целиком зависит от тренера, от его вовлеченности в дело. Если тренер захвачен работой, то его спортсмены быстро поймут, что здесь не потерпят от них иного отношения. Для меня очевидно, что с теми , кто не испытывает воодушевления от работы, надо расставаться. Я не боюсь терять таких людей, потому что знаю: команда не сможет победить, если кто-то приходит просто проводить время. Здесь нельзя оборачиваться, а надо идти вперед.

А потери будут всегда, потому что кто- то не выдержит режима, нагрузок, ритма жизни, не сможет быть как все. Хотя быть как все надо только на льду, а в обычной жизни надо стараться поддерживать в каждом его индивидуальность. Только 16 личностей могут привнести в команду свою индивидуальность и тем самым сделать команду особенной и запоминающейся. Да, работать с 16 личностями сложно, но это дает очень сильный результат.

Правая рука

Капитан команды — это правая рука тренера. Эта должность у нас выборная, но идти на поводу у детей в этом вопросе нельзя, потому что для дела очень важно, чтобы капитан смотрел в ту же сторону, что и тренер, безо всяких оговорок. Мы в команде однажды сменили капитана, потому что, войдя в подростковый возраст, она не захотела портить отношения с подругами по команде и решила стать более лояльной и мягкой там, где этого делать было нельзя.

Капитан должен постоянно держать руку на пульсе своей команды, чтобы чувствовать малейший сбой в отношениях ее членов, чтобы предотвратить вызревание конфликтов и иных проблем. В подростковом возрасте многие неурядицы способен разрешить сам капитан без участия в этом тренера, но, безусловно, после совета с ним. Если проблема сложная, тогда тренер может вмешаться и решить все вопросы, но авторитет капитана ни в коем случае нельзя ронять.

Когда мы едем на соревнования, то капитан знает, кого с кем в поезде поселить, чтобы они хорошо выспались, а не колобродили всю ночь. И слово капитана для них закон, никто даже не пытается его уговаривать изменить решение.

Если я недовольна командой, то могу это выговорить капитану, который не собрал и не настроил их на работу. В переходном возрасте спортсмены будут переживать, что пострадал их лидер, которого они выбрали на этот пост и которого они уважают. В этом случае они будут стараться больше не подставлять своего капитана.

Штрихи к портрету

Ребята из нашей команды учатся в разных школах Москвы, поэтому договариваться об их графике посещения тренировок мне приходится со многими директорами и завучами. Я всегда на связи с классными руководителями, которые, зная об ответственном отношении своих учеников к нашим тренировкам, звонят мне с просьбой отпустить ребенка на экскурсию или предупреждают о контрольных работах. Я приезжаю в их школы, общаюсь с учителями и классными руководителями, открываю журнал, смотрю успеваемость. Потом могу спросить ребенка, почему у тебя по русскому языку тройка?

В наши дни совмещать спорт и обучение вполне возможно, просто это вопрос дисциплины и желания. Я сама окончила школу с медалью, и это при наличии двух тренировок в день в школе олимпийского резерва. А если дети бесконтрольно пропадают «ВКонтакте» до часу ночи, то о чем можно говорить?

Когда мои спортсмены достигают возраста 14-15 лет, то я прошу родителей и их самих не распылять свои силы на занятия в художественных или музыкальных школах. По крайней мере я их прошу четко решить, чем они будут заниматься, потому что разорваться между всеми своими интересами невозможно и заниматься серьезно надо чем-то одним. Если же ребенок пытается везде успеть, то начинает болеть.

Тренеру по синхронному катанию на коньках надо быть очень тонким психологом, и не столько теоретиком, сколько практиком, умеющим чувствовать свой коллектив. Другими словами, тот вариант, когда мы с вами собрались на часовую тренировку, а потом разошлись по своим делам, думая, что команда уже родилась, вообще не проходит.

Хорошо, если тренер понимает, что объединять детей в команду нужно не только ледовой темой. Надо делать так, чтобы ценности у членов команды были человеческими, а не только спортивными. Тренер должен заниматься и вопросом воспитания. Дети обязаны соблюдать обычные нормы вежливости: здороваться с людьми, не грубить своим родителям, не вести себя как дикари в общественных местах и прочее.

Необходимо выезжать летом на сборы, отмечать дни рождения, праздники, ходить в кино и театры. Мы уже не один раз встречали на сборах Новый год без родителей. Все старались создать праздничное настроение, делали творческие постановки, пели песни, рисовали газету и прочее.

Уже традиционно на день рождения каждому ребенку я могу приготовить что-то интересное. Например, сделать слайд-фильм из фотографий с учебно-тренировочных сборов команды, в которых чаще мелькает лицо именинника. Я стараюсь подобрать музыку, соответствующую либо имени, либо характеру, потому что у каждого есть свои штрихи к портрету.

Что делать с родителями

Иногда слишком большая заинтересованность родителей может даже мешать тренеру, но к этому надо относиться с пониманием, потому что именно от родительской заинтересованности зависит спортивная жизнь ребенка, особенно в детском возрасте. Но и в подростковом возрасте, когда они уже не хотят родительской опеки, все равно надо пытаться объединить их интересы. Родители должны уважительно и с пониманием относиться к труду своих детей на ледовой площадке.

Продуманно надо работать и с родителями, потому что они тоже члены команды. Например, наши родители знают, что во время учебно-тренировочных сборов, если они хотят привезти или передать своему ребенку посылку, то должны это закупить на всю команду. То есть, если хочешь привезти своему, значит, привезешь всем.

Родителям надо регулярно рассказывать: над чем сейчас команда работает, какие перед ними стоят задачи, как их дети будут загружены в течение сезона и прочее, чтобы они могли планировать свое время, потому что, кроме синхронного катания, у каждого еще есть и многое другое.

Взаимопонимание родителей и тренера должно быть максимальным, потому что эти две стороны одинаково заинтересованы в детях, в их результатах, здоровье, в их будущем. По любым вопросам, от успеваемости в школе до анализа мочи, они должны советоваться с тренером. Вообще тренер должен обладать знаниями по общей и возрастной психологии, а также по общим медицинским вопросам (анатомия, физиология человека). На любой вопрос родителя или на любую жалобу ребенка тренер должен знать, что ответить. Так не может быть в отношениях с родителями: вы ко мне на тренировку должны привести здорового ребенка, а остальное — не мое дело. Если врач назначил спортсмену УЗИ, то надо выяснить, что за проблема, рассказать родителям, как общаться с врачом, что ему сказать. Когда спортсмену назначено сдать анализы крови, то их надо в этот день снять с тренировок, чтобы анализ получился нормальным, а не на фоне нагрузок. Тренер должен проводить разъяснительные беседы с родителями о питании спортсмена, причем постоянно. Порой приходится жестко следить за питанием детей, особенно на учебно-тренировочных сборах или в поездках на соревнования, когда родители, даже с медицинским образованием, дают своим детям сладости, чипсы, сухари и прочее.

Вовлеченность родителей в учебно-тренировочный процесс должна быть осознанной, причем тренер обязан способствовать этому максимально. Можно сказать родителям, что результат на соревнованиях может быть такой и другой и от чего это зависит. Всегда есть объективная и субъективная причины, почему получилось так, а не иначе. Если ребенок не высыпается, или пропускает тренировки, или недоедает, или набирает вес, то всегда надо вызвать родителей и спросить, в чем дело. Тренер должен знать, в какой семье растет ребенок, какие жилищные условия, какой достаток, какие интересы и прочее. И если в семье возникает проблема, которая может сказаться на спортивном результате ребенка и всей команды, то разумно, если это возможно, помочь. В нашей практике уже не раз случалось так, что семья не могла найти сразу всю сумму денег, чтобы ребенок поехал на сборы. В этом случае команда берет на себя оплату, а эта семья потом возвращает деньги. Конечно, подвести родителей к этой мысли должен тренер. Родители должны понимать: либо надо помочь этому человеку и тогда у команды будет будущее, либо каждый сидит со своими амбициями и тогда дети просто ходят оздоравливаться, но спортивного результата уже не будет никогда.

Досье

Харченко Анна Вадимовна

КМС по фигурному катанию (одиночное катание)

Образование: высшее, РГАФК, кафедра режиссуры массовых спортивно-художественных представлений (красный диплом).

Стаж работы: 12 лет, ДЮСШ «Созвездие» (тренер-преподаватель). За это время подготовила спортсменов (команда «Созвездие»), выступающих на чемпионатах и Первенствах России по синхронному катанию на коньках, участвующих во всероссийских и международных соревнованиях: этапы Кубка России: «Кубок Поволжья» — 2009 г. (4е место), 2010 (4е место), «Кубок Москвы» — 2011 (2е место) Международные соревнования: Hertogtadt 2010 (Голландия), 1е место Snowflakes Tropfy 2011 (Хорватия), 1е место.

С 2002 года совмещает основную работу с преподаванием в РГУФКСиТ (ГЦОЛИФК) в должности старшего преподавателя на кафедре режиссуры массовых спортивно-художественных представлений.

В 2008 году присвоена всероссийская категория «Технический специалист в одиночном фигурном катании», в 2009 году присвоена всероссийская категория «Технический специалист синхронного катания». В 2010 году принимала участие в международном лагере для тренеров и спортсменов синхронного катания под эгидой ИСУ (Будапешт, Венгрия). В 2011 году принимала участие в международном семинаре для тренеров Global Coaches Seminar под эгидой ИСУ, (Тюрнхаут, Бельгия).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 4 = 1