Созреть для лидерства Алла Шеховцова: В наших интересах дать возможность выиграть сильнейшему

— Алла Викторовна, начиная с прошлого чемпионата мира, поклонники российских танцев на льду испытывают некоторую растерянность оттого, что наши дуэты никак не могут подняться на ступени мирового пьедестала. Скажите, для наших специалистов эти результаты были ожидаемы или они так же, как и все мы, испытали растерянность?

В прошлом году мы скорее испытали не растерянность, а разочарование. Безусловно, мы рассчитывали на третье место, потому что чемпионат проводился у нас в стране, а основными претендентами на бронзовые награды являлись вполне обыгрываемые пары. В течение сезона не очень стабильно выступали французы Пешала-Бурза, итальянцы Фаэлла-Скалли, (которые в итоге решили сняться с чемпионата), поэтому мы считали, что у нас в целом хорошие позиции и что мы можем занять место на пьедестале. Но получилось так, что Екатерина Боброва — Дмитрий Соловьев допустили ряд ошибок, которые не остались незамеченными технической бригадой. Елене Ильиных и Никите Кацалапову, к сожалению, также не удалось прокатать программы безупречно. В результате бронзовые медали достались американцам — брату и сестре Шибутани.

И хотя говорят, что дома и стены помогают, думаю, причины нашего разочарования надо искать в том грузе ответственности, который лег на плечи наших молодых спортсменов, совсем недавно ставших лидерами сборной. Жалко, что такие шансы не были реализованы, но зато был приобретен опыт, из которого тренеры и спортсмены сделали выводы. На сегодняшний день оба наших первых дуэта прогрессируют, и этот прогресс не остался незамеченным специалистами. В протоколах этого сезона у пар Боброва — Соловьв, Ильиных — Кацалапов появились многочисленные девятки за компоненты. Я думаю, что нам есть с чем идти в Сочи.

Если проанализировать последний чемпионат мира в Ницце, вся первая десятка танцоров, за исключением одной пары (Каппеллини-Ланотте, прим. ред.) — это воспитанники тренеров российской школы. То есть мы соревнуемся как бы сами с собой, с нашим пониманием фигурного катания, потому что российские тренеры, работая за рубежом, естественно, используют отечественные методики обучения.

Вообще, конкуренция в танцах на льду крайне высокая, и никаких соперников нельзя недооценивать. Сегодня практически невозможно на равных конкурировать с канадцами Вирчу-Моир и американцами Дэвис-Уайт, потому что по многим параметрам эти дуэты ушли далеко, и думать, что в ближайший год мы составим им конкуренцию, я бы не стала. Но я надеюсь, что за оставшиеся 2 года до Олимпиады наши два дуэта используют максимально эффективно, а то, как они сейчас стремительно прогрессируют, дает надежды, что конкуренцию все же мы составим. Более того, это спорт, и случиться может всякое, потому что никто не застрахован от ошибок. В этом сезоне даже такие лидеры, как Вирчу-Моир, допускали сбои и ошибки на ответственных соревнованиях. Конечно, не правильно рассчитывать на какие-то подарки судьбы, но, тем не менее, такие вещи, как фактор здоровья, фактор «скользкого» льда, фактор «попадания» в программу существуют, а значит надо нам всем работать и работать.

— Сейчас в Интернете, да и прессе высказывается очень много суждений о наших танцах на льду. В частности, атаке подвергается пара Боброва-Соловьев, которых обвиняют в основном в том, что последние их программы не соответствуют современному стилю танцев. Вы согласны с таким мнением?

Отвечать начну с того, что Интернет, конечно, это очень хороший информационный ресурс, но часто он превращается в такой забор, на котором пишет любой, кому не лень, и пишет, что хочет вне зависимости от уровня понимания вопроса. Что касается Кати и Димы, то все разговоры, которые существуют, они ведутся в плоскости: нравится — не нравится. Если же мы перейдем на язык профессионалов, то могу сказать, что я не слышала ни одного критического отзыва, что программа сделана некачественно. Более того, всеми специалистами было отмечено, что программа сделана очень профессионально, выстроена композиционно грамотно, использована просто шикарная музыка, и все это очень достойно исполнено. Насколько я знаю, к работе был привлечен наш знаменитый хореограф Борис Эйфман, который помогал ребятам отрабатывать эту программу, и рука мастера чувствуется. Но всегда еще есть тенденции сезона, и всегда для тренеров и постановщиков актуален вопрос: попал ты с программой в эти тенденции или не попал? Но если же говорить о профессионализме, то программа сделана и исполнена очень грамотно. Если чего и не хватило этой программе, так не хватило ее максимальной реализации спортсменами.

— После чемпионата мира в Ницце у нас действительно сменился лидер, и теперь первая пара это Ильиных-Кацалапов, как об этом говорят сами ребята?

Я очень приветствую такой настрой Елены и Никиты, которые почувствовали себя лидерами, потому что плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но я бы не торопилась с выводами, потому что острая борьба между двумя нашими парами — очень сильными и талантливыми дуэтами — только-только началась. Но раз Елена и Никита заявили о себе как о лидерах, значит, они готовы бороться за лидерство в сборной России.

Что касается позиции Федерации фигурного катания России, то ее руководством неоднократно озвучивалась позиция в том ключе, что у нас сейчас два конкурентных дуэта, и кто сильнее, тот и должен победить. Здесь нет ни симпатий, ни антипатий: Федерация заинтересована в том, чтобы выявить сильнейшего. Чем ближе к Олимпиаде в Сочи, тем более актуальным становится вопрос: не пора ли определиться с лидерами? Но этот вопрос, на мой взгляд, несколько преждевременен. У нас впереди еще почти два года, и в наших интересах, и в интересах большого спорта создать и поддерживать конкуренцию, чтобы дать возможность выиграть сильнейшему.

Разговоры о первом и втором дуэте в стране ведутся постоянно и переходят из поколения в поколение. Когда катались Грищук-Платов, то нам очень много говорили, что Крылова-Овсянников должны быть первой парой. Первой парой стали Крылова-Овсянников, сразу заговорили, что Лобачева-Авербух лучше. Такие же разговоры были про Домнину-Шабалина и Хохлову-Новицкого. Но дело в том, что на международном уровне никто не готов вывести вторую пару в лидеры, скорее судьи готовы понизить достижения первой пары до уровня второй. Но если взять нашу сегодняшнюю ситуацию, то эти два дуэта — реальные конкуренты, и международные судьи идут нам навстречу, определяя сильнейшего.

— Расскажите, пожалуйста, как дела обстоят у нашего третьего дуэта, тем более что они воспитанники вашей школы.

Рязанова и Ткаченко очень прогрессировали в этом году, что также было отмечено всеми специалистами. Но если у лидеров своя конкуренция, то у Кати и Ильи свои задачи. В настоящее время достигнуты определенные договоренности между Игорем Шпильбандом и Алексеем Горшковым о сотрудничестве, потому что со стороны Игоря и Марины есть интерес помочь России в этой ситуации.

У меня не вызывает сомнений, что Катя и Илья скоро тоже будут более чем конкурентоспособны, потому что они будут кататься в одной из самых сильных групп мира, и даже если они там будут бывать периодически, это все равно даст толчок к прогрессу и продвижению в спортивной карьере.

Сейчас у Кати и Ильи очень хороший возраст, потому что они уже созрели технически и эмоционально. На мой взгляд, они сейчас переживают эмоциональный расцвет, я это называю созреванием души. Чтобы спортсмен мог отдать публике свои эмоции, они должны у него быть. Не все может поставить хореограф. Если у юниоров палитра эмоциональных красок в основном бело-черно-красная, то у мастеров расширяется не только гамма, но уже появляются оттенки. Рязанова-Ткаченко — это очень работоспособная и амбициозная пара, которая хорошо понимает, для чего они в спорте — так что борьба за лидерство в нашей сборной может обостриться.

— За оставшиеся два сезона может что-то поменяться в составе нашей сборной?

Раньше про танцы говорили, что надо отстоять свою очередь, чтобы подняться. К сожалению, мало кто понимает, что это не очередь, а накопление мастерства, которое происходит годами. На сегодняшний день танцы достигли уже таких высот в плане техники и постановок, что это — высокопрофессиональный вид спорта, который требует большой технической работы, эмоциональной отдачи, соревновательного опыта и здоровья спортсменов. Я считаю, что сегодня все составляющие для успеха у нас есть. Есть спортсмены, перед которыми можно ставить серьезные задачи, а в условиях острой конкуренции победит тот, кто все выдержит.

И еще у нас есть очень перспективная молодежь, которая катается на очень высоком уровне. Например, если наши молодые танцоры Виктория Синицына — Руслан Жиганшин перейдут на взрослый уровень, то они станут «головной болью» для многих, потому что их потенциал очень хорош.

Думаю, что мы все будем с удовольствием наблюдать за профессиональным ростом наших спортсменов и за их конкуренцией.

— Но сейчас конкурируют не только спортсмены, но и новое поколение тренеров борется за свой топ-статус. На ваш взгляд они достойно продолжают дело наших легендарных тренеров?

Что касается наших молодых тренеров, то начало их работы совпало с трудным периодом, который испытывало наше фигурное катание. Они работали просто на голом энтузиазме, не имея ни ледовых, ни финансовых возможностей. К тому же в этот период были потеряны традиции передачи опыта и знаний молодым тренерам, так как многие мэтры просто уехали за границу или отошли от спорта высших достижений.

Наталья Ильинична Дубова, которая была асом по технике, качеству и легкости скольжения, уехала работать в Америку, Татьяна Анатольевна Тарасова организовала свой балет, Елена Анатольевна Чайковская занималась детскими балетами, и нашим молодым тренерам не у кого было перенимать все то, что было накоплено за долгие годы. Но я могу сказать, что они справились с этой задачей.

На сегодняшний день группы и Кустаровой-Алексеевой, и Свинина-Жук уже достигли тренерской зрелости. У Александра Жулина сейчас собралась очень интересная группа, в которой работают Петр Дурнев — очень сильный специалист в области знания правил, Олег Волков — специалист по технике, Сергей Петухов — известный хореограф, и сам Александр Жулин, который в последние годы получил определенный толчок в развитии своих талантов благодаря различным телевизионным проектам. Сейчас там набрана очень интересная группа молодых дуэтов, которые, думаю, очень скоро расцветут под их тренерским влиянием.

— Алла Викторовна, уже известно, какой будет короткий танец на Олимпиаде в Сочи?

Да, этот вопрос долго решался, потому что в олимпийский год всем хочется чего-то особенного. С учетом того, что Олимпиада будет проходить в России, Техком ИСУ рассматривал вариант с включением в качестве «Паттерн» элемента танца танго «Романтика», который был придуман нашими прославленными танцорами Людмилой Пахомовой и Александром Горшковым и их замечательным тренером Еленой Анатольевной Чайковской. Однако в связи с тем, что это танго было обязательным танцем на Олимпиаде в Ванкувере, решили не повторяться. И тогда выбор пал на финстеп — танец, придуманный финской парой Сюзанной Рахкамо и Петри Кокко, который в 2009 году последним вошел в список обязательных танцев.

Что касается финстепа, то это очень яркий, искрометный танец, который, по мнению Техкома, очень будет подходить праздничному и радостному настроению Олимпиады. Для музыкального сопровождения финстепа можно будет использовать мелодии квикстепа, фокстрота, чарльстона и свинга.
И хотя этот танец технически достаточно сложный, все будут в равных условиях: и спортсменам, и тренерам представится возможность продемонстрировать свои таланты.

— Ожидаются ли какие-то нововведения в правила накануне Олимпиады?

Конечно же, нет. Перед Олимпиадой никто менять правила не будет, потому что конструкции программ накатывались годами. Более того, они уже математически просчитаны для соблюдения баланса между технической оценкой и компонентами, чтобы не было перевеса ни в какую сторону.

В этот году на Конгрессе ИСУ, который будет проходить в Куала-Лумпуре с 6 по 16 июня, будет рассматриваться предложение нашего Техкома о включении в произвольный танец хореографической поддержки. Эта рекомендация связана с тем, чтобы немного отойти от тех однотипных поддержек, которые все выполняют для получения высокого уровня. Хореографическая поддержка будет введена с целью поиска новых идей, новых сложных позиций, чтобы уже после Игр что-то из этих идей вводить в правила, чтобы разнообразить танцы.

Досье

Шеховцова Алла Викторовна: В свое время я была неплохой спортсменкой, мастером спорта СССР. Однако наша танцевальная пара на чемпионате страны входила в десятку сильнейших танцоров. Когда я поняла, что десятка — это мой предел, я решила всерьез заняться образованием. Сначала закончила экономический вуз, а затем ГИТИС по классу хореограф фигурного катания. В ГИТИСе мне посчастливилось учиться в одной группе с Жанной Громовой, Татьяной Кузьминой, Игорем Русаковым, а руководителем нашего курса были Людмила Тажирова и Игорь Бобрин, которые трудились над развитием нашего творческого мышления.

Одновременно я работала старшим тренером в свердловской школе фигурного катания, где моим учителем был просто великий (не побоюсь этого слова) человек в мире фигурного катания Игорь Борисович Ксенофонтов. Он был выдающимся организатором, тренером очень широкого видения, обладателем удивительного и мощнейшего таланта. Работать под его руководством было большой удачей в жизни.

Переехав в Москву, я несколько лет проработала тренером в группе Наталии Линичук и Геннадия Карпоносова. В это время мне повезло встретиться с Александром Трещовым, который был потрясающим специалистом в области танцевальной техники. Когда Линичук и Карпоносов приняли решение уехать в Америку, то группа оказалась на мне. Руку финансовой помощи нам протянул Лев Борисович Кофман, который в то время возглавлял МГФСО. В той группе катались такие известные теперь спортсмены как Ирина Лобачева, Илья Авербух, Роман Костомаров, Николай Морозов.

Затем я переключилась на судейскую работу, пройдя путь с российского уровня до международного. Не могу сказать, что судейская карьера была такая стремительная и легкая, потому что пришлось достаточно много сил приложить, чтобы досконально изучить эту новую профессию, которая только считается хобби. Мне повезло в расцвет нашего фигурного катания судить всех замечательных спортсменов, начиная от Грищук и Платова — у меня в судейском активе 4 последние Олимпиады.

С 2000 года я возглавляю детскую школу фигурного катания в Одинцово. За достаточно короткий срок наша школа стала лучшей в Подмосковье, потому что мы не раз выигрывали школьные и молодежные Спартакиады.

Сейчас я член Техкома ИСУ по танцам на льду. Эта работа крайне сложная, требующая много времени и самоотдачи. Я очень благодарна Александру Георгиевичу Горшкову, который передал эту эстафету мне и который очень помогает мне советами. Мы обсуждаем с ним не только проблемы российского фигурного катания и отстаивание российских интересов на международном уровне, но и проблемы фигурного катания, танцев на льду в целом. Когда Александр Георгиевич возглавлял Техком ИСУ в танцах на льду, то на его долю выпало испытание адаптировать новую судейскую систему к нашему танцевальному виду. Эта борьба была нелегкой, особенно учитывая заявления о том, что танцы — это вообще не спорт, а значит ему не место на Олимпиадах. Но проделанная работа позволила сохранить наш вид олимпийской семье, правда, пожертвовав его танцевальной и артистической составляющей. И хотя жертва была серьезной, по прошествии времени все же стало понятно, что, освоив технический арсенал, спортсмены вышли на высокий уровень, позволяющий им протанцевать уже любые элементы, а тренеры научились ставить программы так, что они уже перестали выглядеть как конструктор, собранный из элементов.

Я часто ловлю себя на мысли, что мне очень повезло в жизни, ведь я знаю фигурное катание со всех его сторон: как спортсменка, как тренер, как судья и как руководитель, потому что моя спортивная и трудовая жизнь вмещали в себя все грани этого вида спорта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


9 × = 45