Оптимистичный взгляд в будущее Юрий Нагорных: «Москомспорт будет и дальше развивать фигурное катание в столице»

— Какое внимание уделяет Москомспорт развитию фигурного катания, в сравнении с другими более массовыми видами спорта?

— Может быть, в России фигурное катание — не массовый вид спорта, но в Москве, на мой взгляд, массовый и, безусловно, любимый. Москва всегда была одним из центров развития фигурного катания. И сейчас, могу сказать, что с учетом катков, а сегодня в Москве функционируют 31 крытый каток, еще в этом году 4 новых катка сдаются, это так и остается.

И если говорить о перспективах, то, что сейчас только в Северо-Восточном округе строится второй лед на Заповедной улице, строится школа высшего спортивного мастерства (мы называем ее академией) на улице Коненкова, где у фигуристов будет два льда. В Строгино строится тоже каток Москомспорта, там получит, наконец, пристанище школа Елены Анатольевны Чайковской. В ближайшие полтора-два года мы в Москве решим проблему дефицита льда. Так что для Москвы фигурное катание — серьезный развивающийся вид спорта.

— Какие задачи ставит Москомспорт перед фигурным катанием? Особенно сегодня, когда, похоже, резерв исчерпан, и мы теряем лидерство в мировом фигурном катании.

— С резервом у нас как раз все в порядке. С теми, кто должен сейчас поддерживать имидж российского фигурного катания на международной арене, действительно, есть некоторые пробелы. Ребятам нужно год-два, чтобы адаптироваться, чтобы понять, что они лидеры. Что же касается юниоров, молодежи, то, честно говоря, мы очень оптимистично смотрим в будущее, потому что школы работают.

Во-первых, это традиционные наши школы — ЦСКА, школы высшего спортивного мастерства «Москвич», «Воробьевы горы». Стадион Юных Пионеров пока работает на арендованном льду стадиона «Локомотив», но когда введут в действие второй лед в новом дворце спорта на Ходынском поле, мы школу фигурного катания туда переведем и восстановим ее работу в полном объеме. Уже после чемпионата мира мы планируем перевести СДЮШОР «СЮП» на новый каток. Жанна Федоровна Громова и сейчас не верит, что они будут работать на новом хорошем льду, и не поверит, пока не увидит свою тренерскую на Ходынке и своих детей в раздевалке. И я понимаю, через что им пришлось пройти, слишком долго никто ими вообще не интересовался. Существуют — и хорошо, живы еще — отлично.

Во-вторых, это новые школы, которые специализируются на фигурном катании: ДЮСШ №37 и ДЮСШ №85, где наконец-то обрела дом группа танцев на льду замечательного тренера Светланы Алексеевой. Мы очень рады успехам ее воспитанников Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева, которые выиграли первенство мира среди юниоров. Мы в течение нескольких лет буквально по неделям решали, где тренироваться ее группе — 2 недели на одном катке, месяц на другом.

В-третьих, наши детско-юношеские школы в округах начинают потихоньку заявлять о себе, и в будущем смогут составить конкуренцию признанным лидерам. Так что в городе очень хорошая внутренняя конкуренция, которая будет способствовать повышению общего уровня фигурного катания в Москве.

— Какие задачи Москомспорт ставит перед школами фигурного катания?

— Перед муниципальными школами мы не ставим задачи подготовки чемпионов. Они должны решать социальную задачу — работать с детьми и подростками. Там тоже работают интересные тренеры, которые могут показывать результаты. Я не исключаю вариант, что на муниципальных катках мы получим будущих Тарасовых, Чайковских. В этой ситуации школа сама должна пытаться выделить им больше времени — может быть, меньше льда в аренду сдавать.

Но со специализированных школ спрос намного больше. В них произведены большие вложения, у них больше ледового времени, им больше внимания. Совместно с федерацией мы планируем вести четкий и жесткий контроль над специализированными школами: как расходуется лед, какие тренеры работают, какие услуги дают, кто катается, что получается на выходе. Мы с Ириной Яковлевной Рабер рассматриваем программу по наращиванию потенциала специализированных катков для фигурного катания.

— То есть, основное внимание уделяется тем, кто готовит резерв?

— Да. Еще раз подчеркну, резерв у нас очень хороший. Теперь главное — этот резерв не растерять, сделать ему огранку. Весной прошлого года на шоу в Лужниках выступали лучшие юные фигуристы Москвы — это было потрясающе. В этом году мы тоже проведем такой смотр нашего резерва.

— Шоу — это шоу, а качество оценивают судьи на соревнованиях.

— Давайте будем говорить так: у нас никто на протяжении многих лет не занимался федерацией фигурного катания Москвы. После того, как здесь в Москомспорте была организована отчетно-выборная конференция, и мы убедили общественность, что надо избрать Ирину Яковлевну президентом, то работа пошла совершенно по-другому.

Я хочу сказать — много лет такого пристального внимания, не только к фигурному катанию, но и вообще к разным видам спорта в Москве не было. Катились по накатанной колее — привыкли, что у нас школа мощная, сильная. Теперь надо многое восстанавливать.

— Как контролируется работа тренеров, ведется ли аттестация?

— Система только выстраивается. Вопросы аттестации решаются здесь в Москомспорте, тренерским кадрам присваиваем категории. Задача федерации, совместно с Москомспортом, контролировать деятельность школ фигурного катания, деятельность тренеров. Решив проблему с дефицитом льда, перед нами встанет другая проблема — готовности тренеров отвечать современным требованиям фигурного катания.

Задача, которую нам надо решать совместно с федерацией — более серьезная методическая работа с нашими тренерами, хореографами-постановщиками. Мы видим, что иногда тренеры идут по пути, который проложили много лет назад, как привыкли, и новые веяния, новые подходы не всегда могут пробиться. Здесь наша задача создать методический центр, такую хорошую лабораторию, где бы эти новшества находили поддержку и откуда распространялись. Во многих школах есть интересный новый опыт.

— Каковы критерии оценки действующих тренеров?

— На «Москвиче» работает Виктор Николаевич Кудрявцев, его супруга, другие тренеры. Работают прекрасно. Результат его работы — от первых номеров сборной до детишек. Есть другие случаи: предоставляется лед, предоставляются ученики — работай. Проходит год-полтора — результата нет. Хотя это известный серьезный специалист, на которого рассчитывали. Но все люди, у всех бывают периоды творчества, периоды застоя, потом человек снова может вернуться к активной творческой работе. Хочет человек работать — будет востребован. Нам важно сохранять всех в системе, потому что сейчас тренер — определяющий фактор в системе подготовки.

— Куда обращаются тренеры, желающие работать?

— Как правило, они обращаются непосредственно в школы, часть обращается в федерацию, и мы вместе с федерацией решаем, в какой школе будем их трудоустраивать. Кто-то обращается непосредственно в Москомспорт. Практически всех, кто из наших звезд фигурного катания закончил выступать и решил посвятить себя тренерской работе, мы обеспечили возможностью работать в школах Москомспорта. Мария Бутырская работает в отделении фигурного катания ДЮСШ №48 «Новая лига» на катке в Крылатском. Ирина Лобачева работает с группой танцоров на катке «Центральный» и является тренером ДЮСШ №37. Это им дает в первую очередь, ощущение защищенности: они в любое время могут обратиться в школу, которая будет им помогать. А также возможность методического обмена опытом и работы с коллегами. Для школ — это новые люди с оригинальным незакомплексованным мышлением, и это тоже обогащает наше московское фигурное катание. Например, вернулся Александр Жулин, тренер, с которым мы связываем очень большие надежды. Тренер, которому не надо ничего доказывать — он уже подготовил олимпийцев. Но его мышление очень нестандартно, очень современно. Естественно, к нему тут же потянулись спортсмены, и я уверен, что результат не заставит себя ждать. Он работает в ЭШВСМ «Москвич», тренирует сейчас на льду катка «Центральный».

— Школы должны конкурировать или сотрудничать?

— Как на международной арене Россия выступает за многополярный мир, так и мы в Москве против того, чтобы вся система работала на ЦСКА, СЮП или другую школу. Нужно внутри Москвы создавать конкуренцию. Никто никому передавать детей не обязан, конечно, может передавать, но не обязан. То есть, если школа в состоянии обеспечить учебно-тренировочный процесс, соответствующий уровень методической, творческой, специализированной подготовки тренеров, хореографов, постановщиков, то никто не может запретить этой школе вести работу по подготовке спортсменов от начального уровня до высшего спортивного мастерства.

Уже сегодня чемпионат Москвы, первенство Москвы являются соревнованиями хорошего уровня, на которых представлены разные школы и много желающих принимает в них участие. Если человек талантлив, он проявит себя. Поэтому мы не говорим о том, что наиболее талантливые дети должны заниматься только в специализированной школе.

— Как распределяются сегодня полномочия между Москомспортом и федерацией?

— Мы делегируем федерации часть своих полномочий. Безусловно, в любом виде спорта определяющая роль у государственного органа, но федерация, являясь общественной организацией, обладает теми уникальными возможностями, которыми не обладает орган власти. Прежде всего, это общественная оценка принимаемых решений. Выработка рекомендаций специалистами, которые в федерации свободно высказывают свое мнение, обмен информацией, подтягивание дополнительных финансовых возможностей. Не все вопросы можно решить за счет средств бюджета, а вокруг федерации формируются партнеры, спонсоры, помощники — люди, которые те или иные проблемы решают значительно проще. В рамках популяризации вида спорта первостепенная роль принадлежит федерации. Появление журнала и интернет-сайта тоже свидетельствует о том, что федерация работает.

Мы сознательно укрепляем федерацию, даже, несмотря на то, что не всегда бывает удобно. Потому что где-то ты получаешь союзника, а где-то оппонента, выращенного своими руками. Но при этом мы понимаем, что развиваем спорт.

Мы — Москомспорт и федерация — имеем совершенно четкую программу, и, идя по пути выполнения отдельных пунктов этой программы, мы видим перспективу, знаем, к чему мы идем. Хотя, конечно, сложностей, трудностей много.

Сейчас мы с Ириной Яковлевной занимаемся решением конкретных узких вопросов. В школе профсоюзов (МФП) зарплату людям платили меньше, чем где бы то ни было, спортивных сборов не было. Сейчас совсем другая история — и костюмы, и коньки спортсменам мы стараемся обеспечить. Новые спортивные технологии не дешевы. Тех, кто в прошлом году участвовал в шоу, мы всех обеспечили костюмами. Сборную Москвы тоже обеспечиваем. Для школ покупаем тренажеры.

Новое здание сразу не построишь. Но по кирпичику — можно построить. Всем вместе: тренеры, федерация, школы — мы построим. Отчаиваться уж точно не надо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 5 = 1