Судья: каким ему быть? Своими размышлениями на острую тему делится председатель Московской коллегии судей Светлана Кандыба

— Светлана Петровна, что нужно для того, чтобы стать судьей?

— Во-первых, нужно самому быть фигуристом, получить хотя бы первый разряд. Второе, необходимо хорошо знать правила соревнований. Сейчас вводится новая система судейства. В положении каждая организация, проводящая соревнования, пишет, по какой системе будет проходить судейство. Иногда судят и по старой системе. Вопрос в том, хотим ли мы выигрывать в новой системе, по которой весь мир соревнуется и судит уже четвертый год. И мы если хотим побеждать, то нужно перестраиваться!

— Какими личными качествами должен обладать судья?

— Прежде всего быть человеком, способным удерживать внимание в течение долгого времени. Стремиться взвешивать, оценивать, приучать себя к порядку, быть беспристрастным. Судья должен четко формировать свой имидж. Тренер, участник может обижаться на судью, но все равно люди, разбирающиеся в фигурном катании, поймут, почему он именно так оценил выступление. Судья должен уметь отстаивать и обосновывать свою точку зрения, следить за изменениями в правилах. Правила можно взять в Федерации фигурного катания России и в Федерации фигурного катания Москвы. Очень приятно, что сейчас федерация Москвы оказывает судьям большую организационную, методическую и практическую помощь.

— Есть ли какие-то нормативы для судей?

— Раньше было положение о присвоении судейской категории. После перестройки в российском Комитете по физической культуре и спорту нет никаких нормативов по присвоению судейских категорий. Последние удостоверения судьи всероссийской категории вручали более десяти лет назад. Такое положение не только в нашем виде спорта. Сейчас Коллегия судей Москвы выдает удостоверение «Судья по спорту». Раньше для того, чтобы получить это удостоверение,  судья без категории должен был отсудить не менее 3-5 лет соревнования разного уровня — от школьных до городских, побывать в роли секретаря, судьи, информатора, судьи при участниках, судьи на музыке и т. д.

— Какие, например, обязанности у судьи на музыке?

— Судья на музыке должен знать, что делать, если поставили не ту музыку или она не играет, что в данном случае должен делать спортсмен. Даже не многие тренеры знают, что фигурист должен подъехать к старшему судье и объяснить ситуацию, что это не моя или не та музыка. Если музыка оборвалась во время выступления, судья должен точно (секундомером) установить время, с которого спортсмен может возобновить программу, иначе  может возникнуть спорный момент. Например, спортсмен упал, а ему разрешили повторить элемент, и он его сделал хорошо. Конечно, и спортсмен должен с уважением относиться к судье. Музыка, записанная несколько раз и звучащая после выступления — это неуважение к судьям.

— Есть ли какие то корпоративные особенности судейства?

— Конечно, среди судей самые частые разговоры и разногласия — об объективности. По поводу московских судей могу сказать уверенно — на всероссийском уровне они судят честно и объективно. Сейчас обсуждается скандал, почему пара Домина-Шабалин заняли на чемпионате мира пятое место, когда должны были занять третье. Говорили, что американцы договорились с канадцами и с другими, якобы корпоративный сговор. Всем понятно, что лидерство россиян в фигурном катании надоело всем. Мне трудно судить, что там происходило на самом деле, но думаю, нужно кататься, как Ирина Роднина — на пять голов выше все остальных и тогда эти споры возникать не будут.

— Как в Москве формируется судейский корпус?

— На каждом катке есть своя бригада судей. Те, кто интересуется системой судейства и кто хочет выйти на всероссийский или международный уровень, обращаются в федерацию Москвы и Московскую коллегию судей. Если человек судит грамотно, объективно и знает правила, его рекомендуют на соревнования следующего уровня. Мы приглашаем их на городские соревнования. Затем по рекомендации московской коллегии судей его командируют на соревнования российского уровня.

— В прошлом году вас назначили председателем Коллегии судей. Дело сдвинулось с мертвой точки?

— Пока я председателем Коллегии себя в полном смысле этого слова вряд ли могу назвать, пока приходится выступать в роли секретаря, обзванивающего людей и приглашающего посудить соревнования. Конечно, спустя год, понимаешь, что нужно сделать для Москвы. Прежде всего, Коллегия должна быть многоуровневая, также как и сами соревнования. Если юных фигуристов могут судить тренеры, то на международные соревнования нам нужны судьи совсем другого уровня. Думаю, к судейству нужно активнее привлекать старожил фигурного катания.

Коллегия судей только формируется. У нас есть целая плеяда молодых судей — Наталья Гаврилова, Аня Царева, Юлия Андреева, Юлия Ларина, которые великолепно проводят первенства по округам, участвуют во всех турнирах. У преподавателя РГУФК Елены Жгун есть студенты — Ольга Коберская, Анастасия Семина и Ольга Зобова, которые также активно судят на всех московских соревнованиях. У нас есть много грамотных, известных судей — таких, как Татьяна Даниленко, Нина Жук, Марина Саная, Алла Шеховцова, Александр Лакерник, Елена Буряк и Александр Горшков — люди, которые прошли огонь, воду и медные трубы. Они активно принимали участие в судействе и организации соревнований, проведении семинаров для судей и тренеров, разъясняя особенности новой системы судейства.  Они готовы делиться своим опытом, но их работа должна соответственно оплачиваться. Сейчас на соревнованиях, которые проходят по линии Москомспорта и Госкомспорта, судьи получают до 200 рублей в день.

— Какой контроль осуществляется за работой судей?

— И на уровне России, и на уровне Москвы главный и старшие судьи соревнований пишут отчеты, а также проводят после каждого вида соревнований дискуссию за круглым столом, где обсуждаются общий уровень катания и диапазоны оценок. Целями такой дискуссии являются достижение консенсуса и разработка руководства по судейству на будущее. На практике же, если плохо посудили, разбираются родители и тренеры.

— Как в этом случае  выяснить кто прав?

— Иногда тренер настолько нечестно представляет родителю, как выглядит его ребенок, что виноватым становится судья. На самом деле ребенок либо не готов к соревнованиям, либо у него неправильно поставлена программа. Получается, что тренер хочет за счет судьи выйти из этого положения. Ведь в большинстве случаев тренер видит то, что он ожидает от спортсмена, а судья — то, что реально выполнил спортсмен на льду. Сейчас много говорят о том, почему мы не блещем на мировом льду. Думаю, перестраивать мышление нужно с тренеров юных фигуристов. Чтобы судья не был в каждом случае крайним, тренер должен знать правила соревнований: сколько длится разминка, время звучания музыки и главное — что спортсмен должен выполнить по данному разряду. Тренер зачастую делает программу из того, что ребенок умеет делать, а не из того, что он должен. Новая система судейства как раз наказывает за лишние элементы — чрезмерное количество вращений или одинаковых прыжков, но, с другой стороны, дает возможность показать, например, четвертый уровень спиралей, вращений, то есть проявить свою гибкость, координацию и набрать очки. И тогда любой судья по достоинству оценит выступление.

Досье

Кандыба Светлана Петровна

Спортивные танцы на льду. Кандидат в мастера спорта.

Окончила с отличием МОГИФК в 1987 году. С 1989 — директор СДЮШОР города Перми. Награждена знаком «Отличник физической культуры и спорта». С 2003 года — директор СДЮШОР ЦСКА. В составе коллектива авторов — разработчик программы для ДЮСШ и СДЮШОР по фигурному катанию на коньках (2006 г.). Судья международной категории. Член президиума Федерации фигурного катания на коньках города Москвы. Председатель коллегии судей города Москвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


2 + = 6