Здесь и сейчасИстория становления группы Алексеевой — Кустаровой

Этим летом группа танцев на льду Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой переехала с катка «Синяя птица», где они проработали с лета 2006 года 6 полных лет, на новый, более благоустроенный каток, открывшийся в Медведкове. Сегодня группа Алексеевой — Кустаровой, воспитанники которой хорошо известны специалистам и любителям танцев на льду, — неотъемлемая часть не только московского, но и российского фигурного катания. Все эти годы группа с «Синей птицы» стабильно показывает высокие результаты на юниорских чемпионатах мира, достаточно вспомнить золотые медали Елены Романовской и Александра Грачева (2004), Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева (2007), бронзовые медали Екатерины Рязановой и Джонатана Гурейро (2009), бронзовые (2010) и золотые медали Ксении Монько и Кирилла Халявина (2011), золотые Виктории Синицыной и Руслана Жиганшина (2012). Вот уже два сезона подряд на взрослом уровне успех приходит к Екатерине Бобровой и Дмитрию Соловьеву, которые стали двукратными чемпионами России и двукратными серебряными призерами чемпионата Европы.

Информация о спортсменах, тренерах и их достижениях лежит в открытом доступе на сайтах Интернета, но мало кто знает, что тренеры Светлана Алексеева и Елена Кустарова, а также их многолетний верный помощник Елена Маркова, несколько лет подряд буквально каждый день боролись за выживание своей группы.

Времена не выбирают

Тренерская работа Светланы Алексеевой началась в 1977 году, практически сразу после окончания спортивной карьеры, когда ей было 22 года. Ее дочке Лене было полгода, когда Светлана приняла приглашение Татьяны Тарасовой начать работать у нее вторым тренером. Сначала группа тренировалась на «Кристалле», а затем они перешли на СЮП, где работали по 8 часов в день, потому что в группе Татьяны Анатольевны были и спортивные, и танцевальные пары. «Я работала на льду в коньках и еще вела все ОФП и разминки, — вспоминает Светлана Львовна, — потому что тогда не было принято приглашать помощников, и всё делали сами».

Вместе с Тарасовой Алексеева проработала 13 лет, а потом Татьяна Анатольевна, после Олимпиады 1988 года, которую выиграл ее танцевальный дуэт Наталья Бестемьянова и Андрей Букин, решила создать театр «Все звезды» и отойти от большого спорта. Светлана Алексеева продолжила работать на СЮПе, заниматься с группой, в которой каталась и ее дочь Елена Кустарова в паре с Сергеем Ромашкиным. В 1990 году их дуэт дебютировал на чемпионате мира среди юниоров в Колорадо-Спрингс, где они стали серебряными призерами.

Те годы, наверное, навсегда войдут в историю нашей страны как «лихие девяностые», потому что ущерб, который они оставили, легко можно сравнить с послевоенной разрухой. «Когда кто-то начинает винить руководство российской Федерации фигурного катания за плачевное состояние фигурного катания, то надо понимать, в каком состоянии находилась наша страна, — говорит Елена Маркова. — О каком фигурном катании можно было думать, если дефицит бюджета страны был просто колоссальным? И когда школы фигурного катания закрывались по всей стране из-за недостатка финансирования, то это касалось не только нашего вида, а практически всего спорта, культуры, искусства и прочего». Ситуация тех лет печально сказалась на видах спорта, которые традиционно были нашей гордостью: хоккее, футболе, биатлоне, лыжах, баскетболе, спортивной гимнастике, и конечно, фигурном катании. «У нас в стране был хаос, а чемпионаты мира и Олимпийские игры проходили как прежде, и надо было сохранить тренерский состав, ведущих фигуристов, которые продолжали тренироваться и показывать высокие результаты из года в год, невзирая на смену статуса страны, на дефолты, ни на что, — продолжает Елена Сергеевна. — Но, к сожалению, тот пласт, который касался детского спорта, был потерян, и последствия этого ощущались очень и очень долго».

В 1990 году вместе с берлинской стеной рухнул и наш железный занавес, и практически сразу стало понятно, что отечественные специалисты и тренеры по фигурному катанию очень востребованы на Западе. На вопрос «Почему вы не уехали за границу, ведь, наверняка, было много предложений и возможностей», Светлана Львовна, будто прокручивая в голове воспоминания, говорит: «Да, предложения были постоянно, но у меня в сборной страны каталась Лена, на СЮПе у моей группы был лед, и я не собиралась все это взять и оставить. А потом у меня был жив отец, для которого слово «родина» никогда не было пустым звуком, и если бы я сказала ему, что поехала в Америку «подзаработать деньжат», то он не понял бы этого никогда». «Я не считаю, что это было предательство, — продолжает Светлана Алексеева, — просто люди уехали на заработки. Например, лед в Москве, в принципе был, а вот тренерские зарплаты были просто смехотворные, а надо было как-то жить, содержать семьи, сохраниться в профессии. Конечно, наши тренеры, такие как Тарасова, Москвина со своими ведущими спортсменами уезжали в те годы в лучшие для работы условия, что было оправдано. Но, как показало время, за границей карьера сложилась у единиц, в массе своей наши тренеры просто катают публику в выходные дни».

Новый этап жизни

В 1998 году Светлана Алексеева приняла решение начать поиск льда для своей группы, потому что полноценно тренироваться на СЮПе стало невозможно. Во-первых, условия на самом катке были тяжелые, так как ледовый стадион давно не ремонтировался, во-вторых, на катке, кроме Светланы Алексеевой, работали еще три тренера по танцам на льду (Лариса Филина, Андрей Филиппов, Ксения Румянцева). И, в-третьих, у Алексеевой не сложились отношения с руководителем СЮПа, что в целом сказалось на ледовом времени ее группы. «Льда для моей группы не было, хотя формально я продолжала числиться тренером СЮПа и получать там зарплату, — рассказывает Светлана Львовна. — К этому времени Лена уже закончила кататься и уехала работать во Францию, а я, отдав своих ведущих спортсменов в группу МГФСО Олега Эпштейна, опять набрала детей с нуля». В тот год начался новый этап жизни заслуженного тренера СССР в танцах на льду Светланы Алексеевой.

Прежде всего, надо было найти лед, и Светлана Львовна, благодаря поддержке и связям родителей ее спортсменов, обратилась за помощью к Леониду Тягачеву, который был первым вице-президентом Олимпийского комитета России. В это время правительство Москвы начало осуществлять свой массовый проект по строительству 10 муниципальных катков в спальных районах столицы. Одним из первых таких сданных объектов был каток «Серебряный», на который и пришла Алексеева со своими фигуристами.

Администрация «Серебряного» выделила под танцоров небольшое количество льда, потому что, объясняли они, каток строился для хоккеистов. Спустя какое-то время местный хоккей начал набирать силу, и присутствие в одном ледовом дворце такой перспективной группы фигуристов, видимо, стало беспокоить хоккейных родителей, которые вскоре перешли в атаку. Перед катком устраивались митинги, на асфальте мелом писали «Долой фигуристов!», и администрация не смогла или не захотела противостоять этому напору. В конце сезона тренерам с извинениями было сказано, что лед больше выделяться не будет.

Летом временно группа переехала на каток «Умка». По признанию Елены Марковой, директор «Умки» Михаил Авачев стал спасательным кругом для всей группы Алексеевой на долгие годы. «Он всегда откликался на наш сигнал бедствия, — с волнением в голосе говорит Елена Сергеевна, — всегда слышал наш SOS и давал лед, за что низкий ему поклон!»

Именно в то лето из Франции приехала в свой небольшой отпуск Елена Кустарова, которая с ужасом выслушала рассказы о скитаниях и мытарствах, а потом приняла решение не возвращаться во Францию, а остаться в России.

Возвращение Елены

Елена закончила спортивную карьеру в 1996 году и практически сразу, в возрасте 20 лет, уехала во Францию, где за те три года, что работала, сумела пройти путь до хореографа-постановщика сборной Франции по фигурному катанию. «Я не хотела идти кататься в шоу или балет на льду, а просто рвалась тренировать, — вспоминает Елена Владимировна. — И когда мне предложили работу во Франции, то мы решили, что так будет лучше. Прежде всего, мама хотела, чтобы я начала работать самостоятельно, да и в Москве с работой было уже тяжело». Через год Елена Кустарова привезла на соревнования в Москву свои французские пары, с программами, которые ставила сама. Уже тогда было ясно, что девушка имеет все задатки, чтобы вырасти в хорошего специалиста. «Я иногда думаю, что сильные тренеры получаются как раз из тех спортсменов, которые сами до конца не реализовали свой потенциал в спорте, — считает Елена Маркова. — А когда талант в человеке есть, то он потребует выхода». «Я сама своего ребенка в таком качестве не знала, — признается Светлана Алексеева, — и мне было интересно, что она может. Я понимала, что если у нее это получится, то тогда у нее будет профессия».

За три года Елена так и не смогла привыкнуть к чужой стране, потому что отчаянно скучала по маме, Москве и друзьям. Поэтому летом 2001 года, слушая рассказы и глядя на происходящее, Елена решила не возвращаться обратно, несмотря на то, что во Франции складывалось все прекрасно, а в России перспективы просматривались очень слабо. «Когда Лена решила вернуться домой, то это придало мне сил и вдохновения, потому что я видела ее азарт и талант и поняла, что из нее должен получиться тренер. А раз так, значит, есть ради чего все это делать и стараться», — признается Светлана Львовна.

На заработанные во Франции деньги Елена Кустарова купила подержанную машину, которую сразу же начали гонять по всей Москве: утром ехали на «Умку», потом все коньки грузили в багажник, сажали детей и ехали практически в ночь (тренировка начиналась в 22. 30) кататься на СЮП. Потом спортсмены оставляли все коньки опять на ночь в этой машине, чтобы тренеры с утра их привезли опять на каток. И так каждый день.

Железные дороги

Но приближалась осень, и было понятно, что с началом сезона лед на «Умке» закончится, и если лед не будет найден, то ситуация грозила обернуться просто катастрофой. «Я опять пошла к Леониду Тягачеву и сказала ему, что у нас в группе есть спортсмены, которые отобрались на этапы юниорского Гран-при, но у нас вообще нет льда, — рассказывает Светлана Львовна. — Он был очень сильно удивлен такому обстоятельству и обещал помочь». Леонид Васильевич свое обещание сдержал и нашел для группы Алексеевой поддержку в лице Николая Аксененко, который возглавлял в России Министерство путей сообщения. Лед был предоставлен на спорткомплексе «Локомотив», где практически сразу на средства МПС была создана «Национальная школа олимпийского резерва по фигурному катанию на коньках», директором которой стала Елена Маркова. Под крылом российских железных дорог фигуристы прокатались всего полгода, потому что потом Николай Аксененко ушел в отставку, и надо было опять искать поддержку, чтобы продолжать работать. «Финансирование закончилось, но наша школа все равно продержалась на «Локомотиве» с 2001 по 2004 год, и это было трудное время, — говорит Елена Сергеевна, —– потому что платить за лед нам было нечем, и мы присутствовали на нем только благодаря доброте и отзывчивости директора катка «Локомотив» Николая Щеглова». Продолжая ходить в МПС как на работу с просьбами о поддержке, Маркова и Алексеева каждый день не знали, выйдут они на лед или окажутся на улице. Когда руководитель ФК «Локомотив» Валерий Филатов приходил с проверками в спорткомплекс, то администрация катка бежала предупредить тренеров об этом, чтобы те успели освободить лед и спрятать детей. «Мы прятали детей по туалетам и душевым в раздевалках, чтобы не попасться и не поставить под удар Николая Щеглова, — продолжает Елена Маркова. — Филатов видел, что лед стоит пустой, и уезжал, а мы опять выходили на тренировку».

К этому времени в группе Алексеевой — Кустаровой начали кататься кировские фигуристы Екатерина Рублева, Иван Шефер, Максим Болотин, для которых на деньги школы была арендована квартира. «Когда МПС сократило поддержку лишь до оплаты льда, и то не всегда, нам просто нечем было платить за съемную квартиру. Я боялась подходить к телефону, потому что хозяйка звонила каждый день, а денег у нас все равно не было, — грустно улыбаясь, говорит Елена Маркова. — Я каждый месяц как директор школы давала хозяйке гарантийные письма, в которых подтверждала, что оплата будет. И это продолжалось целый год». В итоге жилье спортсменам тренеры оплатили из своих денег, Елена Кустарова съехала жить к подруге, а свою квартиру отдала фигуристам. «Я сейчас сама трудно себе представляю, как мы выжили тогда, — качая головой, говорит Светлана Алексеева. — Елена Маркова каждый день бегала по городу в поисках денег, чтобы оплатить лед на «Локомотиве». И надо сказать, что помощь приходила. Нам все же помогал Геннадий Фадеев, который возглавил МПС после Аксененко, помогал руководитель московских железных дорог Владимир Старостенко, помогал представитель президента в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко. Но самое большое счастье для нас было в тот день, когда мэр Москвы выделил из своего резерва средства на оплату льда за целый год».

В это сложное время группа Алексеевой-Кустаровой начала добиваться первых успехов: в 2002 году ее спортсмены заняли весь пьедестал в танцах на льду на Первенстве России. В сезоне 2003/04 в финал юниорской серии Гран-при вышли четыре российские пары, три из которых (Елена Романовская — Александр Грачев, Ольга Орлова — Максим Болотин, Екатерина Рублева — Иван Шефер) были из группы Алексеевой — Кустаровой. В том же 2004 году дуэт Романовская — Грачев стал чемпионом мира среди юниоров.

«Первым тренером Лены и Саши был Андрей Филиппов, который в середине 90-х годов уехал работать в Австралию, — рассказывает Светлана Львовна. — Перед отъездом он передал своих спортсменов другим тренерам, а мне привел их. Потом он долго, почти 10 лет, безвыездно работал в Австралии — недаром это было раньше ссыльное место — и впервые приехал на большой турнир вот как раз на юниорский чемпионат мира в Голландии. Когда он увидел эту пару, то сначала очень долго смотрел, а потом спросил меня: «Света, а это кто?». Я ему говорю: «Андрей, ты же фамилии видишь? Это твои ребята». Он был очень сильно удивлен тем, что пару сохранили, что она так здорово теперь катается, и, конечно, горд, что они стали чемпионами».

Вернувшись в Москву с чемпионата, тренеры вновь окунулись в рутину поиска средств к существованию своей группы, но фортуна повернулась спиной: оплачивать лед в новом сезоне было нечем, и группа была вынуждена покинуть «Локомотив».

Помощь пришла

Оказавшись в который раз в тупиковой ситуации, тренеры обратились за помощью в Москомспорт. Там их выслушали и посоветовали обратиться в Федерацию России к Валентину Писееву. «Я сказала им, что Федерация рада бы, но ничем помочь нам не может, потому что у них нет собственного катка, — продолжает рассказ Светлана Львовна. – Тогда они переадресовали нас к заместителю председателя Москомспорта Юрию Нагорных, сказав, что это молодой и энергичный человек, который вам, скорее всего, сможет помочь».

И действительно, Юрий Нагорных, вникнув глубоко в проблемы группы, не оставлял их своим вниманием уже никогда. Сезон 2005-2006 Алексеева, можно сказать, провела в кабинете Нагорных: практически каждый день Юрий Дмитриевич лично обзванивал директоров катков в поисках льда. «Мы в тот год жили только сегодняшним днем, — признается Елена Кустарова, — потому что порой утром не знали, где будем кататься вечером. И если бы не Юрий Дмитриевич, то не знаю, что с нами стало бы».

По признанию Светланы Алексеевой, она, забыв про все приличия, потому что  было уже не до этикета, без очереди проходила в кабинет к Юрию Нагорных. «Я, краснея и бледнея, говорила людям: «извините, но мне на одну секунду, извините», — и шла в кабинет, потому что знала: моим детям завтра негде кататься. И Юрий Дмитриевич нам помог по-настоящему. Я вообще считаю, что если бы не он, то нашей группы просто не было бы», — заключает она. Скитания с катка на каток продолжались, но уже, как сказала Елена Кустарова «у нас появилась надежда, потому что мы чувствовали настоящую поддержку и знали, что всем этим мытарствам скоро придет конец».

Слушая рассказ о том, как они в течение 7 лет обивали пороги и звонили по разным инстанциям в поисках льда, при этом, продолжая работать со спортсменами и стабильно показывать результаты, невольно начинаешь задумываться, где эти тренеры черпали силы, ведь так долго биться, как рыба об лед, порой бывает свыше человеческих возможностей. «Светлана Львовна — очень сильный человек, не только как тренер, но, прежде всего, как личность, — говорит Елена Маркова. — Она никогда не опускает рук, в какой бы ситуации не оказалась, всегда умеет найти выход. Их творческий тандем с Еленой Кустаровой дал всем видимый сегодня результат».

В сентябре 2006 года в Москве, в Северо-Восточном округе открылся новый каток «Синяя птица», который стал домом для танцевальной группы Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой на целых шесть лет.

Свое лицо

В Москве сегодня можно насчитать не одну, а целых семь групп танцев на льду, а если к ним прибавить еще Подмосковье, то получим все девять, и каждой из них присуще свое лицо. Но если говорить о танцорах из «Синей птицы», то отличительными чертами этой группы можно назвать следующие.

Во-первых, здесь всегда была и есть младшая группа, потому что эти тренеры глубоко убеждены, что «лучшего спортсмена, чем того, которого ты вырастил и обучил всему сам, у тебя не будет». Именно поэтому сейчас фактически под одним названием «группа Алексеевой — Кустаровой» занимаются две группы: старшие и младшие.

Младшая группа, которая в настоящий момент насчитывает восемь пар, работает с тренерами преимущественно над техникой скольжения, отрабатывает элементы, танцевальные позиции и прочее. Участие в соревнованиях эти пары принимают редко (и это вторая черта), потому что тренеры считают, что их надо еще научить чему-то прежде, чем показывать судьям и зрителям. А если учесть, что эти спортсмены приходят в группу из одиночного катания в возрасте 9-10 лет, то они воспитываются тренерами полностью и технически, и творчески.

В-третьих, надо сказать, что каждый сезон из года в год все программы каждой паре ставит Елена Кустарова, которая, как и ожидалось, выросла в заметного российского хореографа-постановщика танцев на льду. Ее постановочную работу отличает умение увидеть в каждой паре свою индивидуальность, что позволяет растить их не похожими между собой, но каждую со своим почерком и стилем.

В старшей группе катаются известные не смотря на свою молодость действующие чемпионы мира среди юниоров, победители юниорской серии Гран-при Виктория Синицына и Руслан Жиганшин. Виктория и Руслан завершили свои выступления на юниорском уровне, и поэтому задачи этого сезона перед ними стоят практически взрослые. «Вика с Русланом уже подошли вплотную к уровню взрослых программ. Когда диапазон мастерства уже возрос, то можно начинать творить образы, показывать в танце человеческие взаимоотношения. По амплуа эта пара может быть разной, потому что Руслан очень яркий партнер, а Вика сейчас начинает взрослеть и в ней появляется шарм, которым она может свести с ума любого, просто она пока не понимает, на что способна», — улыбается Елена Кустарова.

Еще одни спортсмены этой группы Анна Яновская и Сергей Мозгов в минувшем сезоне стали яркой сенсацией российского мира танцев на льду, потому что, встав в пару в конце прошлого сезона, буквально с ходу стали серебряными призерами финала юниорской серии Гран-при, а затем и олимпийскими чемпионами первых юношеских Игр в Инсбруеа. «Подбор пары получился идеальным: по возрасту, росту, фактуре, красоте они очень подходят друг другу, — говорит Елена Владимировна. — Сергей оказался очень темпераментный партнер, и Анна рядом с ним предстала совсем в другом свете».

В этой же группе 12 лет назад впервые взялись за руки будущие двукратные чемпионы России, двукратные вице-чемпионы Европы Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев, которые весной 2012 года после неудачного для себя выступления на чемпионате мира в Ницце приняли для себя решение искать новых наставников. Сезон 2012/13 дуэт Боброва — Соловьев в поисках новых себя начинают под крылом тренера Александра Жулина.

 Семейные ценности

Как однажды заметили братья Стругацкие, у творческих людей понедельник начинается в субботу, а значит, у любого тренера завтрашний день начинается уже сегодня. Этот завтрашний день тренеров Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой стал возможен благодаря их упорному желанию работать здесь и сейчас, благодаря многим людям, которые в трудные минуты не отказали им в помощи, а также тому, что за эти годы вокруг них собралась целая команда профессионалов, способная решать самые сложные задачи.

«У нас не просто команда, а, можно сказать, семья, — говорит Елена Маркова. — Мы прошли через многие тернии только благодаря единомыслию и слаженности».

Одним из первых пришел в группу Владислав Фомин, который появился в тот период, когда они катались на «Локомотиве» как раз уже в «безденежный» период. «В то время нам было просто стыдно кого-то приглашать на работу, потому что платить зарплату было нечем, — вспоминает Светлана Львовна. — Это сейчас мы можем позволить себе взять помощников, а тогда Влад, отличный специалист по парным элементам, работал «за просто так» и ни о чем не спрашивал».

Когда группа обосновалась в Отрадном на «Синей птице», то постепенно собралась команда, в которой в первую очередь надо назвать специалиста по ОФП Бориса Драбкина, тренера Ольгу Рябинину. Кроме этих постоянных специалистов с группой работают на летних сборах акробат Денис Ионов, хореограф Сергей Никульшин и специалисты по бальным танцам Мария и Михаил Соловьевы.

Все 6 лет каток «Синяя птица» являлся домом для наших фигуристов. У тренеров сложились самые теплые отношения с директором школы Николаем Морозовым, а также со всей администрацией катка. Но «Синяя птица» со временем стала просто мала для тех задач, которые стоят перед спортсменами этой группы, прежде всего потому, что здание не имеет ни хореографического, ни спортивного зала для занятий хореографией и ОФП. Поэтому, как ни жаль покидать родное гнездо, но время для этого пришло. Так что, с новосельем вас!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>