Иван Бариев — человек «плюс-старт» Всегда выходит на лед в хорошем настроении

— Минувший сезон сложился для вас очень удачно. Какие впечатления он оставил?

Иван Бариев: Этап Гран-при в Румынии запомнился больше всего атмосферой — это был мой первый выезд на международные соревнования такого уровня. Входишь в раздевалку — по-русски никто не говорит, вокруг куча иностранцев: спортсмены, тренеры, представители федераций, судьи, журналисты. Было очень интересно на тренировках наблюдать за работой зарубежных фигуристов, у них другие методики, другие подходы, другая школа.

На свой второй этап в Загреб я ехал очень спокойно, хотя где-то глубоко внутри сидела мысль, что очень хочется выйти в финал и что я могу это сделать. Раз могу — значит должен, вот и весь разговор. Но в Загребе я выступил просто ужасно, другого слова не подобрать. В короткой программе упал с двойного Акселя: в прыжке летел практически горизонтально. Упал, проехал полкатка. Открываю глаза, думаю: интересно, где это я? Ещё на льду или, может быть, уже на койке больничной… Слышу — музыка играет, значит либо уже совсем всё плохо (смеётся), либо надо идти докатывать. Получил где-то 52 балла, думаю всё, до свидания финал, можно домой ехать. А вот произвольную прокатал очень хорошо и отобрался в финал Гран-при. Только что не прыгал от радости. Приехал в Москву — и тут началось…

 — Травмы?

— Да. Ещё в августе в Новогорске я повредил себе колено. Сентябрь-октябрь весь прокатался на уколах и компрессах. Как только наметился перерыв, сразу пошли к врачу на полное обследование. Оказалось, что порвана внутренняя связка мениска. Врачи сказали, что надо обязательно оперировать, обещали, что к финалу восстановлюсь. Но гарантии не было никакой. Очень расстроился, честно признаюсь, был подавлен. Где-то 22 октября сделали операцию, четыре дня вообще нельзя было на ногу наступать, потом сняли швы и я начал потихоньку тренироваться в зале, ходил на специальную гимнастику. За две недели до финала выполз на лёд. В конце первой недели «покатушек» с грехом пополам прыгнул двойной тулуп. Я себя заставил, потому что я должен был быть на финале.

— Характер помог?

— Характер у меня боевой. Я так считаю: ничего невозможного не бывает, надо только очень захотеть. Для меня всегда важно самому себе доказать, что я могу. Так было и на финале. О! Это были мои персональные Паралимпийские Игры (смеётся). Приехал я туда буквально на одной ноге. Короткую программу откатал на удивление чисто, если учитывать, что дома на тренировках тройные прыгать почти и не пробовал. Оценки получил невысокие, где-то 57 баллов, потому что я не катался, а ходил по льду пешком, изредка подпрыгивая. Да, что сказать, финал получился не таким, как я загадывал, но, значит, моё время ещё не настало. Зато я получил опыт и рейтинг. В начале сезона я был 96-м в рейтинге ИСУ, в конце стал 39-м. По-моему, неплохо.

 — А как с рейтингом в России?

— На Чемпионате России в Санкт-Петербурге был на 7-м месте. Этот старт мне много дал. В первую очередь — уверенность в своих силах и понимание того, что я могу уже близко подобраться к старшим и опытным фигуристам, и соревноваться с ними наравне. Это чувство дорогого стоит, поверьте! Что касается первенства России среди юниоров, там я многое понял. Прежде всего, то, что друзей в фигурном катании нет. После короткой программы я был лишь четвёртым, по итогам произвольной стал первым — откатал шикарно! Все элементы были оценены в плюс, высокие компоненты, всё очень здорово. Что происходило после той победы, не хочется даже вспоминать. Услышать и увидеть такое от людей, которых считал своими, ну если не друзьями, то, по крайней мере хорошими приятелями, — было странно и очень обидно. Я не сделал для себя из этого трагедии, не отгородился от внешнего мира, я по-прежнему продолжаю общаться со всеми, мы часто так или иначе пересекаемся, тренируемся на одном льду. Но я сделал для себя определённые выводы. Единственный фигурист, которого я могу искренне и без тени сомнения назвать своим хорошим другом, — это Серёжа Воронов. Ему я доверяю полностью. Мы с Серёгой в шутку себя называем «Canada team». Я — Эммануэль Сандю, а он — Джеффри Баттл. Началось всё с того, что он меня стал называть Сандю, мол, похож. А я уже в отместку окрестил его Баттлом, чтобы не расслаблялся (смеётся).

Про кошку, Обломова и «Манчестр Юнайтед»

— Как считаете, сложно тренировать Ивана Бариева?

— Думаю, что сложно. У меня на всё всегда есть своя точка зрения, и я обязательно её выскажу. Постоянно спорю, противоречу, даже если согласен, то всё равно что-нибудь скажу, молчать вообще не могу! Помню, вот буквально недавно полетел у меня выезд: стало уносить внутрь круга. И мне тренер говорит: отводи сильнее плечо назад. Я вроде стараюсь, всё делаю, но всё равно уносит. И Марина Григорьевна мне говорит, нет, не так, вон, посмотри, как товарищ твой по группе делает. А я не буду никогда ни на кого смотреть. Тем более на товарища по группе. Чем мне это поможет? Наоборот, только собьёт. Если посмотрел на кого-то, как он делает элемент, то на твоей подкорке это отложится, и потом подсознательно сам начнёшь делать так же. А может, мне это не подходит, может, я хочу по-своему, как мне удобно, а не как кому-то еще.

 — А на старт настраиваетесь тоже по собственным методикам?

— Перед стартами я никогда не волновался вообще: ни в детстве — мне тогда всё было по барабану, ни сейчас. Почему? А потому что я по-фи-гист! (Смеётся). Да и к чему все эти лишние нервы? Как говорит моя мама: «Ты хочешь хорошо откататься? Так что же тебе мешает?» Конечно, нужен определённый настрой, необходимо собраться, сконцентрироваться, но нервничать совершенно не обязательно. Я могу перед выступлением поболтать с друзьями, посмеяться, плеер послушать. Я не буду стоять очень серьёзный, и прокручивать в голове всю программу. И музыку свою я тоже слушать не буду. Потому что получится, будто я уже программу свою десять раз откатал. Пока ты мысленно всё прыгнешь, и дорожки все сделаешь, то выдохнешься окончательно. А на лёд надо выходить свежим и настроенным на драку.

 — Чем любите заниматься в свободное время?

— Интересный вопрос. Я люблю ходить в кино, танцевать, гулять, шляться по торговым центрам. Люблю иногда дома полентяйничать: лежать на диване, смотреть тупые фильмы и есть все подряд. Люблю смотреть футбол, Лигу чемпионов. Болею за «Манчестер Юнайтед», когда в финале Роналду не забил пенальти, я думал, у меня сердце из груди выпрыгнет! Книги читаю нечасто, время на это есть только вечером после тренировки, и я, как начинаю читать, сразу засыпаю. Самая любимая книга «Обломов», потому что про такого же, как я. Иногда я тоже лежу на диване и мне настолько лень вставать, что я говорю кошке: «Сходи, принеси мне попить». А она делает вид, что не понимает, только и умеет, что спать у меня на голове (смеётся). Люблю танцевать, около полугода занимался хип-хопом. Это очень расковывает, корпус становится более подвижным и гибким, что здорово помогает на дорожках и в целом сильно раскрепощает. У меня есть мечта выучить нижний и верхний брейк и вставить в какой-нибудь показательный номер.

— Нравится выступать в шоу?

— Очень! Люблю выдумывать себе показательные номера. Когда слушаю музыкальный трек, в голове сразу складываются какие-то движения, элементы, интересные какие-нибудь штуки. Я слушаю музыку и вижу программу, не полностью, конечно, мазками, но всё же. Так что у меня в голове всегда готовы пара-тройка показательных номеров, которые можно довести до ума за несколько дней, а то и за один. На майское шоу «Будущее стартует здесь» сначала планировал выступать под лирическую музыку Криса Брауна, но меня отговорили. И тогда я целых полчаса — а это очень долго — ломал себе голову, вспоминал, что же за песню такую я слышал сто лет назад, её ещё пел негр в белом пиджаке, и было очень весело. Я её слышал-то, наверное, один раз в жизни (смеётся). Еле-еле вспомнил, нашёл в интернете — Лу Бега, «Мамба №5» — и попал в яблочко!

 — Скажите, а в чём ваша сильная сторона?

— Наверное, в том, что я человек «плюс-старт». Что бы ни происходило на тренировках, как бы я там дурака не валял и не лентяйничал, на старт я выйду и всё сделаю. Это ещё не всё! Второй момент: могу кататься под любую музыку и изображать кого угодно. Могу интерпретировать музыку не так, как остальные, сделать это по-своему и донести свою идею, свой образ до зрителей и судей. Сейчас, как мне кажется, в технике трудно найти что-то своё, все делают похожие вращения и шаги, потому что они высоко ценятся, исполняют похожий набор прыжковых элементов. Поэтому фишку надо искать в интерпретации, подборе музыке, образах, хореографии. Я всегда очень серьёзно подхожу к выбору музыки, в этом году переслушал массу треков, обдумывая короткую программу. Была мысль взять «Ромео и Джульету» в современной обработке, «Половецкие пляски», «Шторм» Ванессы Мэй. Но в итоге остановился на варианте, который подходит мне на 100%. Это очень интересная обработка Бетховена, её делали в студии специально для меня. Программа уже готова и очень мне нравится!

 И невозможное возможно!

— Какие свои программы больше всего любите?

— Люблю нынешнюю произвольную программу «Фламенко». С этой музыкой вообще была отдельная история. Смотрел чемпионат мира 2007 года, на котором Стефан Ламбьель первый раз свои программы показал. Швейцарского фигуриста я для себя особо выделяю, у него есть чему поучиться. Посмотрел я его произвольную программу и сразу маме сказал: вот, мне нужна эта музыка, только эта, я буду под неё делать свою произвольную. Я тогда за те 5 минут, что он катался, уже всё для себя решил, и переубеждать меня было бесполезно. Стали искать, откуда эта музыка, нигде в Москве диска найти не удавалось, звонили, помню, знакомым в Германию, чтобы они купили и прислали.

 — А у кого ещё есть чему поучиться, кроме Стефана Ламбьеля?

— Есть чему поучиться у Артёма Григорьева. Как он работает на тренировках — никто так не работает. Есть чему поучиться у Джеффри Баттла — его чёткости исполнения всех элементов, как у него поставлены все программы, всё на своем месте. Есть чему поучиться у Дайсуке Такахаши — как он прогрессирует год от года, как он всегда умеет находить что-то особенное, интересное, как он выделяется на фоне остальных фигуристов. Я прекрасно помню Дайсуке, когда он несколько лет назад приезжал к Виктору Николаевичу. Помню, как он шёл к поставленной цели, как отрабатывал каждое движение перед зеркалом, как внимательно слушал всё, что говорили ему специалисты.

— Ваша произвольная программа «Фламенко» вызвала немало споров и пересудов. Особенно в интернете среди болельщиков.

— Да, я читал. Я люблю посидеть в интернете, захожу, бывает, и на форумы. В основном читаю форум сайта www.fsonline.ru. Читал про себя всё, что писали. Зачем? Это одна из немногих возможностей увидеть себя со стороны. Мне же интересно узнать, что думают обо мне и моём катании другие люди. Что думает обо мне мой тренер и представители федерации, я знаю. А вот что думают те, кто по другую сторону баррикад — зрители, это же очень важно! В конце концов, я катаюсь для них. Я прекрасно понимаю, что нравиться всем нельзя, что у каждого свои предпочтения и своё мнение, я спокойно отношусь к критике. Внимательно всё просматриваю, иногда что-то беру себе на заметку. Читал всё: и что моё «Фламенко» — дешёвый плагиат на Ламбьеля, и что на это смотреть невозможно. И тут же рядом другой человек писал, что с программой Ламбьеля нет вообще ничего общего, что и постановка другая, и нарезка, и образ другой. Сколько людей — столько мнений. Это нормально. А критика — полезная вещь, что ни говори.

 — Весной вы закончили школу. Решили уже, где будете учиться дальше?

— Да, хочу пойти в ГИТИС, к Чайковской на режиссуру. Пока поступил в МГАФК, потому что в ГИТИСе сейчас какие-то проблемы с лицензией, в октябре всё должно разрешиться. Тогда я переведусь в ГИТИС, а в МГАФКе переведусь на заочное отделение, и закончу сразу два института — получу два образования. Не хочу поступать в РГУФКСиТ, потому что там готовят тренеров, а не постановщиков. И потому, что там — все. Я хочу отличаться, выделяться, идти дальше и выше. Хочу быть постановщиком программ, как Николай Морозов и даже лучше! Если бы я не был профессиональным спортсменом, я бы, наверное, пошёл бы поступать на актёрский. Ну или ещё: пару лет назад у меня были мысли уехать в Америку, стать негром и читать рэп!

— Сезон 2008-2009 вы начнёте в статусе лидера юниорской сборной команды России. Волнительно? Ответственно? Почётно?

— Конечно, волнительно: другой спрос с меня, иначе смотрят и соперники, и судьи. Быть лидером юниорской сборной команды России — большая ответственность, бесспорно. Почётно? Да, наверное. Но я нос не задираю никогда. Вот когда выиграю Олимпийские игры, вот тогда задеру до самого потолка! (Смеётся). Конечно, я хочу выиграть Олимпиаду, ставлю себе такую цель. А иначе к чему всё это? Одна из моих любимых фраз: «Держись до конца и не давай себе спуску, и всё невозможное возможно!» Я амбициозный? Да! Мои амбиции велики, но не могу сказать, сколь далеко они простираются, да это и ни к чему. Надо молча идти к своей цели, добиваться наивысших результатов. А там время покажет.

Досье:

Бариев Иван Вадимович

Дата рождения — 16.04.1991

Одиночное катание. Мастер спорта России

ЭШВСМ «Москвич»

Тренер — Кудрявцева Марина Григорьевна

Основные спортивные результаты: Harghita Cup 2007 (Румыния), Гран-при ИСУ юниоры — 2 место, Croatia Cup 2007, Хорватия, Гран-при ИСУ юниоры — 2 место, Финал Гран-при 2007-2008 юниоры — 7 место, Первенство России среди юниоров 2008 — 1 место, Чемпионат России 2008 — 7 место, Чемпионат мира среди юниоров 2008 — 7 место.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


4 − = 0