Тест-драйв за год до Олимпиады В Сочи на ледовой арене «Айсберг» состоялся финал Гран-при ИСУ

Когда знакомые люди узнавали, что я вернулась из Сочи с олимпийских объектов, то практически каждый считал своим долгом спросить: «Ну что, там действительно все ужасно?» Отвечаю: нет, не ужасно. Там просто большая стройка, которая поражает воображение своими размахом, потенциалом, масштабами и просто замыслом. И, конечно, как может выглядеть стройка? Очень бодро.

На тестовых соревнованиях в начале декабря в Сочи одновременно имели место три события: собственно соревнования сильнейших фигуристов планеты, отобравшихся в финал, затем испытательные мероприятия организаторов соревнований по отработке схем и логистики Олимпиады, и, наконец, проверка готовности самого введенного в действие ледового дворца. Понятно, что два мероприятия из трех остались несколько за бортом освещения прессой, но в силу того, что тестовое мероприятие состоялось, можно заключить, что тестовые испытания завершились успешно.

Для начала скажу, что в Сочи на дорогах такие же пробки как и в Москве, только объехать их невозможно, потому что с одной стороны горы, а с другой — море. По масштабу строительства Сочи оставляет грандиозное впечатление. И не важно, что многое пока читается не по факту, а лишь по потенциалу, масштабы действия незабываемы.

Ледовый дворец «Айсберг» производит неизгладимое впечатление своим великолепием, особенно снаружи и при вечерней подсветке. Но для спортсменов главным критерием является состояние льда и удобство внутренних помещений, которые выдержали экзамен, так как, по мнению элиты фигуристов планеты, лед был выше всех похвал, а комфортность не вызывала нареканий. Лед действительно был восхитительный, что отметили все спортсмены без исключения, но зрителям тоже было понятно: лед особенный, потому что на нем прямо с зрительских трибун был отчетливо виден каждый след от коньков фигуристов.

Юные волонтеры, работающие на подборе игрушек со льда, приехали из Москвы, из ДЮСШ «Пингвины», со своими тренерами Анной Патрикеевой и Светланой Холиной, но большую часть соревнований просто просидели за бортиком, не выходя на лед, потому что зрители, которые добрались до стадиона, не знали, что на лед можно бросать цветы и игрушки любимым фигуристам. Вообще-то спрос с жителей Сочи за эти знания не должен быть большим, ведь многие из них никогда не видели фигурное катание вживую.

Флэш — интервью

Наталия Елина: Волонтерское движение у нас в стране только начинается

— Наталия, вы первый раз работаете волонтером в олимпийской программе?

— Совершенно первый раз. Волонтерское движение у нас в стране только начинается, и такого опыта не было. Сейчас дело поставлено на поток, очень много людей сюда приехали из разных городов, и очень все интересно. Для нас в первый же день провели экскурсию по всему стадиону, рассказали историю олимпийских игр и историю зарождения волонтерского движения.

— Какое впечатление от всего ледового комплекса?

— Когда к Олимпиаде все будет готово, то станет очень хорошо. На катке все зоны продуманы и удобно расположены для всех участников Игр. Спортсменам их зона удобна тем, что она полностью изолирована от прессы, зрителей, судей и прочего. Эта зона не пересекается ни с чем, только спортсмены и их тренеры. Для судей также все устроено. Там внутри очень красивый дизайн, и если здесь, на этажах, еще что-то будет доделываться, то там, где мы работаем, уже все готово.

— Сколько здесь сейчас находится спортсменских волонтеров?

— Нас работает около 30 человек, и мы как волонтерская элита, потому что имеем доступ к спортсменам. Спортсменских волонтеров набирали из тех, кто хорошо знает фигурное катание как вида спорта и хорошо владеет английским языком. Мы знаем в лицо многих спортсменов, тренеров, судей, официальных лиц ИСУ, и нам не надо тратить время на идентификацию их личностей, мы их просто знаем.

— А как спортсменских волонтеров отличить от простых волонтеров?

— Мы все одеты в одну и ту же форму, только у спортсменских волонтеров темно-синие костюмы. Мы можем выходить на лед, и чтобы мы сильно не бросались в глаза при телетрансляции и сливались с синим цветом подтрибунных помещений, нашу форму сделали синей. Остальные волонтеры носят ярко-красную форму, чтобы их сразу было видно.

— С какими просьбами к вам чаще всего обращаются спортсмены?

— Чаще всего они просят оградить их от прессы, от телекомпаний и репортеров. Здесь есть такие виды СМИ, которым аккредитация позволяет ходить с камерой за спортсменами по пятам. Очень много японских телевизионщиков, которые ходят за японскими фигуристами. Мы их иногда просим не стеснять комфортных условий других спортсменов, они нас понимают, никаких конфликтов не было. Бывает, нас спрашивают, как пройти по стадиону или найти что-либо. Многие иностранные спортсмены приехали сюда с родственниками, а здесь есть зоны, куда разрешен проход только для спортсменов и тренеров, вот приходилось родственников выводить на трибуны или другие помещения.

— Олимпиада предполагает совсем другой масштаб соревнований, что выразится, прежде всего, в увеличении количества людей на «Айсберге». Количество волонтеров к Играм увеличится?

— Я думаю, да. Уже сейчас были такие моменты, когда нам не хватало людей и мы не могли отойти от своего объекта. Например, когда в зоне спортсменов надо было сортировать потоки аккредитованных СМИ и требовалось кого-то сопровождать, то людей не хватало. Но все эти вопросы быстро решались, потому что тестирование объекта в том и заключалось, чтобы выявить «узкие» места и быстро их ликвидировать.

— Сколько часов длится ваш рабочий день?

— Смена длится 8 часов. У меня все смены утренние, поэтому я могла вечером посмотреть соревнования. Те, кто работает во вторую смену, ничего посмотреть не могут, так как работают в коридорах и залах, без выхода на лед. Выбранные нами смены уже меняться не могут, а у волонтеров, работающих в комплексе, смены могут меняться, чтобы они могли увидеть соревнования.

— Вам понравилась волонтерская работа?

— Да, очень интересный опыт.

Без российского участия. Почти.

Мужское одиночное катание

Похоже, Страна восходящего солнца переживает расцвет мужского одиночного катания, и весь мир имеет возможность любоваться целой плеядой талантливых японских фигуристов, как когда-то, на стыке двух тысячелетий, мир восхищался таким же расцветом мужского катания в нашей стране — во времена Виктора Петренко, Алексея Урманова, Ильи Кулика, Александра Абта, Алексея Ягудина, Евгения Плющенко, Ильи Климкина, когда все пьедесталы от чемпионатов мира до этапов Гран-при занимали наши ребята, и всем приходилось слушать гимн России практически бесконечно.

Мужчины

Финал собрал в одну разминку четыре японских, одного канадского и одного испанского фигуриста. Российская публика, вся, какая была на трибунах, непредвзято болела за каждого по его реальным достоинствам, поскольку своих участников здесь не было.

Японец Тацуки Мачида, выбившийся в финал и занявший в нем 6-е место, пока ни разу не поднимался на пьедестал своего национального турнира, что ярко говорит об оглушительной конкуренции внутри страны. Такахико Козука, который уже был несколько раз призером чемпионата Японии, а также серебряным призером чемпионата мира, не сумел в Сочи подняться выше 5-го места, и это при том, что его программы собраны из сложнейших прыжков и элементов. Юдзуру Ханью, обладатель мирового рекорда в короткой программе, катался так, что казалось лучше и сложнее уже нельзя, его протокол украшают сплошные судейские плюсы (чуть портит картину тройной флип, сделанный с наружного ребра). И, наконец, Дайсукэ Такахаши, который, кроме технического мастерства, обладает высочайшим коэффициентом выносливости, а также психологической устойчивостью, что позволяет ему исполнять самые сложные программы без ошибок.

Испанский спортсмен Хавьер Фернандес неудачно откатал короткую программу, упав на четверном тулупе. Однако его произвольная могла бы заставить зал встать, если бы публика понимала, что собственно произошло на их глазах. Испанец собрал в программе три четверных прыжка (четверной тулуп, четверной сальхов в каскаде с тройным тулупом, четверной сальхов) и тройной Аксель, причем второй четверной сальхов был выполнен во второй половине программы с коэффициентом, что принесло Фернадесу 13,41 балла за один этот прыжок. Надо ли говорить, что ему достало сил выполнить все остальные элементы, а также выдержать до конца программы созданный им образ Чарли Чаплина. Его наставник Брайан Орсер, в прошлом двукратный серебряный призер Олимпийских игр (1984, 1988 гг.), а ныне тренер многих прославленных фигуристов, таких как кореянка Юна Ким, американец Адам Риппон, казах Денис Тен, грузинка Элене Гедеванишвили, американка Кристина Гао, был невообразимо счастлив. К слову сказать, здесь Орсер выводил на старт сразу двух финалистов: Хавьера Фернандеса и Юдзуру Ханью. Правда, к общей досаде публики, несмотря на блестяще выполненную сложнейшую программу, испанец все равно не добрался до пьедестала, ему не хватило 0,04 балла. В этом была какая-то судейская беспощадность.

Что касается катания Патрика Чана, то оно было, как всегда, безупречным, а что касается прыжков, то в короткой канадец сделал в каскаде двойной лутц вместо тройного, а в произвольной упал с четверного тулупа, затем на тройном Акселе смазал выезд, а в конце программы вообще сделал лишний каскад двойной Аксель — двойной тулуп, который не был засчитан. Интрига заключалась только в том, насколько судьи будут строги или благосклонны к такому прокату мирового лидера. Судьи были строги, что, видимо, огорчило Патрика, который хоть и поднялся на пьедестал третьим номером, сказал прессе: «Да кто их помнит, этих победителей финалов Гран-при!» С этим можно было бы, наверное, согласиться, если бы дело не происходило в Сочи, на олимпийской арене, практически за год до Игр.

Юноши

В финал вышли два японца, два американца, один китаец и один россиянин.

Сразу скажу, что техническая подготовка японских юношей Кейджи Танака и Риджи Хино не произвела впечатления ни в сравнении с готовностью других финалистов, ни в сравнении с оснащенностью японских мужчин. Особенно было странно отсутствие в их заявках исполнения четверных прыжков, хотя бы одного на двоих. Риджи Хино запомнился неплохим тройным Акселем, скоростными вращениями и умением все так же вдохновенно кататься в конце программы, как и в начале. Кейджи Танака в короткой не исполнил тройной Аксель, а в произвольной программе с первых же двух прыжков развалился так, что на него самого, его тренера и всех японских журналистов и фотографов было больно смотреть.

Юный китаец Боянг Джин, сосредоточенный перед каждым выходом на лед, как школьник перед контрольной, выглядел моложе своих лет и на разминках как-то терялся на фоне юношей. Однако на деле оказалось, что Боянг Джин уже владеет тройным Акселем, четверным тулупом, не считая остальных прыжков, а также легко скользит и без усилий выполняет вращения со сложными вариациями. Его оценку за технику в 73.44 балла сумел превзойти только победитель соревнований.

Самыми титулованными юниорами на льду дворца «Айсберг» были американские фигуристы Джошуа Фаррис и Джейсон Браун, ставшие в прошлом сезоне соответственно серебряным и бронзовым призером чемпионата мира среди юниоров. Оба фигуриста замечательны тем, что владеют реберным катанием, исключительным артистизмом и уверенностью в себе. Джейсон Браун, еще в прошлом сезоне не владевший ни единым прыжковым элементом ульра-си, выучил тройной Аксель и попытался исполнить его на публике. Что касается катания, то темп произвольной был выдержан до самого конца без видимых признаков усталости, хотя программа была просто пресыщена бесконечными шагами и движениями корпуса, демонстрирующими исключительную пластику спортсмена. Надо думать, что если Джейсон Браун наберется технического мастерства, то в недалеком будущем мы получим еще одного Патрика Чана, с которым будет трудно бороться.

Джошуа Фаррис приехал на турнир лидером, которым и остался после короткой программы, показав высокий класс катания. Однако на произвольную ему пришлось выходить на лед после нашего Максима Ковтуна, который на едином дыхании исполнил свою программу, чем видимо очень сильно смутил Джошуа, который так и не смог собраться на свой прокат. После падения с четверного тулупа стало очевидно, что американец выбит из колеи и психологически не сможет вести борьбу за золото.

Максима Ковтуна на этом турнире можно было бы отнести к тем, кого называют темной лошадкой, потому что смена тренеров и клуба, случившиеся с ним в самом начале сезона, давали простор для любых прогнозов. Татьяна Тарасова и Елена Буянова выводили на старт Максима, который был сосредоточен, насколько может быть сосредоточен непоседливый мальчишка в нервной обстановке. По короткой программе Ковтун получил от судей максимальную оценку за исполнение тройного Акселя (10.36 балла), а также показал второй результат по компонентам, выиграв по этому показателю у Джейсона Брауна. Произвольная программа была самой сложной по исполнению, потому что Максиму удались четверной тулуп в каскаде с тройным тулупом, тройной Аксель в каскаде с тройным тулупом и тройной Аксель. Все элементы были оценены в плюс от судей, кроме разве что тройного флипа, который, как и в короткой программе, был исполнен не с того ребра. Словом, итоговая сумма в 222,31 балла стала его личным лучшим результатом текущего сезона, но главное, он катался так мощно, с таким напором и вызовом, что его победа не вызывала вопросов.

Флэш — интервью

Елена Буянова: Праздник, на который никто не рассчитывал

— Елена Германовна, два года назад вы сказали, что в мужском одиночном катании нам просто нужен талант. Сегодня вы можете сказать, что такой талант в России нашелся?

— Может быть, пока так рано говорить, но то, что Максим — самородок, это точно. Важно, чтобы он смог все выдержать, а то, что он может больше, это однозначно.

— Что вы как его тренер чувствуете сегодня?

— Я сегодня очень счастлива, потому что все эти месяцы была напряженная работа, учитывая что он свалился мне на руки совсем недавно. (Улыбается.)

— Как это произошло? Вы сразу приняли решение взять Максима к себе в группу?

— Нет, я тяжело принимала решение, потому что многие меня отговаривали от этого шага, и, конечно, я много думала, потому что рискованно было брать в группу спортсмена, который уже выведен из сборной страны, у которого проблемы с соблюдением спортивного режима и который был снят решением Федерации со всех этапов Гран-при. Но Татьяна Анатольевна меня уговорила, она вообще любит таких, с кем непросто, как вы уже заметили. Конечно, было больше минусов, чем плюсов, поэтому я брала его на испытательный срок — на 2 месяца. И он мне понравился своей натурой, своей настойчивостью и решимостью работать. Я ему поверила, и важно, что он не подвел меня. Максим очень располагает к себе своим умением работать, и это было новым для меня, особенно после тех рассказов, которые я о нем слышала. Может быть, это даже в чем-то полезно — вот так оказаться на дне ямы, чтобы потом, выкарабкиваясь из нее, понимать, зачем тебе это надо.

— То есть он сделал выводы из той ситуации?

— Пока рано об этом уверенно говорить, но будем надеяться. Однако то, как он успешно прошел два последних этапа Гран-при, как победил в финале здесь, в Сочи, заслуживает уважения, потому что непросто выступать подряд на стольких стартах. Татьяна Анатольевна своим авторитетом добилась, чтобы его допустили до контрольных прокатов сборной в августе, а затем, чтобы ему дали хотя бы один этап Гран-при, потому что у Федерации была очень принципиальная позиция — никуда его не допускать. А сегодня получилось так, что у нас в мужском финале никого, кроме этого мальчика, нет. Возможно, из этой ситуации надо будет делать какие-то еще выводы, потому что свою спортивную состоятельность надо доказывать катанием. Это мое мнение.

— Вы волновались, когда Максим сегодня катал произвольную?

— Конечно, волновалась. Для него, пока еще юниора, эта программа уже уровня мастера, и понятно, что она не просто ему дается, потому что четверной прыжок отнимает много сил, а значит, программу надо еще уметь так прокатать, чтобы сделать все элементы.

— Каковы ваши ближайшие планы?

— Мы намерены выступить на чемпионате России, а затем будем готовиться к Первенству России среди юниоров, чтобы отобраться на юниорский чемпионат мира. В программе ничего переделывать или дорабатывать мы не будем, потому что ему надо ее просто катать. Сегодня он был по-боевому настроен, очень мощно откатался, справился с программой и подарил всем нам праздник, на который никто из нас особо не рассчитывал.

Стабильность женской непредсказуемости

Женское одиночное катание

Российское женское катание, уже достаточно долго критикуемое за то, что штурмовать пьедесталы чемпионатов самого высокого уровня приходится практически детям, рискует на этой почве заработать комплекс неполноценности, и совершенно напрасно. Если хорошенько вспомнить, как начинали свою взрослую карьеру такие примы женского фигурного катания, как Тара Липински, Мишель Кван, Саша Коэн, Юна Ким, Мао Асада, Мики Андо, Каролина Костнер, Эшли Вагнер и другие, то окажется, что они тоже начинали, едва достигнув 16-летнего возраста. И у каждой были свои проблемы в пубертатным периоде, которые каждая проходила не без потерь.

Женщины

Две российские, две японские, одна американская и одна финская фигуристки должны были встретиться в финале, однако снявшаяся из-за травмы Юлия Липницкая уступила свое место находившейся в запасе американке Кристине Гао.

Кристина Гао, неожиданно для себя оказавшаяся на этом празднике, никого не разочаровала, но и не впечатлила своим катанием. Однако, так как ее наставником является Брайан Орсер, то она, скорее всего, научится и стабильности, и умению быть не слишком скучной в программах.

Финская, а точнее сказать, сказочная красавица Киира Корпи одарила всех в произвольной программе «бабочками» и двойными прыжками и получила самые низкие оценки за технику, но достаточно высокие отметки за внешний вид.

Американская фигуристка Эшли Вагнер претендовала на самые высокие места в финале, и для этого у воспитанницы Джона Никса, который в свое время учил таких спортсменов, как Пэгги Флеминг, Кристи Ямагучи, Тай Бабилония и Рэнди Гарднер, Руди Галиндо, Саша Коэн и других, есть все: талант, трудолюбие, красота. Сильной стороной Эшли являются ее вращения и дужное катание. И хотя в произвольной программе были сбои, закончившиеся неприятными падениями, в целом ее вторая позиция так и осталась неколебимой в общей таблице результатов.

Японская спортсменка Акико Сузуки на национальных чемпионатах никогда не завоевывала золото, как, впрочем, и ее соотечественница, олимпийская чемпионка Турина 2006 года Сидзука Аракава. Это сравнение уместно не только по факту их спортивных биографий, но еще и потому, что Акико владеет всеми видами прыжков, а стиль ее катания производит неслабое впечатление своей мощью и скоростью.

Мао Асада после не очень удачных предыдущих двух сезонов вернулась в большой спорт победительницей, что наглядно демонстрирует с начала текущего сезона. Из недостатков ее катания судьи заметили только не докрученные тройной тулуп в каскаде с двойным Акселем и тройной флип, а также сделанный с чужого ребра лутц. Все остальные элементы только в плюс и только 4-го уровня. Ее класс катания отличался легкостью и стабильностью выполнения всех элементов, потому что Мао в обеих программах не допустила ни одного падения и не сделала ни одной «бабочки», которые так свойственны женской психологии. Кстати, без подобных огрехов откаталась и наша Елизавета Туктамышева, которая в Сочи боролась за себя как, наверное, никто другой.

Подопечная Светланы Веретенниковой и Алексея Мишина в первый день соревнований смотрелась на льду неплохо, но как-то неуверенно, что в результате вылилось в 5-е место. Позже стало известно, что Лизе нездоровится и что тренерский штаб всерьез рассматривал «запретные мысли», чтобы сняться с финала Гран-при после короткой программы. В конечном счете решили: «Приехать и не выступать — тогда зачем надо было ехать?»

Уже после произвольной программы, с которой Елизавета отлично справилась, фигуристка призналась, что еще на разминке чувствовала себя некомфортно: «Сегодня ни на тренировке, ни на разминке я ни разу не сделала каскад 3-3, поэтому не была уверена в себе. К тому же у меня болело колено, я не могла прыгать. Но мне хотелось показать, что я умею, поэтому я боролась за каждый элемент. Когда я сделала каскад с тройными тулупами, то психологически мне стало легче, так как я поняла, что могу скрутить каскад». «В этом сезоне для нас вообще стоял вопрос, участвовать ли ей на этапах Гран-при, потому что Лиза переживает пубертатный период очень остро, и не только физически, но и эмоционально, — говорит Светлана Веретенникова. — Ее очень окрылило занятое ею 2-е место на последнем этапе, вселило в нее уверенность, что она по-прежнему фигуристка. И здесь, в Сочи, можно было бы претендовать на большее, но мы не ожидали, что боль в колене вот так обострится за 2-3 дня до начала соревнований». Отбросив все рассуждения о местах и ожиданиях, надо признать, что если в такой сложный период и в таком неустойчивом состоянии здоровья Елизавета Туктамышева может так кататься, значит, наша спортсменка не только хорошо обучена, но имеет волевой характер, а остальное приложится.

Девушки

В юниорском финале выступали три американские, две российские и одна японская фигуристки.

Американские девушки Лея Кайзер, Ханна Миллер и Анжела Вонг все вместе показали уверенное американское катание, в котором самой главной стороной является собственно презентация себя, а уже потом все остальное. Хотя и остальное было хорошо выучено и ярко исполнено: каждая владеет всем набором тройных прыжков, включая каскады, которые исполняют на хорошей высоте. Запомнилась Анжела Вонг, прокатавшая произвольную программу на высоком уровне, что не удивительно, так как девушка тренируется у той самой Кристи Кролл, которая работает с Патриком Чаном.

14-летняя Сатоко Мияхара из Японии уже в прошлом сезоне входила в пятерку сильнейших девушек мира, и ее участие в финале не было случайностью. Технически очень подкованная фигуристка, прыгающая тройные каскады и исполняющая, как и Ханна Миллер, флип с правильного ребра, но в компонентах катания ей пока не хватает мощи, внутренней силы и наполненности, и в целом Сатоко смотрится на льду по-детски. В прочем, этот недостаток с возрастом обычно проходит.

Обе российские фигуристки были дебютантками соревнований, как, впрочем, и их молодые тренеры, выводившие своих подопечных на международный уровень, и тем приятнее был для нас результат. Воспитанница московской СДЮСШОР № 37 Анна Погорилая приехала в Сочи со своим тренером Анной Царевой и директором школы Эдуардом Аксеновым в качестве поддержки. Уровень исполнения элементов короткой программы позволил Анне оказаться на третьей строчке таблицы, и вселил надежду на удержание этой позиции в итоге. Произвольная программа началась со сбоя: не сумев ровно выехать после двойного Акселя, Анна решает не делать второй прыжок, но к следующему каскаду двойной Аксель — тройной тулуп она присоединяет двойной тулуп, причем последний прыжок усиливает поднятой вверх рукой. Затем она прыгает каскад тройной лутц — тройной тулуп вместо запланированного вторым прыжком двойного тулупа, тем самым догоняя по баллам то отставание, которое у нее вышло из-за неудачи с первым каскадом. Надо ли говорить, что больше в программе не было ни единой помарки (если не считать пресловутого флипа с неверного ребра), потому что наша барышня оказалась не просто с холодной головой, но и хорошими боевыми качествами. «Я очень волновалась перед стартом, но после того, как я чуть не упала с дупля, я успокоилась, освободила голову от лишних мыслей и с новыми силами начала катать дальше программу. Я знаю с детства: чтобы не терять баллы при ошибках, надо из прыжков делать каскады. Я это делала на тренировках и здесь тоже так сделала», — объяснила Анна. Результатом стала бронзовая медаль финала Гран-при и лучший результат сезона.

Елена Радионова, лидер всей группы, каталась уверенно и чисто, никому не уступив своего первенства ни в одной программе и ни в одной оценке. Кроме сложнейших прыжков она показала 4-й уровень практически на всех дорожках и вращениях, что не оставляет сомнений в ее таланте и обученности. После проката произвольной программы Елену переполняли радостные эмоции, сдерживать которые было бы преступлением. «Мне очень нравится выступать, а на такой арене, как эта, — особенно, ведь не каждый может похвастаться тем, что катался на олимпийском катке. Я рада, что уже смогла многого добиться и выйти на такой уровень», — признавалась фигуристка. И дальше говорила о том, над чем еще ей предстоит работать, какие задачи она сама себе ставит: «Моя главная задача — работать над скольжением и вращениями, потому что они пока по-детски у меня смотрятся. А еще я хочу добиться такой стабильности в прыжках, чтобы они уже ни от чего не зависели: ни какой лед, ни сколько людей на трибунах, ни как горит лампочка, ни какое у меня настроение. На короткой программе у меня музыка началась сразу на пятой секунде, и мне пришлось ее догонять, но я справилась с этим, все сделала и ничего не испортила». Короче говоря, свое лидерство юная фигуристка из ЦСКА подтвердила.

Флэш — интервью

Анна Царева и Эдуард Аксенов: В спортсмена надо верить

— Для многих было приятным сюрпризом увидеть Анну Погорилую в финале Гран-при. Когда расцвел этот талант?

Анна Царева: Аня катается у меня уже 9 лет, и она всегда подавала надежды. Она отличалась от других детей своим бойцовским характером, а еще тем, что ей нужно фигурное катание. Так сложилось, что весь прошлый сезон она восстанавливалась после травмы, а в этом году начала прибавлять очень сильно. Может быть, увидела, что другие девочки в нашей школе уже ушли далеко и ей надо их догонять, что она и сделала.

— Когда у Ани не задался первый каскад, вы знали что она дальше справится с программой?

Анна Царева: Ну как мы могли такое знать? Мы могли только надеяться и надеялись. Если мы с ней работаем, значит, мы в нее верим. В каждого спортсмена надо верить, и тогда он будет реализовываться. Психологически этот старт был сложный, потому что сюда приехали спортсменки, которые все умеют. Здесь вопрос только в том, кто выстоит, вот и все.

— У вас не обычный выбор музыки для девочки — «Фауст». С чем был он был связан?

Анна Царева: С талантливыми людьми всегда интересно работать. Мы решили попробовать это произведение просто потому, что Анне музыка очень понравилась, и мы ее оставили.

— Как руководство школы будет награждать вас за бронзовую медаль?

Эдуард Аксенов: Награждать будем большим количеством льда и лучшими условиями.

Инна Гончаренко: Мы старались быть достойными этой олимпийской арены.

— Инна Германовна, вы ожидали золотую медаль?

— Конечно мы ехали сюда с желанием победить, ехали с претензией на 1-е место, а если претензии нет, то и ездить не надо. (Улыбается.) Уровень финалисток был очень высокий, просто все девочки достойны восхищения. Я даже не помню, когда был еще такой состав, потому что все очень сильны. И кто справился с собой и с программой, тот и победил. Лена молодец, она справилась.

— Она сильно волновалась?

— Елена — человек эмоциональный, но настроить себя на прокаты она была обязана, потому что это ее работа. Я думаю, что каждый спортсмен волнуется всегда, и уровень волнений не очень зависит от класса соревнований. И когда кто-то говорит, что не волновался, то немножечко в этот момент лукавит. Адреналин есть всегда, просто надо уметь его направлять в нужное русло. Мы поставили в начале программы два сложных каскада, которые и психологически, и физически сложны, и поставили перед собой задачу с этим справиться. И она справилась, все сделала чисто, честь ей и хвала.

— Вы уже готовы к трудностям роста, которые начнутся?

— Они уже начались. Конечно, готовы, и вообще каждый тренер, работающий с девочками, должен быть готов. Хотя быть к этому до конца готовыми никогда нельзя, потому что каждая подносит разные сюрпризы, но стараться надо.

— Ваши ближайшие планы?

— Елене предстоит отдых, а потом нам надо будет выйти из отдыха. (Смеется.) Планы? Елена будет участвовать во взрослом чемпионате России и на юниорском Первенстве. И нам хотелось бы выиграть чемпионат мира среди юниоров, а для этого к нему надо правильно подойти, все рассчитать. Она будет выступать с этой же программой, по крайней мере, мы сейчас не планируем ничего там менять. Может быть, какие-то нюансы, но глобально — нет.

Генеральная репетиция

Парное катание

В этом виде соревнований над всеми остальными участниками доминировали российские пары, которые прекрасно это понимали, а по сему могли себе позволить попробовать что-то новое в режиме эксперимента, особо не беспокоясь за конечный результат. Однако такое заигрывание с олимпийской ареной вряд ли будет позволительно еще раз, потому что и молодые напористые канадцы, и уставшие китайцы, и отсутствующие здесь немцы — все они будут претендовать на медали Сочи в той или иной мере, так или иначе.

Взрослые

Три российские, две канадские, одна китайская пара участвовали в финале, и так как в этом раскладе не было японских участников, то японские журналисты как самые преданные болельщики все как один покинули трибуну прессы .

На финал Поднебесная смогла выставить только одну пару, причем самую опытную и возрастную. Пан Цин и Тун Цзян катанием напомнили известное высказывание Майи Плисецкой о том, что с возрастом к балерине приходит опыт, но уходит прыжок. На них было приятно смотреть, хотя катались они скорее на своем колоссальном опыте и мастерстве, чем на вдохновении.

Канадская школа парного катания вывела в финал две свои пары, на которые в преддверии Игр стоит обратить пристальное внимание, особенно если вспомнить, на примере Жами Сале и Давида Пеллетье, о том, как спортсмены из страны кленового листа умеют добиваться своего. Обе пары, несмотря на разницу в классе катания, показали очень хорошую функциональную подготовку, заработали высокие уровни и удивили интересными элементами. Например, Кристен Мур-Тауэрс и Дилан Московитч исполняют поддержку со сложного захода, когда партнер, стоя на одном колене, поднимается сам и поднимает партнершу, а пара Меган Дюхамель — Эрик Рэдфорд делают параллельный тройной лутц на судейские плюсы и тодес на 4-й уровень. Отдельного слова заслуживает тот факт, что канадские партнеры знают особые секреты, позволяющие им ловить, выбрасывать, поднимать, удерживать своих партнерш даже в самых критических ситуациях. Например, Эрик Рэдфорд, спасая поддержку в произвольной программ, удержал, а затем поднял наверх партнершу, как это делают штангисты в упражнении «толчок», и с честью вышел из трудного положения, правда, судьи не засчитали элемент, но, думаю, впечатление получили.

Три российские пары вполне могли украсить собой весь пьедестал, но в короткой программе Юко Кавагути на выезде из тройного тулупа касается рукой льда, а чуть позже падает с выброса тройной риттбергер. Эти ошибки отбрасывают пару на последнее место, и даже хороший прокат произвольной программы на следующий день не смог спасти общую ситуацию.

Вера Базарова и Юрий Ларионов при исполнении обеих программ отчитались перед всеми своими поклонниками о проделанной ими технической и хореографической работе: им стало хватать сил оставаться свежими даже в конце произвольной программы, их прыжки стали более уверенными, и во время выступлений Вера и Юра наконец начали улыбаться. Оба их проката можно смело назвать лучшими, даже не потому, что они перешагнули планку в 200 баллов, а потому что было видно: катание перестало для них быть работой, теперь они стали получать от него удовольствие.

Татьяна Волосожар и Максим Траньков, без ошибок откатав короткую программу, в отсутствие своих закадычных конкурентов из Германии Алены Савченко и Робина Шолковы пошли на эксперимент и усложнили свою произвольную программу, включив в ее вторую половину прыжок тройной тулуп. Возможно, именно этот элемент запустил последующую цепочку ошибок, которые достаточно сильно смазали впечатления от проката фаворитов турнира: сначала тройной тулуп был исполнен Максимом с погрешностью на выезде, а затем, уже ближе к концу программы, при заходе на выброс тройной сальхов, Максим, не успев еще поднять вверх Татьяну, цепляется коньком за какой-то дефект на льду, теряет равновесие и падает практически навзничь. Счастье, что при падении никто из них не пострадал.

На пресс-конференции вопросы к нашей паре вращались преимущественно вокруг одной темы: не теряется ли стабильность? «Мы катаемся вместе не десять лет, а всего второй сезон, поэтому перед Олимпиадой мы пытаемся определиться с программой и нашими возможностями, — отвечал Максим. — Понятно, что она должна быть максимально сложная, но при этом максимально удобная для исполнения. Нынешняя программа нам физически дается легче, чем предыдущие программы, но вот технически мы в ней пока теряем какие-то элементы. Мы думаем, что это нормально, потому что просто идет поиск». По сумме двух программ Волосожар — Траньков сумели сохранить за собой первое место, уступив Базаровой — Ларионову по произвольной программе 0,37 балла.

Юниоры

Три российские пары, две канадские, одна китайская — вот юниорский резерв в мире, который абсолютно подобен взрослому раскладу сил на этом финале Гран-при. Забегая вперед, скажем, что российским юниорам удалось сделать это: они выиграли и поднялись на все ступени пьедестала.

Красивая китайская пара Ксиаю Ю — Янг Джин, серебряные призеры прошлого чемпионата мира среди юниоров, прокатались чисто, но практически без какой-либо эмоциональной ноты в обеих программах, так что по компонентам судьи оба раза отправили их на последнюю строчку.

Канадцы Маргарет Пурди — Михаэль Маринаро, заняв 2-е место по короткой, совсем расклеились в произвольной программе и с двумя падениями отошли на 5-е место. Британи Джонс — Ян Бехари удивили не столько катанием, сколько своими пропорциями, которые больше соответствовали танцевальному дуэту, но, как это обычно бывает у канадцев, такие неканонические соотношения совсем не мешали им исполнять элементы.

Российские пары выглядели в Сочи как у себя дома, настолько уверенно катались и держались наши юные спортсмены. Пермяки Мария Выгалова и Егор Закроев, воспитанные Валентиной и Валерием Тюковыми, после короткой занимали 4-е место, однако их прокат и протокол в технической части выглядели гораздо более впечатляющими, чем у канадцев Пурди — Маринаро, которые стали вторыми. После проката произвольной программы Маша Выгалова и Егор Закроев в микст-зоне рассказали журналистам, что катаясь вообще не думали о местах, а только об элементах, что это здорово придумано — проводить финалы взрослых и юниоров вместе, потому что у младших есть возможность увидеть катание старших и поучиться у них, что они рады тому факту, что все три русские пары сегодня стоят на пьедестале, а значит российская школа парного катания жива.

Москвичи Василиса Даванкова — Андрей Депутат отбирались на финал Гран-при достаточно тяжело, потому что Василиса за лето заметно подросла. Все это заставило волноваться их тренеров. «Мы очень надеялись, что где-то к декабрю они войдут в свою форму, и рады тому, что примерно так и получилось, — говорит Сергей Доброскоков. — Очень помогло нам то, что Федерация России организовала здесь сбор, и мы в результате показали не только красивые костюмы и прически, но еще и катание было приличным». Как позже признались сами ребята, они очень волновались за все прыжковые элементы и очень рады, что сумели откататься чисто. «В этом году произвольную программу нам помогала ставить Ирина Жук, а она любит придумывать разные фишки, — рассказывает Андрей Депутат. — И если мы в прошлом году набирали скорость за счет перебежек, то сейчас у нас появились связки между элементами, которые тоже отнимают силы. Теперь можно больше устать на шагах перед тодесом, чем на самом тодесе».

Еще одна московская пара, взращенная в группе Нины Мозер молодым тренером Владиславом Жовнирским, приехала на финал в статусе лидеров, который им предстояло подтвердить. Те, кто следит за успехами этой пары, знают, что технически они очень хорошо обучены, артистичны, и к тому же обладают уникальным элементом: в параллельном вращении они оба делают бильман. В двух программах им не было равных, хотя самим пришлось поволноваться, так как, чтобы удержать за собой 1-е место, им надо было набрать баллы выше их лучшего результата сезона, что и они и сделали, превысив его на 10 баллов. «Перед ними стояла задача показать, что умеют, и они это сделали. Как тренер я очень доволен, потому что они показали сегодня свой лучший прокат», — признается Владислав Жовнирский. Лина и Максим поставили окончательную победную точку в соревнованиях спортивных пар, и были трогательно рады не только за себя, но за всех российских парников, которые отстояли честь родной школы фигурного катания.

Флэш — интервью

Валентина Тюкова: Слава богу, у нас теперь нет проблем со льдом

— Валентина Федоровна, расскажите, пожалуйста, о своей паре Выгалова — Закроев.

— Маша Выгалова пришла к нам, когда ей было 9 лет. Она прыгала только Аксель и какой-то двойной прыжочек. Егор Закроев родом из города Ачинска, где он занимался фигурным катанием на естественном льду под открытым небом. Мы попробовали их вместе, и они начали прогрессировать. Как тренер могу сказать, что ребята очень добрые, работящие и добросовестные. Вместе они катаются уже третий сезон.

— Насколько у них сложная программа?

— Достаточно сложная. Они делают тройные выбросы и подкрутки, еще мы усложнили произвольную программу переместив ряд элементов во вторую половину, чтобы заработать еще и на коэффициентах. У них были небольшие погрешности в элементах на этапах, но сейчас они прокатались очень хорошо.

— Над какими сторонами их катания будете продолжать работать особенно?

— Я, как тренер, работаю уже 46 лет, и у нас было много чемпионов, но нас всегда критиковали за нашу провинциальность в стиле катания. Вот над этим мы и будем продолжать работать, чтобы окончательно преодолеть этот штамп. Особое спасибо Ольге Воложинской, которая приезжала к нам из Америки ставить обе программы, помогала с хореографией. Мы постоянно следим чтобы ребята на тренировках улыбались, чтобы Егор не поднимал плечи и не сутулился. Слава богу, у нас теперь нет проблемы со льдом, потому что мы переехали из «Орленка» на другой каток. Второй год с нам помогает наш ученик Павел Слюсаренко, который долго работал в шоу, а сейчас решил сосредоточиться на тренерской работе. Мы с Валерием (Тюковым — Прим.ред.) уже в возрасте и хотим дело передать молодым.

Ключевые моменты

Танцы на льду

В прошлом сезоне тренеры танцев на льду попытались откликнуться на призыв конгресса ИСУ и поставили произвольные программы на сугубо танцевальные мелодии, избегая даже намека на сюжетную линию в танце. Однако в этом году практически все ведущие дуэты мира, явно соскучившись, свернули на свою любимую дорогу драматических постановок на классические темы. Причем настолько соскучились, что даже показали нам две «Кармен» силами ведущих танцевальных дуэтов мира.

Взрослые

Два российских, один итальянский, один французский, один канадский и один американский дуэты приехали в Сочи, и это был единственный вид, где представительство стран было таким широким.

Янки-полька не самый любимый паттерн у танцоров, потому что бесконечные подпрыжки и быстрый темп требуют предельной концентрации на ребрах и рисунке, а также на соблюдении позиции. Думаю, что нет смысла описывать постановочную часть программы — это дело вкуса, но все же игривая узбекская полька достойна похвалы за свою оригинальность, потому что все остальное, включая «Жизель» и канкан мы уже видели.

Если и сравнивать танцоров по технике катания, то обратится стоит именно к тем шести ключевым моментам (key-points) паттерна, которые обязательны для всех танцоров по рисунку, ребрам и позициям. Единственные, кто сделал все шесть key-points, а значит получили за польку 4 уровень, были итальянцы Анна Капеллини — Лука Ланотте, катающиеся у Игоря Шпильбанда, который известен как очень грамотный специалист. Пять key-points сделали Тесса Вирту — Скотт Моир, остальные все сделали по четыре.

Еще один элемент, пригодный для сравнения, — дорожки шагов — никто из шести элитных танцоров не выполнил на 4-й уровень, а только на 3-й, где исключением стал наш дуэт Елена Ильиных — Никита Кацалапов, получившие всего 2-й уровень. В результате базовый протокол технической оценки у Елены и Никиты получился на 27 баллов, в то время как у большинства на 28.50 баллов, и только у итальянцев на 30.50 балла. Потеря на дорожке полутора баллов и сдержанные плюсы судей по элементам оставили Ильиных — Кацалапова на последнем месте, расстроив ребят настолько, что в микст-зоне они прошли мимо журналистов, не сказав им ни слова.

Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев очень ровно откатали короткий танец и расположились от 3-го места на расстоянии 2,5 балла. Перед произвольным танцем это преимущество французов Натали Пешала и Фабьена Бурза не казалось чем-то непреодолимым для Кати и Димы: та уверенность, с которой они катают в этом сезоне свою композицию, давала надежду на прорыв в вопросе о 3-м месте.

Произвольный танец расстроил российских болельщиков досадным падением Дмитрия Соловьева в середине программы, которую они с Екатериной очень вдохновенно катали. Димино лицо во время падения выражало страшную боль от потери: с таким лицом хоронят свою мечту. Оставшуюся часть программы Дима и Катя докатают как во сне, но технически без ошибок. Позже Соловьев скажет, что упал практически на ровном месте, наверное, не справился с эмоциями.

Если еще рассказывать о тех, кто был расстроен после произвольного танца, то это канадцы Тесса Вирту и Скотт Моир, которые на пресс-конференции старались выглядеть уверенными и раскованными, но глаза выдавали грустные мысли.

Обратившись к протоколам можно сказать, что техническая база трех ведущих дуэтов (Девис — Уайт, Вирту — Моир, Пешала — Бурза) — была абсолютно одинаковой и равнялась 40.20 балла. Особняком опять стоял дуэт Капеллини — Ланотте, у которых эта составляющая равнялась 41.70 балла за счет 4-го уровня, показанного ими на дорожке по кругу. Наши дуэты имели базу: 36.20 балла у Ильиных — Кацалапов и 38.70 балла у Бобровой — Соловьева.

Юниоры

Один французский, один американский и четыре российских дуэта — в этом виде российское представительство было самым большим.

Если говорить о блюзе как о паттерн-части, то параметрами сравнения мастерства танцоров здесь также являются key-points, которых в двух сериях блюза шесть. Так вот, занявшие второе место французы Габриэла Пападакис — Гилермо Сизерон, из шести правильно смогли сделать только один, как и американцы Александра Элдридж — Даниеэль Итон. По два key-points смогли выполнить наши Евгения Косыгина — Николай Морошкин, а также Валерия Зенкова — Валерий Синицын. И только Александра Степанова — Иван Букин, а также Анна Яновская —Сергей Мозгов сделали правильно пять. Собственно, и все. Дальше судьбу спортсменов решали судейские оценки за компоненты и GOE за элементы. Самыми яркими и мощными были прокаты у Степановой — Букина, а также у французов и американцев. Остальные три наши дуэта получили за компоненты приблизительно одну и ту же оценку, так как по темпераменту катались одинаково.

Французский дуэт, отвоевавший серебро финала, не скрывал, что морально готов в следующем году приехать на каток «Айсберг» в качестве второго номера сборной Франции по танцам на льду и что перед этим намерены попытать удачу на юниорском чемпионате мира.

Американцы Элдридж — Итон, как и в прошлом году на юниорском чемпионате мира, сумели подняться в произвольном танце на призовое место, опять же, как и в прошлый раз, сместив с третьего места наших Яновскую — Мозгова. Этот сезон у Александры и Даниэла будет последним по юниорской программе, так что в следующем году они также будут пытаться приехать в Сочи в составе национальной сборной своей страны.

Российская пара из Одинцова, которая с начала сезона часть тренировочного времени провела уже за океаном, заметно прибавила в хореографической составляющей танца. Тренеры Алексей Горшков и Игорь Шпильбанд были явно разочарованы оценками их дуэту Евгения Косыгина — Николай Морошкин. В микст-зоне Алексей Горшков, просматривая на мониторе детализированный протокол, не мог для себя понять, почему 2-м уровнем засчитаны твиззлы и вращательная поддержка. «Нам непонятны эти снижения, видимо, придется после соревнований спросить у судей, в чем дело, чтобы самим разобраться», — прокомментировал свои намерения Алексей Юрьевич.

Валерия Зенкова и Валерий Синицын на финале Гран-при всякий раз после проката программы выглядели вдохновленными и удовлетворенными, как и должны выглядеть люди хорошо знающие свои цели и задачи и продолжающие над ними работать. Воспитанники Александра Жулина в этом году как никогда близки к попаданию на юниорский чемпионат мира, который в силу их возраста станет для них последним. «Мы очень довольны тем, как складывается для нас сезон, потому что каждый раз мы прибавляем по чуть-чуть, идем маленькими шагами, но в правильном направлении», — говорит Лера.

Анна Яновская и Сергей Мозгов попали на финал Гран-при последним номером в списке, но после короткого танца оказались на третьей позиции, очень технично откатав программу. «За два месяца, которые были у нас до финала, мы много и сосредоточенно работали над техникой блюза, а также улучшили хореографическую часть программы, — говорит Сергей. — Теперь наша задача показывать — лучший результат на каждом старте, зарабатывать новые баллы на уровнях, а также на судейских оценках, то есть стремиться к «плюс три» на каждом элементе».

Чемпионы всей серии Гран-при Александра Степанова и Иван Букин настолько явно лидировали в обеих программах, что в сумме привело их к отрыву в 10 баллов от ближайших преследователей. После короткой программы, достаточно сдержанно принимая поздравления, их тренеры Ирина Жук и Александр Свинин говорили, что быть лидерами после первого дня — довольно сложная задача для юных спортсменов, которым еще предстоит, как говорится, переспать с 1-м местом и выйти на произвольную программу. Уже когда результаты стали известны, тренеры признались, что не загадывали на победу, потому что «любая ошибка — и лидерство можно потерять, поэтому мы держали кулаки до последнего».

Флэш — интервью

Елена Ильиных: Любой спортсмен должен мечтать об олимпийском пьедестале

— После короткого танца вы с Никитой не вышли к журналистам в микст-зону. Почему?

— Я была слишком расстроена и попросила не выходить к прессе, потому что просто не знала, что сказать. Сейчас я понимаю, как это было неправильно, но в тот момент у меня стояли слезы в глазах и я не могла говорить. После проката у нас с Никитой были очень хорошие ощущения, нам казалось, что у нас все получилось. Когда катаешься, то всегда знаешь, где ошибся, что недоделал и прочее, а здесь такого не было. Мы вообще думали, ожидая оценки, что это наш лучший прокат сезона, что мы классно откатались в финале, ведь публика нас так искренне поддерживала, а потом увидели оценки и расстроились, конечно.

— То есть вы просто не поняли, почему такие баллы?

— Именно так. Наверное на замедленном повторе судьи увидели какие-то недочеты.

— Как вы относитесь к тому, что от вас постоянно ждут какого-то решительного прорыва на мировой, а еще лучше — на олимпийский пьедестал?

— Любой спортсмен должен мечтать об олимпийском пьедестале. (Улыбается.) Вообще-то мы здесь были самыми молодыми участниками финала Гран-при и мы катаемся только три сезона на взрослом уровне, так что наши пьедесталы еще впереди. И нам хочется кататься, хочется много образов воплотить на льду из тех, которые пока не были нами показаны. Мы с Никитой и Николаем Морозовым много разговариваем о наших плюсах и минусах, мы знаем в чем надо еще прогрессировать, что наверстывать. Возможно, это не так быстро происходит, как всем бы хотелось, в том числе и нам. Но мы считаем, что прогрессируем от старта к страту, и многие новые специалисты помогают нам в этом. С нами сейчас перед финалом Гран-при работала Елена Кустарова, помогала с коротким танцем, добавила какие-то нюансы. Наш тренер понял, что мне все же нужна женская рука, да и Никите тоже. И это был колоссальный опыт работы с тренером–женщиной, потому что у нас всегда были тренеры–мужчины, которые в силу своей мужественности какие-то вещи не могут донести до меня и до Никиты. Женщина может объяснить какие-то мысли более эмоционально, более с женской точки зрения.

— Вас с Никитой отличает от других дуэтов такая черта, как диалог между вами, который виден по выражению ваших лиц и глаз. Этот постоянный диалог есть постановочный продукт хореографа или он идет изнутри?

— Нет, это не постановка. Когда мы с Никитой катаемся, то часто обмениваемся взглядами и даже словами о том, как мы катаемся. Во время программы он может мне сказать слово или фразу, я могу после поддержки или вращения его спросить: ну как? И он мне кивнет, что все нормально, потому что я в нем ищу поддержку, а он во мне.

Для меня образцом отношений в паре являются Тесса Вирту и Скотт Моир, у которых в паре просто удивительные отношения. Скотт просто потрясающий партнер! Я видела здесь на тренировках, как на сложнейшей поддержке Тесса чувствовала себя неуверенно и он говорил ей: «Не волнуйся, все хорошо, я тебя держу». Он всегда ее подбодрит. Меня это абсолютно трогает, и я их обожаю как людей и как спортсменов, которые, думаю, войдут в историю фигурного катания не только своим катанием, а своим отношением к спорту, как они его любят и как они относятся друг к другу. Они моя самая любимая пара, и мне было обидно за их поражение. Но я думаю, что люди сами выбирают своих чемпионов, и многим людям все равно, кто выиграл, потому что в их сердцах место уже занято.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


6 − 4 =