Vivat Academia! Интервью с президентом Федерации фигурного катания на коньках Москвы Ириной Рабер

— Ирина Яковлевна, московское фигурное катание живет в ожидании открытия академии фигурного катания на улице Коненкова. Как идет ее строительство? Экономический кризис не помешает этим планам?

— Строительство идет абсолютно в графике, потому что этот объект плановый, он стоит в инвестиционной программе Москвы. Если бы это было какое-нибудь коммерческое строительство, связанное с привлечением сторонних средств, тогда были бы риски. А инвестиционная программа города у нас выполняется всегда. На сегодняшний день это абсолютно живой объект, и у меня нет вообще никаких сомнений в том, что он будет сдан в следующем году. И даже если инвестиционная программа города по некоторым объектам будет сокращена в силу каких-то финансовых осложнений, то все объекты, строительство которых уже началось, всё равно будут закончены.

Кто же будет замораживать строящийся объект, который сегодня уже находится на этапе, когда закончен строительный монтаж? То есть уже подведены коммуникации, в здании есть тепло. Деньги на строительство в этом году выделены в полном объёме, так что не может быть и речи о замораживании стройки. Объект должен вступить в строй к 1 сентября 2009 года.

Мы считаем, что для московского фигурного катания этот проект очень амбициозный. И для него все очень удачно сложилось. Хотя бы по тому, как трудно в Москве найти место расположения, чтобы эффективно организовать процесс.

— Расскажите, пожалуйста, как будет организована работа академии?

— На самом деле, это не академия, а училище олимпийского резерва (УОР), потому что такой структуры как «академия» в системе Москомспорта нет. Училище олимпийского резерва — это как раз структура, которая даст нам возможность организовать учебный процесс таким образом, чтобы он был, во-первых, экспериментальным, во-вторых, полным. То есть с обеспечением спортсменам возможности проживания, оздоровления, получения общего школьного образования, индивидуального медицинского сопровождения, реабилитации, условий для занятий ОФП и, собственно, тренировок.

К училищу олимпийского резерва будут относится несколько других ледовых площадок. Это не значит, что на тех катках не будет хоккея — всё сохраняется, просто педагоги будут объединены в УОР, чтобы создать наилучшие условия для подготовки спортсменов. Поэтому какие-то тренеры (всем одновременно на одном льду заниматься невозможно) с учётом расположения других площадок, которые в этом районе уже есть или строятся, получат возможность тренировать и на «Синей птице», и на катке «Медведково», и на льду УОРа. Поэтому с точки зрения количества льда у нас очень хорошие возможности.

Кроме того, в порядке эксперимента, и мы уже провели на эту тему переговоры с Московским городским педагогическим университетом (МГПУ) о том, чтобы на базе факультета физической культуры создать кафедру фигурного катания. На это предложение руководство университета откликнулось с большим энтузиазмом, мы сейчас готовим программу и надеемся, что со следующего года мы будем принимать студентов именно на эту специальность.

В последние годы подготовка тренеров по фигурному катанию в плановом порядке была затруднена. Во-первых, кафедра, которая существует на базе института физкультуры (прим. ред. — РГУФК), кроме фигурного катания включает в себя и конькобежный спорт; во-вторых, в области обучения тренеров мы несколько утратили свои позиции, потеряли преподавателей. Поэтому сейчас мы хотим собрать их, сделать эту кафедру мощной: интерес к фигурному катанию растёт, тренеры должны быть квалифицированные. Таким образом, получится, что учебно-тренировочная база у нас будет на улице Коненкова, где будут и методисты, и высшее звено образования. А сами занятия будут проходить на базе университета, который тоже располагается на территории Северо-Восточного округа — на Сельскохозяйственной улице, и можно все организовать очень толково.

И самое главное. Сейчас полным ходом идёт проектирование того здания, в котором ребята будут жить, учиться по общеобразовательным дисциплинам, проходить медицинскую реабилитацию и так далее. Здание уже передано Комитетом народного образования Москомспорту, приказ о создании учреждения уже подписан, руководство уже назначено. Сейчас мы занимаемся формированием штатного расписания, утверждением окончательной структуры, которая будет доложена Юрию Михайловичу на совещании — может он внесёт какие-то свои дополнения. Однако, в целом нам понятно, как школа будет существовать.

Училище олимпийского резерва помимо фигурного катания будет иметь ещё две специализации: баскетбол и шорт-трек. Шорт-трек, потому что это ледовый вид спорта, а баскетбол, потому что рядом со зданием УОРа находится баскетбольная школа имени Александра Яковлевича Гомельского. Поскольку там тоже есть дети, которые подают большие надежды, то они, пройдя отбор, тоже перейдут на стадию подготовки спортсменов высшей квалификации.

— Ирина Яковлевна, что касается кадрового вопроса, который вы сейчас затронули, уже есть планы, кто будет возглавлять училище?

— Училище олимпийского резерва уже возглавляет Александр Александрович Гомельский — это сын Александра Яковлевича Гомельского. Его кандидатура утверждена, она нами выбрана не случайно. Во-первых, потому что Александр Александрович, уже работая заместителем директора в школе имени Александра Яковлевича Гомельского, показал себя как очень грамотный менеджер в области спорта. Кроме того, он, конечно, очень многих знает, очень многие знают его — это помогает в решении целого ряда организационных вопросов. Поэтому здесь у нас сомнений не было.

Затем у нас будут заместители по каждому из направлений, о которых я сказала, — этот штат мы будем формировать. Чтобы набирать штат, нужно утвердить штатное расписание. Чтобы его составить, нужно утвердить структуру. Когда это произойдет, будем говорить о персоналиях. Тренерский состав нам понятен. По нашему направлению здесь будут присутствовать все четыре вида фигурного катания: одиночное, парное и танцы на льду. Если говорить о парниках, у нас есть Наталья Евгеньевна Павлова, в танцах есть Светлана Львовна Алексеева. Затем тренировочные базы, которые естественным образом тяготеют к УОРу. А дальше будем думать, кого приглашать, помимо этих основных тренеров — известных специалистов, заслуженных тренеров России.

Кроме того, поскольку комплекс на улице Коненкова строится именно для фигурного катания, помимо основного льда там будет тренировочный лёд, плюс все дополнительные вспомогательные помещения, например, для танцев. Кстати сказать, для танцев корме зала в строящемся спорткомплексе, у нас также есть замечательный танцевальный зал в школе Гомельского, и специалисты по спортивным танцам, которые там работают, могут помогать нам на льду. Это тоже даёт возможность для творческого объединения сил.

— Вначале Вы сказали, что этот проект очень амбициозный. Что Вы имели в виду?

— Мы изучаем опыт подготовки спортсменов высших достижений, в том числе в других странах, и понимаем, что начинать готовить спортсмена нужно практически с рождения. Поэтому мы будем тренировать и маленьких спортсменов, которых будем отбирать. Малыши для нас важны, мы их будем наблюдать, вести, отбирать лучших и из них формировать группы высших спортивных достижений. То есть вертикаль возрастная у нас будет представлена с начала до конца.

Кроме того, там будет большой штат специалистов, который будет как бы сопровождать наших спортсменов. Это и врачи, и массажисты, и психологи, и социологи — словом, все, кто должен быть при спорте высоких достижений.

Сегодня переезды по Москве — это катастрофа, а для спортсменов, которые должны восстановиться между тренировками — вдвойне. Поэтому, мы организуем около 250 мест для проживания спортсменов, которые будут предоставляться и московским детям — ведь мы делаем все это в первую очередь для московского спорта. В более свободные дни дети смогут поехать домой, а в период интенсивных тренировок оставаться в центре. Таким образом, в тренировочном процессе у них не будет нерациональной траты времени.

Кроме того, поскольку у каждого свои физические способности, мы считаем, что надо индивидуально сопровождать каждого спортсмена: для каждого ребёнка будет разрабатываться индивидуальная медицинская программа. Здесь мы хотим применить все спортивные медицинские новации, которые уже есть, но которые были неприменимы к нашему спорту, потому что не было условий. Так что проект действительно очень интересный. И у нас есть амбиции реализовать его так, чтобы уже к 2014 году мы имели практические достижения.

31 октября я была на заседании директората Федерации фигурного катания России, на котором мы рассматривали итоги юниорской серии Гран-при. Сегодня ребята, которые вышли в финал, в подавляющем большинстве москвичи. Более того, в парах — в том виде, в котором уже давным-давно Москва не имела серьезных результатов — сегодня нам практически не было конкурентов. И ДЮСШ №85, где работают Светлана Алексеева и Наталья Павлова, дала в финал три пары. Это и скорость, и хорошая техническая подготовка — между тем, это результат работы всего двух лет. Просто мы создали условия проживания для спортсменов на базе нашего интерната №33, и ребята получили возможность спокойно тренироваться. Если б мы этого не сделали, то таких результатов за два года не добились бы.

Кстати, до конца нынешнего года в Москве будет открыт ещё один лёд в Северо-Западном округе, где будет базироваться школа Елены Анатольевны Чайковской. Таким образом, мы получим еще одну замечательную базу, на которой можно будет проводить соревнования, турниры. Ведь для того, чтобы тренеры совершенствовались, были более амбициозными, нужна конкуренция. Существует понятие — гонка за лидером. Если появляется лидер, то у других тоже появляются амбиции: «А что, мы хуже?». В спорте соревнуются не только спортсмены, но и тренеры, и спортивные школы.

Также существует проект реконструкции катка «Москвич», там появится рядом дополнительный лёд. У нас сейчас много строится льда, и если раньше мы говорили, что кататься негде, то сейчас в Москве так сказать нельзя. Дальше нужно будет просто выстроить грамотный учебно-воспитательный процесс, чем мы и занимаемся.

— Ощущается ли в Москве дефицит тренерских кадров?

— Для того чтобы спортсмен был способен претендовать на высокие места на международных соревнованиях, нужно, чтобы он прошёл хорошую школу. Хорошая школа — хорошие тренеры. А хороших тренеров нужно выучить, поэтому мы и говорим — нужно укреплять высшую школу. Нельзя быть просто спортсменом, а потом сразу стать хорошим тренером. Тебя должны ещё научить быть тренером, потому что хороший тренер — это хороший педагог, хороший психолог, хороший методист, даже хороший родитель, если хотите, потому что спортсмен и тренер — это одно целое. Они должны друг друга чувствовать. Но для этого тренер должен обладать арсеналом необходимых знаний.

У нас в последние годы была потеряна базовая подготовка, хотя надо признать, что у нас есть кадровый потенциал, но с ним надо дальше заниматься. Поэтому мы и хотим, чтобы были методисты, чтобы были великие педагоги, которые будут давать им возможность повышать свою квалификацию. Это мастер-классы, семинары и так далее. Вот это всё тоже будет здесь.

— Какие планы у Федерации по развитию синхронного катания?

— Первая московская команда по синхронному катанию базировалась на льду спорткомплекса «Олимпийский», но СК «Олимпийский» — это не школа Москомспорта. Это частная акционерная компания, которая, конечно, хочет зарабатывать. Но зарабатывать деньги на развитии детского спорта — это дело сложное. И сегодня нам нужно найти место, где команда будет постоянно тренироваться.

Мы хотим развивать этот вид фигурного катания. Спорт этот красивый и вполне имеет право на существование. Он должен вбирать в себя тех, кто не нашёл себя в одиночном или в парном катании, но тем не менее любит и хочет кататься. Сейчас не проблема найти тех, кто в этот вид придёт, и тренеры есть, и желание есть. Сейчас проблема найти место, где этот вид будет базироваться.

Кстати, похожая ситуация в шорт-треке: туда тоже приходят те, кто занимался фигурным катанием, и очень успешно выступают там. Потому что схема везде одинаковая — человек начинает кататься, делает первые шаги, и сложно угадать, куда потом его вывезет — то ли он пойдёт потом в пару, то ли в танцы. Многие начинают на этом этапе интересоваться смежными дисциплинами: синхронным катанием, конькобежным спортом, шорт-треком. Здесь тоже есть возможность проявить, найти себя. Ведь главное, чтобы дети занимались спортом, потому что спорт — это здоровье.

Возвращаясь к синхронному катанию: сейчас перед нами поставлена задача, которая раньше не стояла — найти адекватную базу для синхронного катания. Раз задача поставлена, значит, будем её решать. Тем более, я уже говорила, что появляется много новых катков. Будут открыты катки в Зеленограде, в Северо-Западном и в других административных округах Москвы. Поэтому место для синхронного катания мы найдём, и дадим ему возможность развиваться.

— Прокомментируйте, пожалуйста, информацию о планах по реорганизации ряда столичных ДЮСШ под эгидой «Хоккея Москвы»?

— Ситуация совершенно рабочая. Я не понимаю, почему у всех создаётся впечатление, что отделения фигурного катания будут закрываться, что два разных вида спорта — хоккей и фигурное катание — не смогут мирно сосуществовать. И те, и другие будут работать, просто документально ледовая база будет закреплена за конкретным видом спорта. Кому от этого хуже? Правильно, никому.

Что означает, что мы сейчас намерены создать училище олимпийского резерва? Мы создаем возможность на базе вновь организованного юридического лица получать большую зарплату тренерам, иметь лучшие условия воспитания для тех, кто этого заслуживает, но всё остальное никуда не девается, ничего не разрушается.

— Ирина Яковлевна, что бы Вам хотелось изменить или сделать, но пока ещё не дошли руки?

— Уже четвёртый год я работаю на этом посту, и мне кажется, что основные задачи, которые я перед собой ставила, в значительной степени реализовались. Федерация сумела организовать регулярное проведение семинаров, на которых мы общаемся с тренерами, судьями, директорами школ. Регулярно встречаемся с ветеранами фигурного катания. На приём ко мне приходят и отдельные тренеры, и группы тренеров, и родители, и спортсмены — то есть, я широко общаюсь с нашей фигурной общественностью. По возможности стараюсь посещать соревнования. Может быть, не так часто в силу своей профессиональной загруженности, но я бываю на катках: в частности, в 37-й школе, на «Умке», на «Москвиче», и в 85-й школе была множество раз. Жизнь у нас идёт.

Но я хотела бы, чтобы климат в нашей Федерации был бы лучше, чтобы это был один дружный, творческий коллектив. Чтобы не было антагонизма между отдельными нашими тренерами, чтобы профессиональный спор не перерастал в личностный конфликт. Вот этого мне очень хотелось бы добиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 2 = 2